Тибидохс. Время, назад!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тибидохс. Время, назад! » Будни Тибидохса » 29 мая э.г.Я музыки хочу,той горькой пищи,что насыщает нас,рабов любви


29 мая э.г.Я музыки хочу,той горькой пищи,что насыщает нас,рабов любви

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Вид отыгрыша: индивидуальный | закрытый
Дата|время: 29 мая текущего года
Действующие лица: Гробыня Склепова, Жанна Аббатикова, Денис Ивушкин
Предисловие: Непросто, ох, как непросто юным девам держать в руках свое любопытство, так и пожирающее  их изнутри. Вот и Гробыня, завладев секретным блокнотом местного умника-разумника Шурасика, не смогла удержаться от искушения заглянуть под потертую обложку и узнать, какие тайны, не вошедшие в сознание гения, хранит бумага. Много интересного обнаружила девушка, и еще больше не поняла. Но ритуал, награждающий волшебника даром свободного перемещения во времени и пространстве, не мог оставить Гробыню равнодушной: какие перспективы тут же нарисовало ее бурное воображение! Миг - и девушка уже жизни не может представить себе, если жизнь та не в 50-х гг до нашей эры в небезызвестной Александрии... Склепова подготовила все, что нужно для ритуала и начала действовать, видя не за горами прекрасное светлое будущее. А точнее прошлое. Но, столкнувшись с некоторыми непреодалимыми трудностями, была спущена с небес на землю. Но где наша не пропадала! Наивная девушка решилась обратиться за помощью к кому-нибудь из сильнейших и выбор пал на представительницу прекрасной категории людей (некромагов) - Жанну Аббатикову. И та, видать, из женской солидарности, предоставляет требующуюся помощь! Вот только бескорыстна ли та помощь и не выйдет ли боком некоторым увлекающимся натурам....

0

2

Гробыня с трудом управляла своими мыслями, путающимися и стремительно покидающими сознание. Стоило попытаться на чем-то сосредоточиться и к голове девушки подступала сильнейшая боль, так и бьющая в висках и забирающая способность видеть и думать. В глазах у Склеповой темнело и девушка не чувствовала ничего, кроме диванной подушки, так неудобно оказавшейся под ее поясницей, и сильнейшей мигрени.
Гробыня попыталась позвать на помощь, сказать хоть что-то, но тщетно - силы покидали девушку.
В какое-то мгновение краем глаза она заметила открывшуюся дверь и появившуюся расплывчатую, но, казалось, знакомую фигуру и в следующее мгновение отключилась.

Пятью часами ранее.

