Как-то в полночь, в час угрюмый, полный тягостною думой...
Будни Тибидохса
24.05. В Тибидохсе вовсю гремит свадебное праздненство, но никто еще не знает, что свадьба обернется настоящим кошмаром, как только в порог Тибидохса переступит Чума...
В ИГРУ НУЖНЫ:
| ДРЕВНИР | ДЕНИС | КАТЯ | |
Добро пожаловать на ролевую "Тибидохс: Противостояние". Мы рады приветствовать всех и каждого. Не задерживайтесь на пороге, проходите, знакомьтесь с нашими сюжетами, регистрируйтесь и присоединяйтесь. Мы рады любым новым и оригинальным персонажам, поспешите, мы начинаем...

Тибидохс. Время, назад!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тибидохс. Время, назад! » Вселенная безгранична » Мы бухали, мы бухали, наши печени устали


Мы бухали, мы бухали, наши печени устали

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

заморожен с 08.02.2015
Вид отыгрыша: индивидуальный, закрытый.
Дата|время: сентябрь месяц, поздний вечер
Действующие лица: Семь-Пень-Дыр, Демьян Горьянов, Гена Бульонов, Жора Жикин;
Предисловие: зачем могут собраться три мужика поздним вечером? Посмотреть бокс по зудильнику? Бокс - это дело хорошее, но сегодня матчей нет, Гломов оприходован Гробыней,  Пню и Дёме стало скучно. И они решили научить Бульона еще и бухать как бухают настоящие русские мужики. Жикин был срочно отозван с очередного свидания и отправлен к Гломову за карточным должком - бутылями с самогоном. Запасайтесь минералочкой на утро, господа!

+1

2

А дело было вечером, а делать было нечего… Вспоминая данную присказку, Жора, насвистывая какую-то известную лопухоидную песенку про любовь в духе «Ту-лу-лу, ла-ла, я тебя любила, ты меня убил, я тебя забыла, ты меня полюби-и-ил»,  шел по Тибидохсу, засунув в карманы руки. Его свидание на сегодня накрылось, что называется, медным тазом, потому что так захотел сам Жикин. Пришлось применить всю свою неотразимость, чтобы бедная, несчастная, некстати покинутая девушка не покончила с жизнью из-за того, что у Жоры есть дела, и он не может провести с ней ночь на крыше Башни Привидений.
«Ах, женщины… Вы так прекрасны в своей наивности,» - легко подумал Жорик, когда покинул свою ненаглядную сегодняшнего дня. Не мог же он всерьез сказать, что собирается напиться сам и споить другого? Это несерьезно. Девушки такого и не прощают.
Короче, шел Жикин по Тибидохсу. Несчастный, подкаблучный Гломов на вечер был занят делами Склеповой. Это очень и очень хорошая перспектива, потому что Гуня сколько ни пьет, а ему все мало. В результате выпьет больше всех, оставит себя и других такими же свеженькими, как огурцы бабы Маши, соседки родителей Жория. Так что как собутыльник Гломов не очень хорош. С другой стороны, от него очень много толку, потому что он всегда припрячет у себя в комнате изрядные запасы самогона. Вроде даже и гонит самолично. В подробности Жора не вдавался, ему это не надо. Главное другое. Главное, что Гломов не играет в карты так хорошо, как Жикин. А спорили на что? Правильно, на самогон и спорили. Правда, тогда Жора сказал, чтобы проигравший попридержал на потом, когда представится удачный случай забрать. Собственно, вот он, этот день, он настал.
Несколько минут спустя Жикин снова шел по Тибидохсу и снова насвистывал песенку, но руки его уже не были в карманах, а были заняты бутылями с самогоном. Впереди великая миссия:  приобщить Бульона к культуре. Должно было хватить, и даже с избытком. Так что вырисовывается новое главное. Нужно, чтобы Поклеп всю ночь где-нибудь в районе пруда Милюли походил, а то с его чутким нюхом и от Жутких Ворот учует. Хотя опасений никаких, завуч и так там днюет и ночует, должно быть все нормально.
Дверь комнаты нарисовалась. Недолго думая, Жора пробормотал отпирающее заклинание, по неосторожности махнув рукой и чуть не расколотив обе бутылки об дверь. Звякнули, однако, громко, хоть и уцелели. Другой проблемой было дверь открыть. Поставить ценную ношу на пол в голову по какой-то причине не пришло, да оно и к лучшему: народ здесь ох какой ушлый проживает. Выскочит из-за угла первокурсник какой-нибудь, под ногами проскочит, хвать! – и нету. А самогон – это вам не ситро молодцев из ларца! Это сокровище.
Пришлось согнувшись каким-то странным образом локтем нажать на ручку двери, повернувшись спиной, и ногой лягнуть дверь, чтобы та отворилась. И она отворилась. В комнату ввалился Жора.  И, наверное, он был как раз вовремя.
- Дивный день, дивный день! – нарочито позвякивая сосудами с живительным напитком если не богов, то студентов точно, Жикин аккуратно составил их около своей кровати, после чего улегся с довольным видом добытчика и предоставил всем доделывать начатое. С него хватит. Редко кому удавалось выбить у Гломова что-нибудь такое крепкое.

