Тибидохс. Время, назад!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тибидохс. Время, назад! » Будни Тибидохса » 4 июня э.г. Нам такого драконбола не надо!


4 июня э.г. Нам такого драконбола не надо!

Сообщений 31 страница 39 из 39

31

вспомнила Жорика, упомянула о Гуне(НПС)
и потом много "приятностей" для Гроттер

Знала Гробынюшка, что сегодня не стоит высовывать своего красивого носика из-под одеяла. Чувствовала, что тренировка по драконболу не то, что не продлевает жизнь юным и чудесным барышням, вроде нее, а сокращают ее в катастрофически больших масштабах! Не послушала оглушительного крика интуиции, и ворчания Гуняши, который еще не отошел от прошлой тренировки, когда встретил юного падавана-первокурсника, который тащил пытесос, и семенил за его Королевишным Высочеством Гобынею Первой и Единственной.
Пришла таки, но в этот раз с Гуней, который отказался свою кровинушку отпускать одну на растерзание этим коршунам, а заодно и принесший тяжелый, по меркам Склепки, полетный пылесос. Пока Гуницио распугивал группу поддержки Жикина, Гробыня затерялась где-то под куполом поля, дабы не привлекать к своей нескромной персоне излишнего внимания, и принялась перекрашивать ногти. Очень срочно захотелось ядовито-зеленый сделать мерцающе-голубым. Так как парой для тренировки ей поставили Жорика, который решил покрасоваться перед девицами, а мог отхватить от Гуни, заметь их громила где-то неподалеку друг с другом, игра на расстоянии поля - как раз та дистанция, которая подходила обоим и не травмировала никого.
Так вот придавшись сладким раздумьям о том, как чудесна порою жизнь, Склепушка и пропустила момент, когда мячики взбесились. Какое-то время девушка так чудесно изображала мебель, что даже эти мячи-психопаты не обращали на нее внимание. Но стоило одной несчастной капельке лака сорваться с кисточки и попасть на одуряющий, как тот сдурел окончательно и устремился к не вовремя расслабившейся красавице.
- ААААААА!!!! - Выронив пузырек с лаком, заголосила Склеппи, так и не поняв, что вообще вокруг нее создало ветер. Подхватив лак, вернула его в свою ладонь, - и куда ты собрался? Я еще два ногтя не докрасила! - Возмутилась синеволосая и тут же принялась верещать еще сильнее: набирая скорость на нее летел мяч. Нет, вы понимаете? МЯЧ!!! - Да чтоб вас всех в Тартар!!! - Заверещала девица, пытаясь уйти от мяча, но тот наотрез отказывался отставать, а лишь приближался.
- Гроттерша, я с тобой не играю, зачем ты в меня всякой гадостью швыряешь?! - Заорала, заметив совсем недалеко свою соседку, и искренне решив, что именно это "чудо" напакостило ей. Будто не хватает Тане того, что каждое утро отравляет жизнь Склеповой своим видом, уже не говоря о ночи! - Забери его обратноооооооо!!! Мне оно не надооооо!!!- развернув пылесосик, направилась навстречу Таньке, даже не заметив, что со всех сторона за контрабасом гнались мячи, и лететь на эту мячик-пати было не то что безрассудно, а слишком опасно.

Отредактировано Гробыня Склепова (2014-06-10 03:38:20)

