Как-то в полночь, в час угрюмый, полный тягостною думой...
Будни Тибидохса
24.05. В Тибидохсе вовсю гремит свадебное праздненство, но никто еще не знает, что свадьба обернется настоящим кошмаром, как только в порог Тибидохса переступит Чума...
В ИГРУ НУЖНЫ:
| ДРЕВНИР | ДЕНИС | КАТЯ | |
Добро пожаловать на ролевую "Тибидохс: Противостояние". Мы рады приветствовать всех и каждого. Не задерживайтесь на пороге, проходите, знакомьтесь с нашими сюжетами, регистрируйтесь и присоединяйтесь. Мы рады любым новым и оригинальным персонажам, поспешите, мы начинаем...

Тибидохс. Время, назад!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тибидохс. Время, назад! » Вселенная безгранична » Кровь от крови


Кровь от крови

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

заморожен с 08.02.2015
Вид отыгрыша: индивидуальный, закрытый
Дата|время: лето после пятого курса Круглова
Действующие лица: Эрнест Магнитский, Николай Круглов
Предисловие: началось лето. занятия в Тибидохсе кончились и все радостно выдохнули, но только не фанаты защитной магии. Эрнест Михайлович и Николай Круглов возвращаются после очередного урока а школу. В ходе разговора Коля упоминает про свою семью, а Магнитскому хочется узнать о его семье подробнее. Коля предлагает зайти к нему в комнату и посмотреть семейный альбом, привезенный им недавно с лопухоидного мира, чтоб наглядно рассказать о семье. Знал бы Магнитский, кого он там увидит...

Отредактировано Коля Круглов (2014-09-28 14:46:16)

0

2

Наконец-то практическая лекция Магнитского "О ведении магического боя в условиях леса" закончилась. Круглов потирал ушибленное плечо и тихо проклинал весь мир. Профессор здорово потрепал всех в том адском лесу. Коля скривился, как будто снова из пасти дракона вылез и присел на пенек. День у него явно не задался: утром словил дверной косяк мизинцем ноги, пролил кофе на любимую белую рубашку, ненароком спалил стул - и все это за каких-то ничтожных полчаса! А теперь еще и плюс один поход в мед. пункт ему точно обеспечен. Круглов медленно встал, с трудом разгибая спину. Плечо ныло и настроение упало на отметку "ноль по Фаренгейту". Николай обреченно вздохнул и поплелся прочь из этого зеленого царства пыток. Хотя каким-бы паршивым не было настроение Коли на данном этапе жизни, все таки он замечал красоту, которая окружала его, ведь в летнюю пору в лесу стоит настоящая благодать.  Деревья одеты в ярко-зеленое убранство, мягкая трава стелется по земле.  Вековые ели, сосны, словно стражи, следят за порядком. Воздух напоен запахом трав и разогретой солнцем древесины. Когда парень впервые попал в этот вековой лес, ему казалось, что все его жители следят за ним, наблюдают за поведением нового пришельца.
Высокая трава  щекотала лодыжки и легкий ветер приятно касался разгоряченной после схватки кожи. Круглов полностью ушел в себя, слушая отдаленную перекличку птиц.  Внезапно, кто-то окликнул его, вырвав парня из водоворота мыслей и воспоминаний. Круглов дернулся, словно от неожиданности и медленно повернулся на шелест чьих-то шагов. Николая быстро догонял... Магнитский?
"Интересно, что ему понадобилось? Только не дополнительные занятия, я же не настолько плохо себя показал сегодня" - взволновано подумал Круглов, наблюдая за приближением учителя защитной магии.
- Профессор Эрик? Чем могу быть полезен? - нервно спросил Николай нахмурившись. Отрабатывать свое предполагаемое позорище ему не хотелось. В кои-то веки Коля хотел провести летний вечер в компании удочки, ведерка и парой-тройкой трофеев из озера. "Видимо мечты не сбываются" - мысленно вздохнул парень.

