Как-то в полночь, в час угрюмый, полный тягостною думой...
Будни Тибидохса
24.05. В Тибидохсе вовсю гремит свадебное праздненство, но никто еще не знает, что свадьба обернется настоящим кошмаром, как только в порог Тибидохса переступит Чума...
В ИГРУ НУЖНЫ:
| ДРЕВНИР | ДЕНИС | КАТЯ | |
Добро пожаловать на ролевую "Тибидохс: Противостояние". Мы рады приветствовать всех и каждого. Не задерживайтесь на пороге, проходите, знакомьтесь с нашими сюжетами, регистрируйтесь и присоединяйтесь. Мы рады любым новым и оригинальным персонажам, поспешите, мы начинаем...

Тибидохс. Время, назад!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тибидохс. Время, назад! » Вселенная безгранична » Становление Бульона. Часть вторая


Становление Бульона. Часть вторая

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

заморожен с 08.02.2015
Вид отыгрыша: индивидуальный, закрытый.
Дата|время: после десяти вечера, ноябрь месяц.
Действующие лица: Гена Бульонов, Семь-Пень-Дыр, циклопы.
Предисловие:
Как-то поздно вечерком, два оболтуса с темного отделения отправились в подвалы Тибидохские к циклопам на огонек в картишки поиграть. Пень своим волевым решением заявил: че это Бульон у нас до сих пор ни разу в карты не играл, че он как не мужик что ли? Обговорили с циклопами ставки, захватили с собой холодного пива и отправились на игру

0

2

Огрызаясь на мнущегося позади Бульонова, Семь Пней суетливо перебирал артефакты, захваченные с собой, выискивая среди них тот, который позволил бы двоим начинающим темным магам наконец пробраться в подвальные этажи Тибидохса. Генка позади томно вздыхал, сжимая в руках бодро позвякивавшие пакеты, и с опаской косился в ту сторону, откуда они пришли, возможно, размышляя о копошившейся там нежити, хотя кто-кто, а Пень точно знал: так близко к Вратам эти мохнатые недоросли не суются никогда. Знал, но успокаивать этим фактом Бульона не собирался, считая, что от многих знаний - многие печали.
- Еще немного, - бормочет Дыр себе под нос, и, словно смирившись и решив не подводить хозяина, артефакт, нейтрализующий подрагивавшую перед ними завесу, все же находится, и темный маг с коротким возгласом запускает артефакт сквозь нее.
Завеса гаснет на несколько долгих мгновений, и этого ребятам хватает, чтобы проскочить на ту сторону. Завеса вспыхивает точно за их спинами, едва не поймав, но все равно опоздав, и Семь-Пень-Дыр с чувством собственного превосходства оглядывается на нее: что, съела?
Бульонов сразу направляется к отсветам костра циклопов, а Семь-Пень-Дыр, остановившись, наклоняется и быстро подбирает разряженный артефакт, осматривает его и, протерев, засовывает в карман. Если над ним немного поколдовать, то в неопытных глазах он вполне сойдет за целый, а уж неопытных глаз в окружении корыстного темного мага определенно хватает. 
Покончив с этим, темный маг следом за Бульоновым выходит на свет и усаживается на массивное бревно около костра:
- Ну, вот и мы. Приступим, господа?
"Господа" переглядываются между собой, плохо осознавая, что вообще нужно от них двоим темным, но, когда на свет костра из сумок достается выпивка и закуски, сразу все вспоминают и приветливо щерят в ухмылках огромные зубы, заставляя Семь-Пень-Дыра немного поморщиться.

Отредактировано Семь-Пень-Дыр (2014-06-02 19:42:59)