+3

32

Сделав ещё один круг над полем и оценив обстановку, Таня сделала для себя неутешительный вывод: после первой атаки взбесившихся снарядов ситуация сложилась нерадостная, и с каждой минутой она становилась только гаже. Эффект неожиданности сделал своё чёрное дело, серьёзно сократив количество находящихся в воздухе игроков; тем же, кто ещё удерживался на полётном инструменте, это создавало дополнительные сложности. С одной из них Таня едва не столкнулась, но вовремя ушла вправо, бездумно среагировав на предупреждающий оклик Глеба. В тот момент стало видно, что сложностей - целенаправленно преследующих её контрабас мячей - было сразу три, и это делало идею с приземлением в безопасной зоне особенно привлекательной. Вот только девушка была совсем не уверена, что сумеет спикировать быстрее подбадриваемых магией мячей, поэтому следовало сначала избавиться от ещё нескольких. Примерно в этом направлении наверняка думал и Глеб, на полной скорости направляясь к ней, - парень, способный остановить человеку сердце поворотом трости, от тренировочных мячей мог просто отмахиваться, как от мух. Нужно было только сократить расстояние, чтобы ему не приходилось играть в снайпера, пытающегося сделать что-то своими голубыми искрами с другого конца поля. Отличный план, спонтанный и простой в исполнении.
Впрочем, была деталь, которую они не учли: поведение далеко не всех присутствующих можно было уложить в рамки логики, игровой этики и прочих метафорических вещей. Про собственную соседку, мирно занимавшуюся своими делами прямо под куполом, Таня благополучно забыла, за что и была наказана: в тот момент, когда на таран ни в чём не повинного контрабаса пошла ещё и Склепова с четвёртым мячом на хвосте, она впервые с начала тренировки действительно испугалась. Гробыня почти четыре года продержалась в основном составе команды и как игрок имела неплохой потенциал, - другое дело, что категорически отказывалась его развивать, - но сейчас была слишком непредсказуема, а потому опасна. Как, объясните пожалуйста, можно договориться с игроком, который требует избавить от самонаводящегося мяча?
- Склеп, вниз! - крикнула Таня, указывая на безопасную зону, в которой уже отдыхал обложившийся побитыми пылесосам Семь-Пень-Дыр. Один из немногих, кому сегодня больше не угрожала ночёвка в магпункте. Таня не этого ждала того, что упрямая Склепова хотя бы под угрозой собственной жизни её послушает: ей всего-то и нужно было, чтобы заклятая подруга немного изменила траекторию движения. Если команда не покажется убедительной, то вскинутая рука с кольцом решит проблему. - Искрис фронтис!
Сделав ещё один разворот, Таня оказалась практически прямо над Гробыней и сбила боевой искрой преследующий её мяч. За самочувствие девушки она не боялась, поскольку расстояние между ней и высвободившимся при взрыве магическим зарядом было достаточно большим; проблема была совсем в другом. Небольшой одурительный мяч - это не драконья пасть, точно попасть по нему в полёте не так-то просто. Поскольку второй попытки могло и не быть, Тане пришлось сбросить скорость и некоторое время лететь по прямой, давая фору своим мячам. Дело запахло аварийным приземлением на песочек; и хотя сдаваться без боя было не в привычках Гроттер, - широкую горизонтальную восьмёрку она выполнила, рассчитывая уйти от атак с фланга, - основная надежда теперь была на подстраховку со стороны Глеба.

Отредактировано Татьяна Гроттер (2014-06-13 16:53:10)