Гробыня в очередной раз шумно выдохнула, мужественно сдерживая эмоции и перевернула страницу книгир.
Вот уже второй час она лежала на диване гостиной, пытаясь получить удовольствие от специфического массажа ног, который делал ей Гломов, будто задавшийся целью оставить сегодня девушку без пары пальцев.
- еще раз, - думала Склепова, - еще раз он попытается выдернуть мой палец и я....
Впрочем, что будет после этого "еще раза" не знала и Сама склепова, а думать было лень, потому уже второй час... ну, вы поняли.
В руках девушка держала увесистый томик трагедий Шекспира, беспардонно завернутый в обложку тупого журнальчика. После того как четвертый мимо проходящий однокурсник решил прикольнуться и раздуть спектакль на тему "И Склепова тоже умеет читать что-то кроме журналов и рецептов приворотных зелий?", Гробыня решила, что лучше остаться в своем амплуа и отвоевать пару часов покоя, чем внезапно оказаться объектом для шуток. Тем более что воевать с шутниками было, откровенно говоря, лень. На протяжении последних дней Гробыня зачитывалась всевозможной мифологией и историей, получала от подобного времяпрепровождения бешеное удовольствие и пока не собиралась от него отказываться, тем более что все эти истории, несомненно, обладающие определенным шармом, вызывали у нее сильнейшее восхищение.
- Черт, Глом! - не выдержала девушка, - за что ты меня так не любишь?
Она села на месте, бесцеремонно выдергивая ноги из лапищ вьюноши, который в ответ на такой совершенно неожиданный для него наезд промямлил что-то, что следовало понимать как нечто среднее между "а чо я сделал?" и "да я люблю!".
- Ну вот и умничка, - проворковала отходчивая Склепова, почесав Глома за ухом, отчего выражение его лица из непонимающего медленно но верно начало перетекать в блаженное, - а теперь , пока я цела и могу передвигаться самостоятельно, пойду-ка я отдыхать. Тяжелый день, все дела...
Конечно, отдыхать никто не собирался, но было ясно, что в гостиной нормально почитать и отдохнуть не получится. Мало того, Гломов никак не мог сдерживать свои порывы страсти, так еще и плотность населения на квадратный метр к вечеру стремительно росла.
- Вот единственный раз в жизни захочешь духовно просветиться и хрен там! - подумала Склепова и, звонко чмокнув Гуню в щеку, удалилась "Отдыхать".
Спальня девушек, к счастью Гробыни, пустовала: Гроттер как обычно была на тренировке, а Пипа...  кажется, мадемуазель Дурнева свалила на очередное свидание. Что тоже было довольно обычно.
Гробыня открыла нараспашку окно, впуская порывы теплого весеннего воздуха и сладковатые ароматы сирени, и рухнула на огромный мягкий матрас, предвкушая  несколько прекрасных часов  гармонии и прочих радостей.
Хватило девушку,  однако, чуть более чем на час.
Дочитав "Антония и Клеопатру" и намереваясь перейти к "Королю Лир", девушка ощутила нечто странное..если бы у людей действительно случалось шило в известном месте, то, несомненно, в тот момент у Склеповой можно было бы их найти аж штуки четыре. Но шила, конечно, не было, потому чувство было, как минимум странным...
Гробыня отложила книгу, поднялась с кровати и подошла к окну. Ее взору предстала прекрасная картина: сочный розовый закат, макушки пушистых елок, легкий теплый ветерок  и это неповторимый запах...все это успокаивало и погружало в совершенно невероятную, сказочную атмосферу.
К сожалению, и без того слегка захандрившей Склеповой теперь овладели совсем печальные мысли  о несовершенстве мира.
Порядком уставшая от всего, что ее окружает и изо всех сил желающая чего-нибудь принципиально нового, этого нового Гробыня никак не могла найти. Приунывшая девушка черпала вдохновение и гармонию во всех этих мифологических и исторических книгах и дочерпалась: Гробыня окончательно решила, что так жить больше нельзя. Вот, раньше люди жили! Балы, охота! А мужчины какие были! Сильные, властные, решительные! А женщины! Да, среднему классу не везло, но находились единицы, которые восхищали и поражали воображение!
И Гробыня пришла к выводу, что в то время, конечно, она бы развернулась... Любую Клеопатру за пояс заткнула бы и установила бы во всем мире Гробоархат.
Девушка вздохнула и отошла от окна. Она принялась было мерить шагами комнату, терзаясь невнятными раздумьями,  но уже на третьем круге ей на глаза попался старый, порядком измятый блокнот, не так давно попавший в ее руки.