+1

3

Гене казалось, что жизнь к нему сурова и несправедлива, а Тибидохс – филиал ада на земле, и Гроттерша коварная негодяйка заманила его в какую-то секту, когда Медузия гоняла его как сидорову козу, заставляя выучить контрзаклинания против нежити. Бульон постоянно в них путался, и ему начинала приходить в голову мысль, что он ни на что не годен и ни к чему не способен. Лох – это призвание и все такое. Он думал, что хуже этого ничего не может быть. Но как он жестоко ошибался! Медузия и нежить, Поклеп и зомбирование оказались не так страшны, как Гуня и бокс, Горьянов и самогон, Жикин и… Впрочем, Жика – это и вовсе отдельная история. Темные маги всерьез взялись за просвещение Бульонова и превращение его из забитого подростка в настоящего мужика. Гена страдал, но покорно все выносил. Хотя иного выбор у него не было – кулак Гломова был весомее всех иных аргументов. Гена страдал и вздыхал, пробираясь темными коридорами под покровом ночи в подвалы Тибидохса. Бульонов – парень исполнительный. Ему сказали, что режим дня такой-то, отбой во столько-то, по ночам по Тибидохсу бродил Поклеп и зомбирует нарушителей без суда и следствия, Бульон покорно собирался исполнять сказанное, ложиться ровно в одиннадцать ноль-ноль в кроватку, закрывать глаза и засыпать. Но куда там! У мужиков были свои планы. На все Генины попытки что-то возразить, они говорили ему: ты мужик или как? А Гене не хотелось быть «или как», вот он и делал, что велели.
Пень, а Пень, а далеко еще? – интересуется Бульон, устав идти в три погибели по узкому коридорчику. Плохо быть под два метра ростом, вечно сгибаться приходится, ибо в Тибидохсе только центральные помещения для всех ростов подходят, а так полно маленьких и низеньких коридорчиков, где то широкому не пролезть, то длинному не войти. Все для людей, как говорится! К тому же Гене оттягивали руки два огроменных пакета, набитых от и до всякой всячиной. Гене так и хотелось сказать Пню – а может ну их, этих циклопов, сядем где-нибудь да сами, а?! Но стоило взглянуть на сосредоточенное лицо его однокурсника, как желание сразу пропадало и язык прилипал к небу. Поэтому Бульон молча переминался с ноги на ногу, тяжко вздыхал и томился в ожидании, пока Пень там чего-то колдовал. На взгляд Гендоса дорога была свободна, но у Семь Пней-то взгляд поопытнее, и раз он здесь остановился, то так оно и надо.
Гена ничего не понимал, а потому ему было некомфортно. Ночь. Подвалы. Жуткие ворота. Поклеп Поклепыч и зомбирование. Циклопы… На кого хочешь ужаса наведут!
Но вот Пень издает короткий возглас и бросается вперед. Бульон тормозит. Бульон пытается понять, что случилось. А потом понимает, что надо бежать иначе его кошмары станут реальностью.
Ой! – ойкнул Гендос, бросаясь вслед за Пнем. Занавеса захлопывается в паре миллиметров за спиной Бульонова, и желудок предательски ныряет в пятки. Пронесло. Темный видит впереди горящий огонь и понимает, что со всеми этими переживаниями страшно замерз. Пока Пнистый чего-то ковыряется с артефактом, Гена направляется прямиком к огню, внушительно позвякивая пакетами и давая понять циклопам, что они пришли сюда не просто так.
Эээ, привет парни, - произносит Бульон, подойдя к циклопам вплотную. На этом его запас храбрости заканчивается, а циклопы не выглядят мирными ребятами. Генка оглядывается в поисках помощи и спасения, то есть Пня, который не торопясь выходит из коридора, откуда они пришли и присаживается на бревно. Он улавливает знак и начинает доставать содержимое пакетов, поглядывая на то, как постепенно меняется настрой циклопов. Еще минуту назад они готовы были сделать из него мокрое место, а сейчас уже вполне благодушно настроены. Закончив с пакетами, Гена отходит и присаживается неподалеку от Пня.
Что теперь? – интересуется Бульонов, признаться по правде, заинтригованный всем происходящим. Они собирались придти сюда втроем, но Жикин задержался на очередном свидании, и Гена был не уверен, что он вообще придет. Это же Жика.

Отредактировано Гена Бульонов (2014-06-12 16:53:42)