+3

33

Ветер с устрашающим звуком свистел в ушах. Некромаг летел по наиболее короткой траектории, напрямик, стремясь достичь назначенной точки как можно скорее. От чрезвычайно резкого старта и быстрого набора скорости уши поначалу было заложило, но тут же отпустило. Его организм привык и не к таким перегрузкам. Кажется, какой-то из мячиков не успел уйти с его пути и с силой врезался в борт ступы. Ступа была сколочена надежно, настолько надежно, что мяч от удара раскололся и выпустил свой запас магии, обволокя на полминуты Бей-Барса в облачко, рассеявшееся после нескольких энергичных взмахов. Сам парень на возникающие препятствия не обращал особого внимания, до глубины души уверившись в собственной неприкосновенности и непогрешимости. Не отрывая взгляд, она наблюдал за тем, как Таня уклоняется от стремительно летящего к ней мяча, а потом закладывает вираж, отрываясь на несколько метров от трех других. Неожиданно на авансцене возникла новая фигура, через пару мгновений приобревшая черты пылесоса и его хозяйки – девицы с радужно цветными волосами. Глеб поморщился. Не мячи, так свои же добьют. Девица на полной скорости неслась в сторону Гроттер с явным намерением взять ее на таран, как ему казалось. Бей-Барс подумал уже было забарахлить той мотор на пылесосе и отправить на свидание с песочком и несколькими неделями в магпункте, как Таня опередила ход его мыслей и благополучно избежала столкновения сама. Глеб чуть слышно выдохнул и, предоставив девушке самой разобраться со своей подругой, решил заняться ближними к нему мячами и немного поупражняться в меткости.
Там – в их мире – все четко поделено на стихии. У каждой своя территория, своя сфера, где твоя магия сильна, а в иных местах она слабеет. Некромагия для его мира – уникальна. Она выбивается из четкого разделения, она окрашивает всё в черный цвет – тебя и твою магию. Она в самом деле не принадлежит ни одной из стихий, а стоит за их спинами – мрачная и суровая как сама смерть. Здесь, в этом мире, все было перепутано – стихии смешивались, радуга напоминала серую массу, но смерть так же мрачно стояла за всем этим и руководила ими как марионетками. Глеб прикрыл глаза – так ему было проще сосредоточиться и выбрать из вороха источников магии нужный ему. С первого дня они почувствовали, что здесь все словно пропитано магией. Она не требовала дополнительного пускового механизма, нахождения в определенной точке для того, чтобы просто пользоваться ею. Смерть словно сторонилась этого острова, оберегая его от своего присутствия. И вместе с тем самый большой ее источник находился в сердце Тибидохса – в подвалах, за Жуткими воротами. Закрытый, заточенный, недоступный, но такой близкий! Бей-Барс чувствовал его биение, его волнение, его влекло беззаветно к нему. Не время. Он нашел, что искал. Кровь невинно убиенных – что может быть лучше? Некромаг сложил руки треугольником, концентрируя вбираемую энергию внутри треугольника. Ступа, повинуясь его желанию, послушно замерла, немного покачиваясь в воздухе. По пальцам пробегали короткие молнии.
Так достаточно, - прошептал Глеб, разрывая треугольник и сжимая ладони в кулак. Не огненные шары Жан, конечно, но то же кое-что. Он ощущал бурлящую энергию, зажатую в кулак, рвущуюся наружу. Ощущение всесилия, всевластия, то самое, что он так безумно любил. Бей-Барс поднял голову, выбирая цель. Мяч, словно торпеда, летел целенаправленно, держа траекторию, с осознанием собственной значимости и важности своей миссии. Раз, два… - отсчитывал он про себя, выпуская пучок голубоватой энергии, который спустя несколько секунд влетел точно в центр мяча. Еще один. Маг, направивший мячи с их смертоносной целью, не слишком заморачивался насчет сложного программного руководства. Мячи летели по наиболее прямой траектории по направлению к своей цели и не делали никаких выводов из потерь в своих рядах. Довольно незатратная магия, но от этого не менее опасная. Если вовремя не заложить правильный вираж, то можно и недосчитаться пары целых костей. А где пара, там и все десять.
Следующим Глеб подловил стремительно пикирующий сверху мяч, оставшийся в одиночестве в непосредственной близости от Тани. Теперь у него было время спокойно подлететь к ней и скоординировать действия. Из их общения некромаг понял, что Гроттер не из тех девушек, что бросаются на шею своим спасителям в знак благодарности, и предпочитают делать все сами. Что ж в этом он ей не собирался мешать. Роль героя-спасителя была не для него. В любой другой ситуации он бы с удовольствием понаблюдал за тем, как обезумевшие мячи расправятся с игроками сборной, но та часть его, которая вырисовывает вечерами портрет рыжеволосой девушки в своем альбоме, не могла допустить, чтобы с его музой что-то случилось.

+3

34

Нет, это явно был заговор против нее! Только эти коварные завистники могли устроить такой шум и гам, дабы погубить красивую и непревзойденную Склепушку в самом расцвете сил! Конечно, перспектива умереть молодой и красивой была весьма заманчива, но что-то совершенно не импонировала Гробке в ближайшее время. А потому мадама цеплялась за жизнь и сохранность всеми своими коготочками, при этом шумно вереща.
Татьяна спасать отказывалась, мало того еще и швырнула в ее направлении искрой! Нет, вы представляете?! Эта наглая пигалица смеет поднимать кольцо на ее непревзойденную персону и при этом не испытывать и тени смущения! Конечно же, Гробыня была не глупа, а потому еще издалека заприметив, что на нее собираются совершить покушение, направила пылесос под контрабас. Гроттер повела смычок верх, и так летательные аппараты с юными красавицами разошлись, как в море корабли.
Обернувшись и подняв голову вверх, Гробушка заметила, что психованные мячи отстали, и ее побегу в тихое место под защитный купол ничего не мешает. А потому от повреждений подальше, решила укрыться рядом с Семь-Пень-Дыром, уже предвкушая, как тот попытается загнать ее в долги. Ведь найдет же повод! Впрочем, ее рыцарь-вышибала с нечеловеческим ревом уже прорывался на драконбольное поле, чтоб защитить, поймать и отогнать всех, кто пытается повредить его принцесске. Конечно, Гунявий  даже подумать не мог, что как только ступит на поле, тут же может получить мячом в лоб. Гробыня, как говорится, превыше всего!
Так и оказались в тесном пространстве защитного купала Гробынюшка ясно-солнышко, Гунявий первый и единственный, и Семь-Пе-Дыр, которому, конечно, хотелось предъявить счет за использование укрытия, но не очень в силу разбушевавшегося нрава Гломова.
- Нет, ты вообще видел, что эти ненормальные творят?! Я чуть не лишилась своего любимого лака и чувств в придачу! - Жаловалась Склеппи Гломову, уютненько расположившись у него на коленях, не сводя глаз с той чехарды, которая продолжала творится в воздухе.