Блокнот принадлежал местному умнику Шурасику. Гробыня, помнится, попыталась почитать, что там такое записывает наш гений, то половины не поняла, трети не разобрала, а после того как с одной из страниц на ее руки вылилась странная дурно пахнущая жидкость светло-голубого цвета, девушка блокнот отложила и решила не трогать и при случае отдать владельцу.
Однако сейчас будто какая-то сила (любопытством и шилом в жопе эта сила зовется) подтолкнула ее. Девушка села за стол, открыла блокнот и принялась в общем-то бесцельно его листать. Какие только магические извращения не попадались ей на глаза! Она, будучи барышней далеко не слабонервной, половину из описанного делать точно не решилась бы. Но была и другая половина, среди которой нашлась запись, озаглавленная "Путешествия во времени и месте".
Не поверив своему везению, Склепова трижды перечитала запись, из-за чего та, впрочем, не изменилась.
Гробыня прочитала описанный рецепт, который был, конечно, не самым простым, но и не самым сложным и, немного переоценив свои возможности и недолго  думая, девушка начала подготовку к ритуалу.
- так. что у нас здесь... черные розы, волос, аметист, слезы призрака, перо из уха полярной совы, кожа с задней левой стопы слона... что за бред... свеча, оливковое масло, песок с желаемого места... ну, вроде, все более или менее понятно... - заключила Гробыня, дочитав до конца довольно странный список.
Спустя 40 минут все необходимые артефакты были найдены. Правда, девушка не была уверена на счет кожи слона (к сожалению, Малютка Клоппик не подписывал, какой именно лапе животного не повезло на этот раз), и розы были темные, но все же не черные, а бордовые. Зато с песком, например, все получилось как нельзя лучше, да и аметист завалялся самый что ни на есть подходящий.
Гробыня еще раз перечитала "рецепт счастья" и...вот тут-то ее ждал облом. Как выяснилось, прочитать заклятие может лишь некромаг или потомок древнего Бога. Потомком Склепова не являлась, с некромагией тоже сталкивалась лишь на правах зрителя.
- Так, прекрасно. У меня потрясный выбор! Просить о помощи Ягге, которая отправит меня к Сардику, или Бейбарсова, который будет глумиться, а потом всю душу вынет, бросит ее под каток, переедет, а потом вернет как ни в чем не бывало и улыбнется улыбкой, которая запросто устроила бы апокалипсис. Если бы, конечно, улыбки это умели.
Склепова поморщилась и рухнула на свой прекрасный матрас, размышляя, что делать.
В принципе-то из тех, кого можно как-то связать с Божествами, имелась Медузия, но она, по ряду объективных причин, не подходила для реализации задумки Склеповой. Были также еще две девушки некромага.
- Ленка не катит. Узнает, что блокнот Шурасика у меня - задолбает вопросами, а помочь - не поможет. А вот Аббатикова... хм....
Через пару мгновений Гробыня стремительно двигалась в сторону комнаты Жанны, думая, что бы ей такое наболтать, чтобы получить желаемое.
Наученная горьким опытом, Склепова догадывалась, что просто попросить заклинание вместо нее  не получится - так оно на Аббатиковй и сработает. Потому нужно уломать девушку сделать Гробыню некромагом... Хотя бы ненадолго. Буквально на 5 минут. Всего-то. Сущий пустяк.
Гробыня постучалась в дверь и, придав своему лицу выражение исключительного спокойствия и вежливой доброжелательности, вошла и осмотрелась. Мрачноватая комната не внушала доверия, да и не менее мрачноватая Жанна, колдовавшая над огромным фолиантом, тоже. Но что делать...
- Привет, - поздоровалась Склепова и пошла вглубь комнаты, присмотрев рядом с Аббатиковой удобный диванчик с мягкими подушками, - как жизнь? - она без спроса села на диван и поинтеерсовалась, заглядывая в книгу, -а  чем ты тут таким интересным занимаешься?
- Ну, все. Не поминайте лихом - подумала Склепова, осознавая, что ей, мягко говоря, не по себе, и в своей безопасности она отчего-то совсем не уверена. Но... была - не была!
Она снова подняла глаза на Аббатикову, которая, в свою очередь, смотрела на нее задумчиво, не без интереса, но скорее как ученый на неведомую зверушку, над которой он будет издеваться следующие пару часов. Стало как-то жарковато...
Гробыня мило улыбнулась, ожидая ответа.