+3

3

Гена лежал и смотрел на потолок. Лежал и смотрел, смотрел и лежал, ибо больше ничего интересного не происходило. Пень с Демой и Жикиным о чем-то шушукались, шушукались и все попытки Бульона подслушать пресекали самым жестоким образом. Гене было обидно, что у друзей от него возникли какие-то тайны, причем они явно не собирались скрывать этот факт. Если бы они секретничали где-нибудь не у него под носом и вообще без его ведома, было бы не так обидно. А тааак… Гена изнывал от желания узнать, чего же затеяло великое тибидохское трио и почему же его не берут в долю.
А вдруг они решили надо мной подшутить как-то? Но так-то не скрываться слишком нагло даже для Пня, не говоря уже о Жике с Демой! Что же там такое? М! – Бульон пытался даже по губам прочитать, но его познания в этой областе даже не равны нулю, они в глубоком минусе. Что поделать, коли он бездарен во всем, кроме передвигания мебели. Гена медленно, но верно погружался в пучину уныния. К Пипе сегодня лучше не соваться. Он утром нечаянно уронил ей на ногу котел для зельеварения, за что был нещадно бит и теперь скрывался от праведного гнева Дурневой-младшей в комнате, боясь высунуть из нее нос. Да и высовывать его особо было некуда. Гендос привык шататься  с кем-то из своих соседей по комнате по Тибидохсу, но Жикин умчался на свидание, а Пень и Дема с загадочным видом отправились куда-то, всем своим видом демонстрируя, что Бульона тут вообще нет и это исключительно их дело.
Гена страдал. Ему казалось, что его бросили все на свете и он совершенно никому не нужен. На Бульонова частенько нападали такие приступы жалости к себе, когда ему представлялось, что его – такого хорошего и замечательного – никто в упор не видит, словно он пустое место. Обычно в такие минуты он начинал делать всякие глупости, чтобы хоть как-то привлечь к себе внимание. Внимание-то он привлекал, но все вокруг крутили пальцем у виска и говорили, что Бульонов, де, совсем того. И если в обычной лопухоидской школе все этим и обходилось, то в магической любителей постебаться нашлось побольше. Насилу пережив последнюю шуточку и едва не свернув себе шею (а вы попробуйте двигаться прямо, когда у вас ботинки передвигаются исключительно конем!), Геннадий на время завязал с привлечением внимания и страдал тихонько, в комнате, обычно в полном одиночестве.
Бульон прикрыл глаза и попытался поспать. Ну, что еще можно делать ближе к вечеру, когда за окном уже темнеет? Жикины там всякие на свидания ходят, Демыч с Пнистым где-то развлекаются небось, а ему тут торчать! А так поспишь, хорошо, особенно если сны какие-нибудь радостные приснятся.
Хлопнула дверь комнаты. Гена притворился спящим, надеясь, что вернувшиеся – а их было двое, судя по шагам, - ему поверят, и он, наконец, услышит, чего ж они там скрывают. Вошедшими, скорее всего, были Семь-Пень-Дыр и Горьянов, которые чем-то там стукали по столу и шмякали чем-то помягче. Бульонов нервно шевелил пальцами ноги, изнывая от любопытства. Снова хлопнула дверь, впуская еще кого-то. Этот кто-то особо не церемонился, ибо дверь хлопнула так, словно ее били тараном. А так как дверь находилась аккурат возле кровати Геныча, то удар отозвался большим бумом в голове. Притворятся спящим дальше было бессмысленно. Гена приоткрыл один глаз, потом второй, оценивая обстановку. Обстановка была такая: у подоконника яростно махал ножом Пень, неподалеку маячил Демыч, а напротив Бульона чем-то звенел Жика. Потом звенеть перестал и, поставив что-то внушительное возле кровати, завалился на нее и стал махать ногами перед его глазами. Генка недовольно хмыкнул и перевел свое тело в вертикальное положение, разглядывая принесенное Жорой.
О! – многозначительно произнес он. – О! О! О! – еще многозначительнее добавил. Память нашаривала в прошлом привычный образ, виденный много раз в кино.
Бутыль! – определил тару Бульон, пытаясь разобраться с ее содержимым. Если судить по цвету – явно не кефир, но и не вода. – Э, водка? – на удачу предположил он, пялясь на бутылки.