+1

35

Мячи, недаром что драконбольные, на ее финт не повелись и каким-то неведомым для Кати образом (не было просто возможности оглянуться и оценить их талант к избежанию столкновений с преградами) с куполом не встретились. По крайней мере, никакой вспышки магии за собой она не услышала и не почувствовала, зато спустя полминуты боковым зрением заметила яркий перцовый мяч, заманчиво блестевший своими боками. Врешь, не возьмешь! Лоткова просто так сдаваться не собиралась. Она слишком молода и красива, у нее вся жизнь впереди, чтобы просто так пасть от рук? ног? боков? драконбольных мячей на рассвете своей жизни. Поле для драконбола было огромным (все-таки надо где-то помещаться парочке драконов), но в данный момент ей, несущейся на максимально возможной скорости, оно казалось неимоверно маленьким. Впереди с каждым мгновением все четче и четче становилось видно боковой купол, и нужно было придумывать, как увернуться и от него, и от мячей разом. На что же я им сдалась? Неужто даже на мячи распространяется приворотная магия? Ох, чтоб ее! Ситуация у нее была аховая: пылесос на такой скорости был ничуть не сподручнее Жикинской швабры, способной летать только по прямой линии. Попробуй она заложить более-менее сложный элемент высшего магического пилотажа – ее тут же снесет с пылесоса по инерции. Она, к сожалению, не могла прижаться как частенько это делала та же Таня Гроттер к своему инструменту и вынуждена была торчать на нем как гриб после дождя.
Внезапно позади нее раздался оглушительный треск, а вскоре стал ясен и его источник – сверху на перцовый мяч спикировал Ягун, а в непродолжительное, но запоминающееся, путешествие к центру драконбольного поля отправился пылесос Ягуна. Увидев подмогу, Катя немного снизила скорость. Ягунчик, бодро оседлавший мяч, ободряюще махал ей головой и руками, что мол, Катерина, все нормально, все под контролем, и с радостным повизгиванием умчался вперед, все так же верхом на мяче. Второй мячик, увидев что его товарищ уносится куда-то вдаль, поспешил вслед за ним, как верная собачонка. Ох, ну слава Древниру. Признаться, у Кати отлегло на сердце после того, как Ягун увел за собой мячи. Плавно огибая купол по периметру, она оценивала, что вообще происходит и что изменилось с тех пор, как они с мячами устроили эту дикую гонку на выживание. После нескольких минут в таком темпе, когда она едва удерживалась на пылесосе от скорости ветра, ей требовалось время, чтобы прийти в себя. Руки и коленки, которыми она со всей силы сжимала бока пылесоса, даже онемели и теперь старательно кололи ее тысячами иголочек. Ах ты ж, ни минуты покоя! Выругалась про себя Катя, заметив, что Ягун по прежнему носится верхом на мяче, который, в отличие от пылесоса, был далеко не так хорошо управляем. Точнее будет сказать, совсем не управляем. Лоткова было пришпорила своего верного железного с пластмассовыми боками коня, как ее лопоухому парню на помощь пришла боевая подруга. Танька, уже некоторое время как сама уклоняющаяся от мячей, вовремя оказалась рядом и не позволила Ягунчику расшибиться о что-нибудь, ибо мячу явно было не по душе то, что у него так неожиданно появился наездник. Мячи же, как хорошо натасканные боевые псы, почуяв новую добычу, встрепенулись и бросились дружным роев за Гроттершой, попутно едва не подбив Склепову. Первым Таньке на помощь бросился Бейбарсов на своей ступе, отстреливавший мячи сзади, пока малютка Гроттер закладывала виражи и мертвые петли впереди.
Мне тут явно делать нечего, - решила Лоткова и поспешила убраться с места сражения подальше. Не то, чтобы она струсила, но когда за дело принимается, помимо Тани, которая способна и Тибидохс развалить, и Дубодам, еще и некромаг – лучше держаться подальше. Тем более что внизу уже вовсю прыгал Ягун. Собственно туда, к нему, Катя и направила свой пылесос.
Ты как, не пострадал? – заботливо поинтересовалась девушка, приземляясь недалеко от него. Картина на земле была удручающая – кто-то прятался под защитными колпачками, кто-то за сооруженными из лавочек и корзин баррикадами, а кто-то и вовсе лежал, распластавшись по земле. Вот так тренировочка… Этакими темпами до первого матча никто не доживет!