+3

3

Жан не ждала гостей.
Прошу заметить, речь идет не о конкретно этой минуте в жизни третьего некромага.  Она никогда их не ждала и никогда не была им рада. Будь Аббатик трехлетней малышкой с плюшевым медведем и двумя косичками - она все равно бы никого не ждала, даже Деда Мороза с большим мешком подарков. Дружелюбия в них не наскребешь даже на пончик с вареньем. Во всех троих, вместе взятых.  Поэтому посторонним в обитель некромагов вход всегда… нет, не запрещен. Разрешен. Правда, посмертно.
А тибидохцы Жан вообще категорически не нравились. Как класс, как тупиковая ветвь эволюции, которую уже давно стоило истребить и не портить генофонд  приличным волшебникам. Но нет, же! Что-то подсказывает (наверное,  девятое чувство), что этих существ просто так веником не забьёшь и из базуки не достанешь.  Придется идти другим путем. Впрочем, пробыв несколько дней в чудо-школе, некромаг  все больше склонялась к выводу, что самый простой способ истребления этих неудачников – просто им не мешать. Они с таким упорством и трудолюбием каждый день роют ямки себе и окружающим, что можно вообще не вмешиваться, занять место по удобнее, захватить попкорн и с интересом наблюдать, как земные маги сами вгоняют себя в неприятности по самые ноздри. Жаль, совершенно  нет на это времени и приходится ускорять процесс изо всех сил.
- Называется:  вы нас не ждали, вот мы и приперлись…  И что она тут забыла? Неужто, позарилась на наше некромагическое столовое серебро?
С недовольством, никак не отразившимся на  ее бесстрастном  облике, Жан оторвалась от (до чертиков надоевшего)  технического плана магико-аномальных зон о. Буяна, полуторавековой давности и сосредоточилась на вредителе.
Легкость, с которой разноцветная девица нарушила  покой и неприкосновенность их со Свеколт жилища, не удивляла. Честному некромагу нечего скрывать от общественности - решили девушки, из принципа не пользуясь запирающими, в  особенности, когда находились  в комнате. Смертельное заклинание вуду с замедленным эффектом, ведь не считается, правда? Хорошее такое заклинание, висит  себе в дверном проеме незримой сетью, никому не мешает. И еще ни разу не подводило. Некромагини его, помнится, почти пять часов плели, пока не добились желаемого эффекта. Жан с легким любопытством оглядела жертву, которой надлежало минут через двадцать скончаться в страшных муках. Пока признаков  надвигающейся кончины не наблюдалось, так что придется уделить пару минут светской беседе. Если жертва не покинет этот свет раньше, исключительно по собственной глупости.
- И зачем  только я обещала Бей-Барсу вести себя прилично и не злоупотреблять пытками? Ведь Зло само идет в руки…
Мысли - мыслями, а не стоило забывать про главную цель, которая, как путеводная звезда, вела некромагов вперед, ежесекундно выверяя ориентиры. Крашенная могла оказаться полезна, поэтому не время и не место заниматься членовредительством. Тем более, это может плохо отразиться на репутации и карме. Хотя, последнюю уже даже "Доместосом" не отскребешь. Аббатик щелкнула пальцами, превратив объект своего изучения в философскую повесть "Три поросенка"   и воззрилась на Темную со всей имеющейся у нее любезностью.
- О, гостья! Как мило с твоей стороны заглянуть в наш скромный уголок, - Жанна всплеснула руками и попыталась припомнить, что обычно говорят в таких случаях приветливые хозяева. Как же трудно было вспоминать то, что ты никогда не знал,  а потом еще и забыл! - Отчего  без предупреждения? Я бы прибралась,  обои поклеила, пирогов напекла…хм… или  поганок пожарила с грифоновой желчью – французский деликатес. Говорят, если не помрешь от запаха,  то будешь жить до самой старости… Правда, проверить, еще никому не удавалась.
- Надо же, какая резвая самоубийца, -  почти восхитилась Аббатик, наблюдая, как незваная гостья устраивается на любимом диванчике Иелен .  Подруге, не склонной к излишествам, эта вещица приглянулась практически сразу. Еще бы! Именно на этом диване известный меценат Кастлеровский разделался со всеми своими двенадцатью женами.  (Не оптом, разумеется.  В порядке живой очереди). Даже бурые пятна особо отмывать не стали, прόклятая вещь, да еще и с кровью невинных жертв – прекрасный проводник для темных ритуалов.  Правда, вампирит, жизненные силы, зараза. Но с некромагами не связывается (себе дороже),  и уже три дня стоит голодная. Впрочем, подобное к подобному. Темных, как мух на паутину, тянет всяческая  черная магия. Чем мощнее и оглушающе она действует, тем сильнее магу хочется слиться с ее разрушительной силой. - Кажется, Темная имеет тесный опыт общения с вещами-вампирами, наша крошка, к сожалению,  не навредит – Жан приметила печать и тихо хмыкнула. -  Ей бы в цирке дрессировщиком  голодных крокодилов работать.
- Какими судьбами  ты ко мне? - Словно не заметив вопроса, поинтересовалась некромаг. Она вообще предпочитала не замечать те вещи, которые ей не нравились. Слово слишком сильный инструмент, это любому чародею известно. Играть с ним не стоит даже самым темным сущностям.
Возможно, поэтому некромаги никогда не врут. Только творчески импровизируют и феноменально недоговаривают.