+3

4

Пить или не пить…вот в чем вопрос, извечный вопрос который мучает Дему, Пня и Жику, Гломова это вопрос вообще не жует и не грызет.. так как для самого крепкого лба Буян, тут не может быть вопроса. Для него это факт…пить…и много, Для Жорика же это чревато похмельем после которого ему придется переносить свои свиданочки. Для Пнистого это большая угроза по пьяной лавочке дать денег в долг и забыть об этом…ну или на крайний случай не так посчитать проценты от дырочек. А что касалось доблестного Горьянова…так это просто похмело…которого он не переваривал…особенно по утру на тренировках по драконболу…когда этот ушастый комментатор орет во все горло, а отголосок у тебя где-то в мозгу стрянет, и еще долго кричит Ягуновским голосом…в такие моменты хочется попросить у богатырей дубинку чтобы выбить эту голосистую дрянь. Но в данном случае выбора не было…все дело было в их общем друге - Геннадии Бульонове, который еще не успел приобщиться к общему зеленому змию… что означало полнейший не порядок…нужно было поправлять ситуацию…и таким образом было решено устроить пьянку на четверых. Генку было решено не звать…так как тот выпьет все и ничего не оставить остальным…но Жора вызвался умыкнуть у него пару бутылок горючего, его примеру последовал и Пень с Демкой. Выйдя из спальни Бульона, Горьянов направился в свою комнату. Оказавшись внутри, юный недоволшебник залез под кровать чтобы найти там золотой запас…одна ко фигу с два.
- Пустая, пустая, опять пустая…мать моя женщина…так поглядишь можно подумать, что тут алкаш живет. - Демьян сгреб все пустые пузыри и выбросил в окно. Конечно так было делать нельзя…да все так делали, ну а куда пустую тару из под спиртного девать? Выносит в общий мусор? Чтобы тебя Поклеп сразу хвать и жуков собирать в баночку? Нет уж…лучше в окно. И потом когда все кидают с окна, фиг вычислишь чье это было добро.
- Нет ну у меня же был в запасе литр или два.. я точно помню! – Злобно рыкнул Горьянов и теперь уже буквально целиком залез под кровать, да так что только пятки ботинок сверкали снаружи.
- Вот они! Вот они золотые! – С победой целуя стекло бутылки, Дема вылез из-под лежального места и вдруг осекся. Точно алкаш…бутылки уже целую…пора завязывать с этим делом. Спрятав две бутылки по рубашку, парень с темного отделения выскользнул в коридор, и буквально на цыпочках, придерживая два донышка, вернулся в комнату друга, где по дороге столкнулся с Пнем. Оказавшись в комнате Дема обратил внимания что Бульон спит. Ну ниче… щас проснется, выпьет, да еще и спляшет потом. Выставив гулко бутылки на стол, Дема ушел к подоконнику, на который водрузил свой суповой набор. Через несколько минут вернулся и Жора, с явно стыренными пузырями…Дема лишь надеялся что Гунио не хватиться, иначе всем достанется.  Тут уже и Гендос проснулся, и стал внимательно изучать содержание пузырей. Горьянов внимательно следил за ходом его мыслей. Но когда друг изрек слово «Водка», темный чуть не заржал во весь голос. Но вместо этого только спрыгнул с подоконника, и подойдя к Гене хлопнул его по плечу.
- Самогонка друг мой…самогонка…будем учить тебя пить…признаюсь идея была не моя…но демократия победила…так что готовь печень Бульон…спирт уже на готове. – Как только Демьян закончил хвалебную речь, тот тут же удалился обратно к подоконнику, чтобы дать до соображать Гене что тут происходит, и в этот раз залез на него с ногами