+2

36

Примечание

Бесконечно извиняюсь перед Глебом за частичное описание его действий; могу оправдаться только частичным же согласованием и приказом партии оперативно завершать квест. Я больше так не буду :3

Для традиционной тибидохской боевой единицы - Гроттерши рыжей в стандартной комплектации, 1 (одна) штука - вероятность выбраться из очередной неприятной ситуации без единой царапины всегда оказывалась далёкой и эфемерной, как обещание в начале каждого нового сентября всерьёз взяться за учёбу. Если что-то происходило, то в результате Таня всегда попадала в магпункт, постепенно становившийся родным домом с любимой койкой у окна и навыком приманивания дефицитной развлекательной литературы из библиотеки. Всегда. Это был непреложный закон на уровне подготовленности Шурасика к экзамену; тем удивительнее оказался тот факт, что бесконечно петлявшая по полю Таня совершенно неожиданно оказалась в безопасности. По крайней мере, так она подумала в тот момент, когда голубоватый луч неизвестной магии сбил один из мячей-террористов. Обернувшись, девушка ожидаемо увидела Глеба, всё-таки успевшего пересечь поле и сосредоточенно колдовавшего что-то, недоступное её пониманию. Очень сосредоточенно: благодарную улыбку Татьяны, немного смазанную из-за довольно высокой скорости полёта, он вряд ли заметил. Да и ей, на самом деле, не стоило так глупо отвлекаться, потому что спикировавший откуда-то сверху последний мяч был сбит совсем рядом. Если бы девушка сосредоточилась на пилотаже, то смогла бы предусмотреть это и вовремя вильнуть в сторону. О, если бы...

- ...глупая девчонка! Ubi nil vales, ibi nil velis!
Запас магии в тренировочные мячи намеренно закладывали небольшой как раз для подобных случаев: оказавшись рядом со взорвавшимся мячом, рассчитанным на дракона, неудачливый игрок имел все шансы в следующий раз попытать счастья в сборной Вечности. Мяч же, павший смертью храбрых в непосредственной близости от Татьяны, - её любимый обездвиживающий, почти мгновенно усыплявший дракона размером с Гоярына, - всего-навсего вырубил её на определённое время. Весьма непродолжительное, судя по тому, что ограниченный пятью минутами перстень продолжал распинаться на повышенных тонах. Причём распинался совершенно зря: о своём глупом просчёте, никак не вязавшемся с репутацией едва ли не живших в воздухе Гроттеров, она знала и сама. Вот если бы ворчливый дед расщедрился на детальный рассказ о том, как девушка после нескольких секунд или минут магического сна оказалась в ступе Глеба, очень уютно уткнувшись лицом в его плечо, - это было бы здорово. Спрашивать сама Таня постеснялась, в общих чертах восстанавливая картину произошедшего. Каким-то образом Глеб поймал бессознательную девушку, падавшую с большой высоты, и счёл наиболее целесообразным затащить её в ступу, а не делать медленно планирующей вниз мишенью для оставшихся мячей. Ну а в ступе, извините, даже со стоячими местами дела обстояли не шикарно. Это вам не реактивная двухместная софа класса "люкс" с бархатной обивкой; тактильный контакт был насущной необходимостью. Да, именно так. Вынужденной мерой, а не каким-нибудь сомнительным прижиманием спасённой девицы к герою. После того, как Тане удалось себя в этом убедить, она нашла в себе силы поднять голову и посмотреть на Глеба с фирменным гроттеровским лукавством, а не затаённым смущением.
- Спасибо, - искренне произнесла Таня, с некоторым опасением оглядывая драконбольное поле, сейчас больше всего походившее на поле боя. - Ещё раз. Я бы пообещала, что однажды тебе придётся спасать меня во время игры чуть-чуть пореже, но не рискну.
Новая партия клиентов для Ягге, новая партия разбитой техники для рабочих-домовых и ненормальное, можно даже сказать - катастрофическое везение, спасшее одну рыжую голову от верной смерти. Всё было нормально. Всё было именно так, как должно быть.

Отредактировано Татьяна Гроттер (2014-07-14 09:59:36)