+1

4

Разговор не клеился. Ну вот так вот просто взял и не клеился. Сопротивлялся как мог, несмотря на все попытки его инициатора в лице Гробыни. Ее вопросы Аббатикова старательно игнорировала, а искреннего душевного порыва прийти с миром, спокойно так пообщаться, по-дружески помочь ближнему и все такое, она отчего-то не оценила.
- Тьфу ты, - раздосадованно подумала Склепова, - вот вечно так. Раз в жизни придешь со всей душой и нате вам. Ни искренней улыбки, ни доброжелательности. Фи.
Склепова быстрым взглядом окинула комнату, раздумывая, как можно исправить ситуацию и сделать встречу хотя бы отдаленно напоминающей дружескую. Раздосадованно вздохнула, запоздало попытавшись вздох замаскировать под средней теплоты улыбку, которой обычно одаривают клиентов консультанты магазинов электроники, и подумала:
- Надо было идти к Бейбарсову. Один фиг же, только он хотя бы симпатичный и в комнате у него поприятнее...
Здесь еще следует отметить, что все, что носит брюки, в глазах Склеповой автоматически получает плюс 50 к обаянию. А если еще и физиономия получилась, то вообще круто...
- Да и с мужиками проще. Там сидишь себе, глазки строишь, да под круглую дуру косишь. И они сразу такие снисходительные делаются... Хотя, этому пофиг, но если под дуру закосить совсем капитально, то не проще ли помочь, чтобы избавиться поскорее? А тут Древнир ее знает...
Гробыня на секунду выпала из беседы, в результате чего благополучно пропустила мимо ушей пару плохо замаскированных колкостей (что ее, впрочем, совершенно не расстроило) и очнулась, поняв, что ей задали вполне прямой вопрос и хотели бы на него услышать ответ. Желательно, покороче.
Поняв, что все ее душевные порывы так и остаются проигнорированными, она на них забила и сделала выбор в пользу исключительно деловой формы общения.
Девушка задумчиво поскребла ногтем странного вида пятно на диване, хмыкнула и, моментально про него забыв, повернулась к Жанне.
- Да тут какое дело. Мне нужна твоя помощь.
Выдержала паузу, наблюдая за реакцией собеседницы и ожидая стандартного набора колкостей. Потом продолжила
- Я тут надумала произнести одно небезынтересное заклинание. Поколдовать перед сном, сделать свою жизнь приятнее, все дела... Но столкнулась с проблемой. Определенную, завершающую часть ритуала может совершить либо Божество, либо его потомок, либо некромаг. Как ты понимаешь, к Ягге идти - не вариант, Ягунчик коненчо чудо, но ему я в этом плане не сильно доверяю. Накосячит, да еще и растреплет, чего доброго. Вот.. решила обратиться к тебе. Там в принципе-то все готово уже, произнести осталось... И... будет мне счастье, а также я твой должник, проси что хочешь, только в пределах разумного. Вот такие пироги!, - закончила Склепова. Пристально уставилась на Жанну, ожидая ее реакции.
Гробыня запоздало подумала, что кандидатуру Ягунчика-то тоже стоило рассмотреть. Вот только, какая досада: вспомнила она о нем только сейчас.
Он юноша хоть и специфический, но уломать его можно. И опасности от него тоже ожидать не стоит. Может, конечно, выкинуть что-нибудь, но больше случайно. А тут кто ж знает, чего ждать от этих темных личностей, некромагами которые зовутся.
На мгновение Гробыня подумала, что Аббатикова ее сейчас просто пошлет. Конечно, это все будет куда более многословно, чем "Склепова, иди в пень", и пафосно также, как пафосна новогодняя речь президента, но суть от этого останется неизменна.
- Ну и ладно, - подумала девушка, - так даже и спокойнее будет. Да и не стоило так уж прям обещать "что хочешь", опять же. А так все при своем. Пойду к Ягуше схожу.
В голове Гробыни уже нарисовался целый план того, как реализовать свою задумку этим же вечером. Надо пойти пнуть Глома, чтобы тот сагитировал одного из вечно крутящихся вокруг него купидончиков сгонять на Лысую гору в магазин драконобальных товаров, купить там какую-нибудь херовину невнятного предназначения, отловить лопоухого потомка Божества и....
И вот уже Гробыня видит себя царицой Египетской. А там драгоценности, слуги.. А мужчины какие! Один Антоний чего стоит.
С трудом вырвавшись  из приятных объятий своего разгулявшегося воображения, Гробыня мило так осведомилась:
- Ну так что?
- Валяй, язви, самоутверждайся, отказывай и я пошла, - подумала девушка, мысленно поставившая крест на этой затее и уже готовая вставать и топать дальше, к Гломову за купидонами, но ответ Жанны ее удивил. И как-то даже слегка напряг.... Появилось стойкое ощущение того, что не все так просто, как казалось, шутки шутить никто не будет и вообще ей, Гробынюшке, стоит сто раз подумать о том, куда она влезает.