0

3

Магнитский в общем-то был доволен. Его стараниями товарищи студенты пятого курса вполне себе успешно осваивали защитную магию, с каждым занятием убеждая Эрнеста Михайловича, что не такой уж он и хреновый препод. Травматизма, конечно, было много, все же далеко не все умели комбинировать магию и физические упражнения, но в общем и целом обходилось царапинами и ушибами, редко – вывихами. Редко, не потому что ученики на раз справлялись, а потому что Магнитский лечил вывихи на месте, чтобы не получать нагоняя от Ягге. Бдительная богиня была очень сурова по отношению к тем, кто измывался над учениками, порой, даже Соловей не всегда выдерживал ее нотации и предпочитал смыться в ангар к Гоярыну, подальше от «старой перечницы».
Вот и сейчас Эрик шлепал себе по тропинке, обдумывая прошедший урок, прикидывая как бы его адаптировать, для школьников помладше -  зная их энтузиазм, одними  вывихами они не обойдутся.
На горизонте показалась подозрительно знакомая фигура, а спустя пару метров стала видна знакомая вихрастая блондинистая голова, принадлежавшая Круглову. Коля как-то странно кособочился то и дело потирая плечо. Магнитский припомнил, что на тренировке парень неудачно увернулся и не успев сгруппироваться здорово приложился о землю этим самым плечом.
Окликнув парня, Эрик подошел к нему, криво ухмыляясь, мол, сильно приложило-то? Впрочем, спрашивал Магнитский зря – сам знал, что сильно, прием был не из карате, айкидо или еще какой-нибудь подобной дряни, а собственного сочинительства, и, следовательно, был отменно болезненным и не менее отменно эффективным.
Настороженность Круглова, Эр в принципе понял правильно – явление профессора, после знатной тренировки явно не воспринималось с положительной стороны, а потому махнул рукой на официоз и зашагал рядом с парнем.
- Да ладно тебе, договорились же не «выкать», не намного я вас старше. Плечо сильно болит? Как насчет кофе? Заодно и плечо твою посмотрю, может и без Ягге обойдемся.   
При этих словах Магнитский выразительно поморщился, мимоходом изобразив суровое выражение лица хозяйки магпункта, заодно представив какую речь она закатит сначала Коле, а потом ему...раза так в два больше.

+1

4

"Кофе? Боги, за что мне это?" - мысленно застонал Коля, вспоминая утренние приключения с чашкой кофе и рубашкой. Ему все еще было досадно за то, что теперь его любимая вещь стала непригодной и ее теперь можно разве что сохранить, и в старости полировать свою лысину.
- Ну окей, на ты так на ты, - Круглов попытался выдавить из себя улыбку, но попытка с треском провалилась. Плечо снова свело и парень досадно цыкнув, принялся растирать его. Но этот способ самоврачевания явно не шел на пользу самой вывихнутой конечности.
Круглов пытался вспомнить картинки из той книги о вправлении всяких суставов, которую он взял почитать на досуге. Как на зло, ничего не вспоминалось, да и вообще было такое чувство, как будто из его головы вытекла вся полезная информация. "Я бесполезная тряпка" - уныло констатировал сей факт Николай. Но ныть аки слабая девчонка перед таким крутым преподом было как то унизительно и Коля попытался напустить на себя вид героя, которому горы по колено и который море свернуть может.
Внезапно, у него в памяти всплыл образ младшей сестренки Даши.
- Когда-то я по лесу с семьей бродил. Эх, скучаю, за ними, - медленно протянул Круглов ни к кому конкретно не обращаясь. На парня накатила ностальгия. Он вспоминал, как носился по такому же лесу с Дашей, вспоминал, как дурачил ее всякими страшными историями о лесных жителях. Вспоминал, как целовал ее перед сном. За этим делом Николай не заметил корень, торчавший из-под земли, и зацепился за него ногой. С глуповатой улыбкой, Круглов грохнулся в траву. "Эпическое падение на ровном месте. Надо добавить это достижение в список моих сегодняшних свершений" - отметил парень, растянувшись на земле. Вставать было настолько лень, что Кругляк там бы и остался, но Эрик терпеливо ждал его и Коле пришлось оторвать свой зад от травки-муравки. Кряхтя, словно бабка после изматывающего шоппинга, парень встал на ноги, оттряхивая одежду. Он старался не смотреть на Магнитского, перед которым опозорился уже не один раз за этот злополучный день.

Отредактировано Коля Круглов (2014-09-20 19:50:38)