+1

37

Последний заряд, пущенный как самонаводящаяся ракета класса воздух-воздух, пустился по следу единственного оставшегося в живых на поле мяча – небольшого обездвиживаюшего. Глеб совершенно не разбирался в этих мячах и в магии, в них заложенной, поэтому не представлял себе эффект от того, что мяч взорвется недалеко от Тани. Вообще он предполагал, что та, в свою очередь, отправится в несколько иную точку пространства. Возможно, туда, в конечном итоге, Гроттер и направлялась, однако задержавшись где-то на пути, пропустила момент, когда заряд Глеба столкнулся с обездвиживающим мячом, коварно подкарауливающим рыжеволосую девушку.
Вот черт! – ругнулся Бей-Барс, поняв что заряд магии все-таки попал на нее и что это за заряд магии. Ему самому от ступы досталась пламягасительная магия, которая сработала вхолостую. Но обездвиживающая магия парализовала Таню, которая совершенно неожиданно для него замерла на контрабасе, вытянув руку со смычком вперед и немного влево. Полетный инструмент, повинуясь четкому указанию смычка мчался на всех парах к куполу. Глеб, не особо разбираясь в причинах произошедшего, рванул следом за контрабасом, выжимая из своей ступы максимум. Но ступа, хоть и хорошего качества, уступала в скоростных качествах контрабасу, а Гроттер все не приходила в себя. И почему я не маг воздуха?! – чертыхнулся некромаг, понимая, что он не успевает ее нагнать. Мозг лихорадочно искал решение, пока Бей-Барс немного истерично лупил ступу ногой, как будто бы это могло помочь. Зачем я мчусь как дурак на воздушных скачках? внезапно подумал он и, вцепившись в бортик ступы, чтобы не потерять с ней контакт, быстро забормотал заклинание пространственной телепортации, давненько им не применявшееся, ибо в последние годы в их мире, боевые маги научились отлавливать телепортантов, а попасть им в руки таким легким путем, они не собирались. Но здесь, он был в этом уверен, такие телепортические ловушки отсутствовали, и потому нечего было опасаться. Глеб закончил заклинание, еще мгновение, когда его протянуло через угольное ушко пространства и выплюнуло в нужной точке, мимо которой спустя несколько секунд пролетела Таня на контрабасе. Ловким движением подхватив ее с инструмента, Бей-Барс перенес девушку в ступу и развернулся было к земле, но латинские проклятья, которыми разразилось немедленно Танино кольцо, заставили его несколько изменить решение. Поставив Гроттер для удобства на ноги и прислонив к себе, он сосредоточился на контрабасе, который оставшись без управления – смычок так и остался в руке девушки – зарыскал в воздухе. Ухватив его ментальным лассо, он потянул контрабас к ступе. Инструмент поначалу было сопротивлявшийся, наконец, смирился со своей участью и покорно поплелся рядышком со ступой.
Так-то, - усмехнулся Бей-Барс, направляя свой полетный инструмент к месту начала тренировочного процесса, обернувшегося в итоге бешеными гонками и битвами с мячами. Наверное, после таких тренировок тем, кто выжил, никакие бабаи не страшны! Он успел наслушаться от своего соседа по комнате про матч с бабаями, в результате которого директор школы что-то там отмутил у главного тренера этой команды. На этом, собственно, познания Глеба о драконболе и заканчивались, но он вовсе не страдал от оного.
Ты как себя чувствуешь? – поинтересовался некромаг, заметив, что Таня начала приходить в себя.
Спасибо, - услышал он от нее и неожиданно почувствовал, что спасать людей не менее приятно, чем убивать их. Впрочем, возможно, все дело было в личности спасенной. Бей-Барс незаметно притормозил, стараясь продлить спуск на землю как можно дольше. Там их ждала толпа побитых драконболистов и разъяренный тренер, которого он успел заметить среди фигурок на поле. А здесь, в воздухе, в ступе было так хорошо, тихо и уютно, благодарно прижимающаяся к его груди девушка, заставившая его ненадолго стать героем-спасителем, а не безжалостным убийцей. Нет, конечно, он и раньше спасал и помогал, но исключительно Иелен и Жан во время их совместных миссий по указаниям старухи, а потом и без нее. Но в тех случаях им двигало понимание того, что только втроем они наиболее сильны, что только втроем действует дар, доставшийся им от старухи, что без умений Жан и без знаний Иелен он не добьется желаемой цели. Сейчас же им двигало нечто другое, новое для него.
Я не против спасти тебя еще. Но взамен хочется получить нечто большее, чем просто спасибо, - он немного отстранился и посмотреть прямо ей в глаза. Если Свеколтини всегда очень сдержанно на все реагировала и проявляла эмоции незначительно, то пылкая и горячая Жан всегда награждала его страстным поцелуем, который определенно стоил того, чтобы спасти ее еще раз. Вряд ли можно ожидать такого от Тани. По крайней мере, сейчас. Но заронить подобную мысль в ее голову он был обязан.