Отредактировано Гробыня Склепова (2014-01-13 15:03:51)

+1

5

Иногда так бывает: живешь себе живешь, никого не трогаешь. И вдруг, этот "никого"  начинает питать какие-то нелепые надежды на твой счет. Мол, неспроста, товарищи-присяжные,  она мне голову столько времени зубочисткой не отпиливала! Стеснялась, потела, ночами не спала! Все ждала – когда ж я, наконец-таки приду, сяду на  ее некромагическую  шею и ножки в полосатых носках свешу… Откуда только у  некоторых особей берутся такие опасные для организма фантазии?  Жан с волнением подумала,  наверное, в обед (который она благополучно пропустила уже не в первый раз), скатерти-самобранки порадовали  учеников какой-нибудь заковыристой похлебкой из галлюциногенной плесени. А как иначе объяснить невозможное по своей оригинальности заявление Гробыни? Аббатик с неким  любопытством подошла к темной поближе и заглянула в ее разнокалиберные глаза. Зрачки, конечно, расширены, но не сильнее обычного психического расстройства. А в них… Тьма дорогая! Как много интересного можно увидеть в таких вот, с виду ничем не примечательных, "зеркалах души".  Эпические магбастеры про ГП отдыхают в кювете и судорожно подсчитывают дырки от своих прокатов.
Какое соблазнительное и глупое  предложение, - Жан мысленно облизнулась, все детальней просматривая вероятности ожидающих Склеп событий. – Интересно, какой разумности можно ожидать от рационально безумного в своей сознательности некромага, м? И чему вас только учат в этой каменной пародии на общеобразовательное учреждение? Разве можно ходить в "должниках" у существа, для которого мертвяки роднее и ближе не только живых людей… но и котят?
- Уговорила!
Аббатик отвернулась от темной, словно та разом растратила для нее всю привлекательность и быстро переместилась к огромному, деревянному сундуку с окованными железом углами и принялась быстро копаться в нем. Где же, где же… Я видела у них… ах вот, она, родимая! Довольно фыркнув, некромаг достала и темных недр маленький футляр и победно захлопнула крышку.
- Ты просишь меня об одолжении, - с легкой улыбкой пастушки, с любовью расчесывающей шерстку одной из своих маленьких овечек, некромаг  присела рядом с Гробыней.  Подвампиривающий диванчик испуганно скрипнул, изо всех сил стараясь уменьшиться в размерах или на крайний случай, моментом провалиться в Тартар. – И я с удовольствием помогу. Из женской солидарности, так сказать. Мы же, девочки, должны помогать друг другу, правда?
Суть и творческое начало  заклинания, про которое сейчас трепалась Склепова, ее волновали чуть ли не в последнюю очередь. Сколько их было произнесено, прочитано, вырвано из глотки – и не сосчитать.  Вряди темной удалось отыскать в застенках этого парника для одуванчиков что-то поистине смертельное… ну или хотя бы оригинальное. Наверняка, опять что-то из темы  отворожить-приворожить, угробить соперницу, завладеть миром и сто процентной скидкой на последнюю коллекцию Гробанно. Очередная скукота от которой сводит зубы. Однако, третий некромаг была из числа тех, кто никогда не ждет пока ее кто-то развлечет, предпочитая самостоятельно устраивать себе и окружающим черепно-мозговой Армагеддон.
- Само собой – услуга за услугу. Мы живем в мире рыночных отношений. Я тебе, ты мне… смекаешь?  Все будет как ты любишь: в пределах разумного, недоброго и невечного.  Только необходимы маленькие формальности.  -  Подмигнув темной, Аббатик открыла футлярчик и вытащила из него странного вида английскую булавку. Вместо головки у нее была симпатичная черепушка из черного камня, весьма  похожего на обсидиан.  Остальное случилось быстро и совершенно безболезненно… ну почти безболезненно. Одно мгновение и игла, на всю длину,  впивается чуть повыше локтя Гробыни. Еще миг и та же самая игла уже вкусила теплую кровь некромага.  У ранее полностью темного черепа прорезались ярко алые глазницы, словно доказывая, что жертва принята и соглашение зафиксировано.
- Ну вот, - ободряюще хмыкнула некромаг, - Будем считать, что договор на оказание услуг подписали. Радуйся, Гробыня! Ближайшие пару часов ты точно не умрешь.
Она вновь уставилась на темную, с удовлетворением отмечая, как одна из вероятностей склеповской судьбы разрастается, оттесняя более удачных товарок, и радует взгляд некромага своей предначертанной неотвратимостью.

Отредактировано Жанна Аббатикова (2014-01-31 01:18:34)

+1


Вы здесь » Тибидохс. Время, назад! » Будни Тибидохса » 29 мая э.г.Я музыки хочу,той горькой пищи,что насыщает нас,рабов любви