0

5

Украдкой поглядывая на Круглова. Магнитский втихоря удивлялся – И чем это его так пристукнуло с утра, что на кофий он идет, как на каторгу? – мысленно хмыкнул преподаватель защиты, так же мысленно почесал затылок, и опять же мысленно, пожал плечами. Для самого Магнитского чашка кофию была универсальным средством от всего и для всего – от головной боли, от усталости, от дурного настроения, как способ познакомиться…и еще тысяча и один способ применения этого чудодейственного напитка. Вообще-то готовить кофе Эрнеста Михайловича научил один турок, что служил с ним в Афгане, нещадно пиная, и обзывая «плодом любви» шакала и ослицы, пока криворукий товарищ Магнитский пытался соорудить что-то хотя бы отдаленно похожее на кофе.  «Плод любви» представлялся очень слабо, а если представлялся, то выглядел на редкость комично и за оскорбление ни разу не воспринимался. Жаль не долго турок пожил-то, но хоть научил варить, какая-никакая, а все же память…
Волевым пинком заставив себя вынырнуть из не слишком радужных воспоминаний, Эрик краем уха успел услышать сетования Круглова, о том, что он скучает по семье, и стать свидетелем эпичного падения своего ученика. Помня о том, что рука у Круглова скорее всего вывихнута, помочь подняться Эрнест Михайлович даже не пытался, зато вместо этого вновь ударился в воспоминания. Перед глазами проносился младший брат, с огромными пронзительно-голубыми глазами и светлыми, длинными ресницами, вспоминалась мать и отец, и то, как беспощадно и злобно, точно волчонок, Эр дрался за него в приюте. И то, как увозили Колю, он тоже помнил…
- Да…я тоже по своим скучаю – неожиданно, даже для самого себя проронил Магнитский, выплывая из своеобразного транса как раз на том моменте, когда его воспоминания заволокло туманом небытия – по-другому увезти от него Колю просто не сумели.
- Пошли что ли – Эр хлопнул поднявшегося Круглова по здоровому плечу, уверенно ведя ученика в свои холостяцкие апартаменты – лечить и поднимать настроение. – Один в семье или как?
Черт его знает, с чего это Магнисткого потянуло вопросы о Кругловской семье, но уж очень сентиментальное настроение было у Эрнеста Михайловича.
Апартаменты у преподавателя защиты были скромными и по холостяцки запущенными. Нет, откровенного бардака там не наблюдалось, и знакомых тараканов не водилось, но ощущения уюта, незримо витавшего в домах, где обитали представительницы прекрасного пола, тоже не было. 
- Снимай рубашку и ложись на пол, будем смотреть, что у тебя там с плечом – приказал Магнитский, отправляясь во вторую комнату, призванную изображать из себя некую помесь кладовки  и кухни одновременно. В жилом помещении преобладал перманентый беспорядок в той его стадии, что еще не дошел до бардака, но уже был близок к нему – покрывало слегка прикрывало разобранную кровать, по углам прятались сломанные манекены для тренировок, использующиеся вместо вешалок для одежды,  на подоконнике без занавесок доживал свой век крошечный кактус, не поливаемый с того самого момента, как он появился здесь. Идеальный порядок царил только на столе, где мог обнаружиться писчий набор и целая стопка папок, подписанный аккуратным, каллиграфическим почерком – «первый курс», «второй курс» и так далее. Да еще стояла на углу фотография голубоглазого и светловолосого ребенка, обиженно надутого и вцепившегося в плющевого медведя так, словно тот был его последним защитником. Этого медведя Эр сам подварил своему младшему брату.
Запах кофе поплыл по комнате, предвещая появление преподавателя с двумя громадными кружками чернильно-черного напитка. Водрузив кофе на сто – оплот чистоты и порядка, Магнитский хмыкнул осматривающемуся Круглову – Чего стоим, кого ждем? Или плечо уже перестало болеть?

+1

6

Круглов кисло улыбнулся, когда Магнитский сочувственно похлопал его  по плечу. Он корил себя за то, что проявляет слабость перед учителем. Парень и понимал, что попросить о помощи — не значит признать свою слабость. Просьба о помощи означает только одно: констатация того, что данные конкретные обстоятельства оказались сильнее имеющихся у человека сил и возможностей и без посторонней помощи ему не справиться.  Даже самый сильный человек на земле не сможет поднять товарный поезд без посторонней помощи. И если он эту помощь попросит, это не будет означать, что он признал собственную слабость, только то, что его собственных огромных сил для данных обстоятельств всё-таки недостаточно. Не зря же говорят, что обстоятельства бывают сильнее человека. Да, Коля немного соображал в таких деликатных делах, но продолжал мысленно кривится от досады, что сейчас ведет себя как сопливая девчонка.  Все травмы, которые Николай получал на матчах и тренировках по драконболу, не проходили бесследно, хоть Ягге и прикладывала много усилий, дабы исцелить его тело полностью. Вопрос профессора заставил его мозг заработать в другую сторону и Круглов вынырнул из моря безысходности. Почувствовав мгновенное облегчение от того, что Эрнест Михайлович не говорит о его эпическом фейле, Кругляк благодарно затараторил:
- Нет, у меня есть замечательная младшая сестренка. Дашкой зовут. Она просто потрясная!  Я иногда ее даже к родителям ревновал. На самом деле быть старшим братом круто: ходишь такой весь крутой, защищаешь младшую от нападок шпаны и все такое…
Коля вдохновлено рассказывал о плюсах иметь сестру или брата, не замечая, как искажается лицо профессора от этих душевных слов ученика. Но Кругляк не замечал этого и продолжал разводить свое ванильное повествование. Заткнулся он только тогда, когда прошел в апартаменты Магнитского. Парень осматривал запущенное жилище Эрика, отмечая про себя, что тут следовало бы убраться. Но потом он вспомнил, какой срач развел в своей комнате и мгновенно подавил в себе очнувшегося от столетнего сна блюстителя чистоты и порядка. Пока он осматривался, профессор заделал кофе. На его вопрос о плече Круглов отрицательно помотал головой и принялся стягивать с себя рубашку и поудобнее устраиваться на полу. За всем этим занятием Коля скользнул взглядом по столу Магнитского и заметил там фотографию ребенка с медведем. Улегшись на пол, парень пробормотал:
- А у меня в детстве такой же медведь был. Какой-то родственник подарил, когда я совсем мелким был.
«И чего это меня пробило? Типа Магнитскому не плевать, что у меня там в детстве было» - мысленно одернул себя Николай.