0

4

Жорочка идет красиво. Жорочка вообще все делает природно, от рождения красиво. Красиво улыбается, красиво смотрит, красиво сморкается, очень мелодично чихает, очень изящно здоровается, протягивая ладонь с данной ему судьбою изысканной величавой царственностью Людовика 14... Ну или еще какого-то коронованного типуса, которому с самого памперсового возраста внушали, что он - воплощение Божественного.
Жикин сморкается так, что это выглядит застывшей картинкой на раритетном безумно дорогом гобелене, где девушка и юноша кормят бисквитами черного и белого лебедей. Жора читает свою записную книжку, словно Шурасик, который оказался первым в книжном магазине, где была презентация мемуаров Древнира.
После двух довольно утомительных свиданий, ему необходимо было отдохнуть. Прошвырнуться по замку, подышать не совсем свежим воздухом, по которому то и дело проплывали  привидения. Парочку таких, вроде Поручика Ржевского и Недолеченой Дамы он обходил подальше, иначе приставучие привидения стали бы доставать его своими заморочками, коих было в достатке.
На нем сегодня были серо-коричневые брюки и белая футболка, волосы он взбил в художественном беспорядке с помощью геля и казался себе весьма привлекательным, а семенящие за ним шумной стайкой младшекурсницы неустанно подтверждали сей факт томными вздохами.
Когда он свернул в очередной коридор, он краем глаза заметил спину высоченного Генки Бульеного, спешащего за Семь-Пень-Дыром. "О нет, я опаздываю!" подумал парень и поспешил за своими друзьями. Они договорились сегодня вечером собраться в подвалах Тибидохса, о чем Жикин со своими свиданиями благополучно забыл. Проскочить завесу он не успел, и она насмешливо потрескивала прямо перед его драгоценным носом.
-Эй,-крикнул юноша,-как насчет того, чтобы подождать меня?! Я был  задержан непредвиденными и очень симпотичными обстоятельствами,-хихикнул он,-мне никак не удалось избежать их .

Отредактировано Жора Жикин (2014-06-12 20:07:15)

+1

5

Как, однако, легко завоевать сердце любого живого существа! Деньги нравятся всем, и именно деньги правят миром. Семь-Пень-Дыр править миром пока не хотел, зато денег хотел, и весьма сильно, поэтому его появление здесь, кроме низменных удовольствий, гарантируемых принесенной выпивкой, преследовало еще и куда более важные для темного мага цели.
Играть в карты циклопы любили, этого у них не отнять, но проблема была в том, что они практически не умели этого делать. И из-за своих весьма и весьма посредственных умственных способностей, о которых Пень не мог думать иначе как со смесью брезгливости и жалости, они всегда проигрывали, но тем не менее наивно верили в то, что могут победить. Ну-ну...
- Ставка - две дырки от бублика! - громогласно провозглашает Семь Пней, сноровисто расставляя бутылки и закуску по подобию стола, которое, судя по всему, сколотили сами циклопы из подручных материалов, причем не сверяясь с чертежами, так как стояло сие недоразумение весьма криво.
Послышался голос забытого за темномагической завесой Жикина, и Пень недвусмысленно скривился, не заботясь о том, что циклопы могут увидеть выражение его лица. Этот самовлюбленный петух наверняка опять заболтался вместе со своими девицами, готовыми провожать нежными охами и ахами любого мало-мальски красивого парня.
Сам Семь-Пень-Дыр вниманием девушек избалован не был, или, как он сам выражался, "от их внимания не страдаю", из-за чего и рассуждал громогласно, насколько дырки от бублика предпочтительнее живой, пусть даже и самой красивой девушки. Раньше Жикин подтрунивал над ним по этому поводу, и теперь злопамятному Дыру выпала возможность отомстить, которой мелочный темный тотчас и воспользовался, ворчливо бросив:
- У меня нет другого артефакта, а если бы и был, использовать его бесплатно только потому, что ты задержался на свидании, я не намерен.
Выдав эту фразу, Семь Пней снова принялся за расстановку всего по своим местам, старательно не обращая внимания на картинно страдающего Жикина.

Отредактировано Семь-Пень-Дыр (2014-07-10 19:03:40)