+1

38

Начать хочется с того, что Ягун очень любит свой пылесос. Ну очень любит. И не слушайте тех, кто говорит, что он меняет их, как перчатки. Дело в том, что маленький Ягунчик просто пересмотрел в детстве «Тачку на прокачку». Это была единственная вещь, созданная лопухоидами, которая ему действительно нравилась. Ну так вот, клоню я к тому, что раз лопоухий пожертвовал своим полётным средством ради Кати, та, в случае, если светлый надумает сделать ей очередное предложение, должна сразу соглашаться – после таких жертв у неё просто не может быть сомнений насчёт серьёзности его намерений. Восседая на перцовом мяче, играющий комментатор искренне надеялся на то, что его вторая половинка это оценила. Он не то чтобы чувствовал потребность покрасоваться, просто понимал, что в светловолосой головушке его подруги ещё много вопросов, касающихся их отношений и его в частности. Не самое приятное чувство, но внук Ягге знал, на что шёл, и ни капельки об этом не жалел.
Со свистом пролетев мимо Тани, Баб-Ягун не расслышал её слова, но, заметив скользнувшую к нему зелёную искру, сообразил, что пора заканчивать с весельем. Когда мяч спикировал вниз, явно намереваясь сбросить с себя наездника-узурпатора, молодой человек воспользовался моментом и спрыгнул. Благодаря подстраховке приземление было более-менее удачным, но песок изо рта всё-таки пришлось выгребать чуть ли не лопатой. А перцовый тем временем оказался дезориентированным и на высокой скорости зарылся в землю, уйдя под неё более чем на два метра. Поспешив избавиться от его внимания, светлый активно начал закапывать образовавшуюся дырку.
Закончив с обезвреживанием преследователя Кати, Ягун хотел было броситься на помощь Татьяне, но тут заметил отсутствие своего пылесоса. Он точно был уверен в том, что его боевой товарищ должен был быть где-то здесь, но его не было. Следовательно, его кто-то утащил. Единственным, кто мог это сделать был…
- Семь-Пень-Дыр! – завопил играющий комментатор, воинственно размахивая руками. У него не было сомнений в том, что его драгоценного друга утащил именно тёмный. Всё сходилось. Кто ещё может воспользоваться сложившейся ситуацией в своих целях? К тому же, это наглой морды поблизости не наблюдалось. – Со мной лучше не связываться! – добавил он как раз в тот момент, когда к нему подошла его суженная. – Я-то не пострадал, - уже более тихо и раздосадовано произнёс Ягуний. – Но этот хмырь болотный утащил мой пылесосик, мамочка моя бабуся! – от негодования поджав губы, пожаловался он. – Ничего-ничего, я тебе твои дырки от бубликов в одно место засуну, будешь знать! – напоследок погромче сказал лопоухий, рассчитывая на то, что Пень не успел уйти далеко.
Оглядевшись, внук Ягге заметил, как Глеб поймал падающую вниз Таню. Честно говоря, его напрягало общение рыжеволосой с этим типом. Он был не дурак и прекрасно понимал, что между ними что-то наклёвывается, а он, как истинный друг, не мог этого допустить. Играющий комментатор даже подумывал купить себе жёлтую футболку, написать на ней «Тим Валялкин» и расхаживать в ней по всему Тибидохсу.
- Это что ещё там за обжимашки? – возмущённо воскликнул Ягуний, вопросительно смотря на Катю, как бы желая удостовериться, видит ли она то, что видит он. Не стерпев, он уверенно направился к снижающейся ступе, чтобы расставить все точки над «i». «Ох, Танька! Не в ту степь ты полезла», - подумал он, быстро приближаясь к месту посадки.
- Нечто большее, чем просто спасибо? – усмехнувшись, произнёс драконболист, просовывая свой кулак между лиц пассажиров ступы. – Как тебе такой вариант? – угрожающе добавил он, совсем не боясь гнева тёмного, о похождениях которого шепчутся за каждым углом замка. Да пусть перед ним воскреснет сама Чума-дель-Торт, он своих слов назад не заберёт! Во тьме ночной, при свете дня – никто не скроется от гнева Ягуна. Особенно, если дело касается его друзей. Особенно, если обоих сразу.
- Таня, вылезай, мы должны показать тебя бабуле, - уверенно произнёс он тоном, не терпящим возражений. Когда девушка нехотя, но всё-таки покинула ступу, Баб-Ягун подозвал Катю, чтобы она помогла ему довести её до медпункта. Это было сделано скорей для того, чтобы она не сбежала, будучи в окружении со всех сторон, нежели потому, что магу было тяжело.
- Я подарю тебе заколдованную жабу, она-то точно будет не против с тобой поцеловаться! – сообразив, на что намекал Бейбарсов, уже направляясь в сторону Тибидохса, напоследок крикнул внук Ягге. Он даже забыл на время про свой пылесос, так он желал поскорее увести свою подругу подальше от этого чёрта, который появился в их жизни, словно из табакерки.