0

7

Эрнест Михайлович только хмыкнул на слова Круглова – да уж, быть старшим братом действительно клево, особенно если есть родители, если есть кому позаботиться о тебе и младшем брате. Если самому не надо быть взрослым.
Волевым усилием отогнав от себя тяжелые раздумья, Эр опустился на колени рядом с Кругловым и принялся прощупывать вывихнуто плечо, пытаясь определить как бы это половчее вправить вывих, попутно отвлекая Коляна разговорами о семье.
- Это брат мой, - кивнув на фото, произнес Магнитский, деловито примериваясь к руке своего ученика – я ему медведя подарил, когда мы еще в детдоме жили.
Резкий рывок и сустав с громким щелчком встает на место, а Эр поднимается на ноги, отряхивая руки.
- Садись. Сейчас пожевать чего-нибудь принесу. Руку не напрягай хотя бы дня два, а то сустав обратно выскочит.
Посчитав свой долг выполненным, Эрнест Михайлович отбыл  в направлении кухни, сооружать бутерброды, стараясь не думать о том, почему это Круглов так похож на его младшего брата. А ведь он его искал, и долго искал, даже людей тех нашел, которые его Колю усыновили, вот только его брата у них уже не было.
Соорудив таки пару бутербродов стандартных, типа хлеб-колбаса-сыр, товарищ Магнитский вернулся в комнату, в первую очередь поинтересовавшись плечо Николая.
- Ну, моих родичей ты уже видел, теперь твоя очередь – преувеличенно бодро произнес профессор и водрузив на стол тарелку с бутербродами, разрешающе махнул рукой, - налетай.

0

8

Николай заметно разнервничался, когда профессор склонился над ним, примеряясь как бы вправить сустав. Круглов глубоко вдохнул пару раз, словно рыба, которая по собственной глупости телепортировала из глубинок океана в сердце Сахары. Парень вовсе не был трусом, но боль делала его слабым. Он в который раз мысленно дал себе пощечину и напустил безразличие на свой вид. Магнитский отвлекал его болтовней о брате и шатен, утратив бдительность, пропустил тот момент, когда профессор сделал рывок. Плечо обдало жаром и Коля невольно вскрикнул, но боль ушла так же мгновенно, как и возникла. Парень облегченно выдохнул и полежав еще несколько секунд, быстро поднялся с пола. Он пару раз свел лопатки, дабы убедится что все в порядке, а затем двинулся к Эрику - выражать благодарность. Но не успел Круглов сделать и парочки шагов в ту сторону, куда ушел Магнитский, когда сам профессор появился в дверях с бутербродами.
"Ну вот, навязался я ему. Еще и кормить меня удумал" - немного удрученно отметил про себя Николай, усаживаясь на софу. Когда учитель "попросил" его показать фото родственников, Коля с готовностью вскочил и бросив: "сейчас, я мигом", метнулся в свою комнату. Он был рад, что пока будет бегать, стыдливый румянец сойдет и он уклонится от неловких благодарностей. Быстро залетев в комнату,Круглов сразу же открыл шкафчик и достал оттуда альбом в красной бархатной обложке. Проведя по нему пальцами, парень вспомнил свое детство,но мигом выкинул все мысли прочь и побежал к профессору. Николаю было неудобно, что он навязывался ему и хотел выполнить хоть эту его просьбу.
-А вот и фотографии, - довольно громко сказал Круглов и присел на диван открывая альбом.
Коля довольно долго показывал Магнитскому фотографии со своей бабушкой,о которой иногда вспоминал занятные истории, с младшей сестре, рассказывало о родителях, о дедушке. И о каждом он вспоминал истории от которых боль разлуки уходила на задний план. Магнитский увлеченно все это слушал и иногда что-то вставлял. Но внезапно взгляд профессора стал серьезным и Коля проследив за его взглядом увидел лежащую на полу фотографию, на которой были изображены двое счастливых мальчиком. Один был совсем маленький, а второй чуть старше. Быстро подняв фотографию, Круглов пробубнил что-то типа "родители говорили, что это мой друг детства" и быстро впихнул ее между страниц альбома. Он почему-то оберегал это фото от чужих глаз, хотя толком и не помнил того мальчика, который был рядом с ним на фотографии.