+1

6

Видимо, девочки – девочками, а карты и выпивка – это святое для любого мужика, каким бы любвеобильным он ни был. А может дама сердца оказалась не настолько прекрасной, чтобы Жора ею увлекся дольше, чем на полчаса. Так это или не так останется известно одному лишь Жикину, который на все расспросы о его свиданиях лишь загадочно хмыкал, в любом случае, он был здесь и даже почти не опоздал. Пока циклопы рассматривали добычу и делили особо аппетитный кусок вяленого мяса, а Пень колдовал с колодой карт, Жика успел их нагнать.
Гена радостно помахал соседу по комнате и кивком головы предложил присесть на свободное место рядом с ним. Бульонов-то и карт никогда в руках не держал, не то что в покер на дырки от бубликов играть! Но разве ж Пню возразишь? Мало того, что тот всегда оставался при своем мнении, потому что, как видимо, считал его единственно верным, так еще и нарезать мог особо активно возражающему. Так сказать, для подтверждения необходимости действий. Гене получать от Пнистого не хотелось: уж больно увесистый у того кулак был, а потому Бульон особо и не возражал. Так, заикнулся, что он де не очень умеет, на что получил в ответ: ну так научишься! Логика бесспорная. Именно поэтому Бульонов предпочел иметь кого-то опытного под рукой, чтобы если что просить помощи. Не у циклопов же ее просить! По сравнению с их «умными» выражениями на лицах даже Гендос мог сойти за начинающего гения. Эти еще насоветуют не дай Древнир!
Ставка - две дырки от бублика, - торжественно объявил Пень, и внутри Бульона все похолодело. Шуточки кончились, пора приступать к делу, и он все сильнее ощущал, что ни на что не способен. Дырки от бубликов уныло позвякивали в кармане, ощущая паническое и упадническое настроение их владельца и собираясь с ним прощаться в ближайшем будущем. Гена тихонечко вздохнул, хряпнул для храбрости стакан пива: а что? Ему все равно терять, так можно списать все на действие алкоголя. Главное снова не полезть приставать к Жикину с горя. Впрочем, пиво – не водка и уж тем более не самогон. Все должно быть значительно лучше.
Я готов, - объявил Бульон, пододвигая две дырки от бублика к центру стола. То же мне, пионер! Всегда готов прямо! Ох, мамушки ж мои родимые, куда ты, Бульон, ввязался? Сидел бы дома, вышивал крестиком под мамочкиным руководством… Нет! Ни за что! Уж лучше здесь! Мысли о неусыпной материнской любви, от которой он был так рад избавиться, всегда мотивировали Гену на совершение мини-подвигов, когда самообладание изменяло ему, и ноги готовились нестись куда подальше от малейшей опасности.
Приступим, господа? – подыгрывая героям лопухоидных фильмов, которые он в большом количестве смотрел втихоря от мамы, произнес Бульонов.

0

7

-Прекрасно,-проворчал Жора, изподлобья смотря на своего однокурсника. Не то чтобы он горел желанием проиграть все свое состояние дырок от бублика, но теперь попасть за завесу стало делом принципа. Вот просто из вредности. В его голове, вопреки всем стереотипам о блондинах, стал вырабатываться план, как можно заставить Пня пропустить его.
-Как знаешь,-равнодушно произнес он, сделав вид, что его очень интересует каменная кладка,-помниться, одна весьма симпотичная особа как-то обмолвилась, что хотела бы познакомиться с тобой поближе,-стал искушать друга Жора. Он знал, что тот не избалован вниманием прекрасной половины Тибидохса, и решил воспользоваться этим.
-Я бы мог дать тебе номер ее зудильника,-вкрадчиво произнес Жикин, -я ведь весь такой безотказный...Надежды на то, что темный клюнет на эту уловку была весьма и весьма призрачна, но Жора словно утопающий хватался за соломинку.  Конечно, рядом с ним девушки напрочь забывали про остальных парней, и вряд ли кто-то из из них заинтересовался бы жадным юношей, который бы выставил на следующий день после свидания долг.
Жора умел соображать, когда это ему было нужно. Но его мозг совершенно не воспринимал информацию на уроках. Как тут упомнишь ингредиенты зелья, когда надо удержать в голове время свиданий и номера зудильников?
-Привет, Бульен,-поздаровался с  Геной парень, присаживаясь рядом.  Похоже его очень будоражил тот факт, что он находиться в такой необычной компании, ведь до этого он не имел дела с циклопами. Жора для себя решил, что воспользуется случаем, и изучит Гену получше. Мало ли, возможно он и не такой простой, каким кажется на первый взгляд.
-Растешь, чувак,-хлопнул он юношу по плечу,-сегодня рубишься в карты с циклопами, а завтра глядишь, русалки будут томно вздыхать по тебе, срывая чешую?

Отредактировано Жора Жикин (2014-07-24 15:12:18)

0


Вы здесь » Тибидохс. Время, назад! » Вселенная безгранична » Становление Бульона. Часть вторая