Отредактировано Баб-Ягуний (2014-08-24 17:21:44)

+3

39

Меня засосала опасная тpясина И жизнь моя - вечная игpа. Кажется, так поется в песенке про паровоз, которую периодически крутят по зудильниковому радио. Соловей обычно на радио мало внимания обращает, но за время поездки в Магщество и обратно это запало ему в душу, пошевелило глубоко скрытые струны души, ведь для него – разбойника на пенсии – игра была единственной отдушиной. Ученики-игроки приходили и уходили, каждые лет пять команду надо было строить заново. И ведь на место старых не всегда приходили такого же качества. Вот из молодых и зеленых есть у него только Машка Феклищева, которую Соловей гоняет нещадно, но от этого она становится еще лучше. Значит, правильно все увидел, правильно понял, правильный подход выбрал. Машка злится на критику, и работу выполняет так, что любо-дорого смотреть. Но кроме нее все остальные еще совсем зеленые, а большая часть его команды выпускается и улетает с острова. Шипулин, Круглов, Устюгов – его надежная гвардия, всегда готовые подменить травмированных игроков состава, кто теперь будет вместо них? Соловью впору было за голову хвататься от состава на следующий сезон – одни сплошные новички и глубокие скамеечники. Наверное, именно поэтому ему так хотелось красиво хлопнуть дверью с этим составом и выиграть Чемпионат в этом году. Впрочем, О’Разбойник максималист до самых пяток, он каждый год собирается выиграть Чемпионат и другого места, кроме первого, для него не существует.
В тренерской была масса дел. Бумаги для проведения домашнего матча против невидимок, бумаги на перевод Курло (и зачем ей только сдался Тибидохс?!), еще какие-то бумаги из Магщества, напоминающие о правилах и порядке организации матча. Вот как будто они не знают! Как будто они в первый раз матч проводят! Да поди найди такую удобную площадку, как у них, для драконбольного матча! Единственный стадион, вмещающий большее количество народу, находится в Сахаре, но там климат удручающий.
Соловей ненавидел бумаги. Он был практиком и терпеть не мог все эти бюрократические проволочки. Но прекрасно понимал, что это еще один способ насадить сборной Тибидохса, усложнить их существование. Магществу нравилось, когда чемпионат выигрывают невидимки, все успехи буяновцев они на дух не переносились. Иначе как объяснить, что с каждым годом бумаг становилось все больше, и Соловью уже начинало казаться, что скоро ими будет забит весь Буян под завязку. Первым его порывом было сжечь все к чертям собачьим, но он удержал себя от этого и стал методично раскладывать все по категориям. За этим нелегким делом прошло около часа, как его привлекли громкие крики с поля. Что-то там у Оболенского выходит из-под контроля
О’Разбойник был только рад оторваться от бумаг и поспешил со всех ног на поле, наводить порядки. Знал бы он, что ему предстоит увидеть…
Твою гвардию! – охнул Соловей, выскакивая на поле и встречая столь удручающую картину: его помощник-магаспирант лежит на песке, Ягун оплакивает свой пылесос, Зализина пытается привести в чувство Жикина, остальная команда вроде бы в сознании, но уж больно потрепано выглядит, словно не заговоренный пас отрабатывала, а в рукопашную сражалась – все были в синяках, ссадинах, с разодранными футболками-шортами-прочеей-одеждой. И самое главное – спросить-то не с кого! Оболенский валяется на песке и подает лишь слабые признаки жизни. Вот уж точно где за голову хвататься надо. У Соловья от возмущения/удивления/раздосадованности не хватает слов, он лишь мрачно оглядывает притихших игроков.
Ну что, потренировались? – суровым тоном спрашивает он, понимая, что ругать кого-то бесполезно. Не нужно оставлять эту братию самим, когда-нибудь они точно разнесут весь стадион.
Пострадавшие в магпункт, живо! – командует О’Разбойник и свистом подзывает санитарных джиннов. – Вы, грузите этих троих, - указывает на Жикина, Оболенского и Устюгова, - и несите аккуратно в магпункт. Аккуратно, я сказал! Это вам не мешки с картошкой! Остальные разбираем инструменты и кыш отсюда. Гроттер, Лоткова, Ягун, по дороге расскажите мне, что у вас тут произошло, - он направился вслед за джиннами в магпункт. – Все свободны.

+1


Вы здесь » Тибидохс. Время, назад! » Будни Тибидохса » 4 июня э.г. Нам такого драконбола не надо!