0

9

Стоило Магнитскому сказать про фотографии, как Коля немедленно метнулся к двери, словно у него за спиной стоял джин Абдулла, а сам Круглов просрочил книги на тридцать секунд. Эрнест Михалович даже виноватым себя почувствовал - даже кофе не дал выпить человеку.
Впрочем, волновался Эр недолго, запыхавшийся Коля вернулся буквально через несколько минут в обнимку с толстенным альбомом. Прикинув размеры талмуда, который притащил Круглов, Магнитский решил, что будет лучше перебазироваться на кровать – все же удобнее, да и места там побольше, чем на столе.
Как показала практика, это решение было очень правильным – рассказывал Коля весело, интересно и время летело незаметно. Кто бы сказал Магнитскому, что он будет с таким удовольствием слушать истории о семье своего ученика – не поверил бы, а то и в глаз дал бы, чтобы не выдумывал небылицы. Впрочем, удивлялся Эрнест Михайлович недолго – Коля уже подбирался к середине альбома и как-то неловко перевернул страницу, одна из фотографий вылетела и величаво спланировала на пол, то ли не закрепленная, то ли просто оторвавшаяся от альбомной страницы.
Магнитский потянулся за клочком старой фотобумаги, да так и замер на одном месте и в очень нелепой позе, сверля взглядом несчастный кусок бумаги.  На глянцевой черно-белой поверхности были изображены два мальчика в обнимку. Один явно был постарше, а второй, обнимал первого а во второй руке стискивал плюшевого медведя. Оба мальчика улыбались, даже смеялись, и впечатление от этой фотографии было самым что ни на есть приятным. Если бы эти мальчики были бы до сих пор вместе. Кргулов засмущался, резко подхватил фотографию, Магнисткий даже глазом не успел моргнуть и спрятал в альбом, пробормотав что-то насчет друга детства.
«Так вот значит, как они объяснили это тебе…братишка.» - Мысль была безбожно дикой, вот где-где, а в Тибидохсе встретить давно потерянного брата, да еще и так случайно. Эрик подумал бы, что он свихнулся, если бы точно не видел эту фотографию всего секунду назад, и если бы у него в кармане не лежала точно такая же – порядком засаленная и со смятыми краями, но все же.
Похлопав себя по   карманам, Магнитский выудил пачку сигарет, зажигалку и отойдя к приоткрытой форточке, закурил, делая глубокие затяжки, то и дело хмурясь, и раздраженно поводя плечами.
Наконец, неловкую тишину прервал сам профессор – Ну надо же. Друг детства значит.
Выудив из нагрудного кармана, фотографию – точную копию той, что Круглов спрятал в своем альбоме, мужчина хмыкнул и протянул ее Коле.
- А на этой фотографии я и мой младший брат. Его забрали из детдома, куда мы с ним попали после смерти родителей. Вот так вот. Забавно, правда?
Резко посерьезневший Магнитский наблюдал за Кругловым, совершенно машинально подмечая детали, делавшие того удивительно похожим на его младшего брата. Ну надо же. А ведь он что-то такое подозревал, вечно ему мерещилось что-то подозрительно знакомое в Коле Круглове – то ли внешность, то ли повадки, черт его разберет. Оказалось  - не зря мерещилось. Осталось теперь только понять как сам Круглов отнесется к этому, поверит ли, что этот заросший щетиной дядька, да еще и преподаватель в Тибидохсе – его старший брат?  И захочет ли он иметь такого старшего брата – на это вопрос у Магнитского ответа не было, поэтому он продолжал молча курить, отстраненно наблюдая за своим учеником, оказавшимся родным братом. Санта Барабара какая-то получается.

+1


Вы здесь » Тибидохс. Время, назад! » Вселенная безгранична » Кровь от крови