+3

5

Остались ещё такие дни в жизни рядового тёмного мага, когда у него всё лучше всех. Даже котлеты из тертой редьки на ужин не имеют на него никакого эмоционального влияния. Напротив, заряжают витаминами, подготавливают печень к тому, что ей предстоит плодотворная работа, сводящаяся к отстаиванию своих позиций в организме. Да-да, сегодня был именно такой день. День попойки Пня и его приближенных! А ведь ещё пару дней назад ничто не предвещало беды…
…одним прекрасным осенним днём, Пень спокойно, никому не мешая, прогуливался по территории Тибидохса. Естественно не просто так, Дыр вообще ничего не умеет делать просто так, а для поиска идеального места для клада. Первой мыслью было взять с собой Гендоса, он всё равно никому бы не рассказал, излишней болтливостью сосед не страдал, да и ему в детстве точно приходилось что-либо прятать от своей мамаши. Вот только Бульона ни в комнате, ни на этаже, ни даже в Зале Двух Стихий не оказалось. Что было странно, время-то было очень даже обеденное. Но обойдемся без долгих предисловий, переходим конкретно к делу. Идёт, в общем, Семь-Пень-Дыр мимо сторожки Циклопов, заглядывает внутрь и стопорится. Внутри сидят два циклопа, Клоппик и наш небезызвестный Геннадий. Картина, которую предстала перед Пнем, потрясла его до глубины души. Огромных размеров Бульонов отбивался от циклопов, а маленький проныра Клоппик пытался влить в него стопочку исконно русского напитка.
- Проиграл в карты, имей совесть отработать долг, - визжал бывший глава темного отделения.
- Ничего не буду, ничего не знаю, аааа, помогите, - даже птицы взвились воздух от такого крика. Пень поспешил ретироваться, когда услышал, звук падающего на пол стола…
***
- Так, ребята, - Пень ходил вдоль своей импровизированной армии, состоящей из срочно вызванного с дневного свидания Жикина и только что отобедавшего Демьяна, - у нас проблемы! Столько времени прожить рядом и не заметить! Как я мог, как мог… В общем, друзья, как это не прискорбно, но наш Бульон не умеет пить! Да, я знаю, что вы расстроены не меньше меня, но не время вешать нос. Наша задача, как старших товарищей помочь Генке. Операцию назовем “Спаивание Бульона”. Приступаем послезавтра, с вас предмет изучения, с меня закуска. Если всё поняли, разойтись!
***
Насвистывая лёгкую мелодию, довольный Пень шел по коридору Тибидохса с внушительных пакетом под мышкой. Облазив за ужином все столы, насобирав всё, что только мог, при этом удачно маскируясь, дабы ни Поклёп, ни Зуби не выказали большого интереса к его скромной персоне, он был доволен, как будто только что выиграл драконбольный матч, сделав как минимум хет-трик.
На жилом этаже, на удачу, никого не было. Темный маг быстренько дошагал до своей комнаты, открыл дверь и протиснулся внутрь. Все уже были на месте, даже бутылки стояли на своих местах. Дыр растянулся в довольной улыбке. Вот он, тот самый момент, когда можно занимать деньги без процентов.
- Ну что, молодчики. Я вам тут закусь принёс, - Дыр потряс внушительным пакетом.

+2

6

Сегодня был тот самый редкий случай, когда первый красавец Тибидохса предпочел общество парней прекрасной половине человечества. Если бы его попросили об этом вчера, он может и отказался бы, смотря свидания какой важности намечались  него в той или ной части школы для трудновоспитуемых волшебников.
Девица, которую он продинамил сегодня, сможет это пережить. Ну если нет-он утешит ее завтра, да так что она пойдет с ним еще на десяток свиданий и расхвалит его своим подругам, которые обязательно захотят проверить, ну а Жора добрая душа с удовольствием поттвердит правдивость ее слов, укрепив свою репутацию.
Зудильник на столе задрожал, и на нем появилось изображение девушки. Брови ее были нахмуренны, а волосы развевались от ветра. Парень вспомнил, что сам назначил встречу на крыше большой башни, и бедняжка наверняка замерзла на холодном ветру, ожидая его.
-Жикин!Есть у тебя совесть или нет?! Можешь не отвечать, откуда ей взяться?
-Детка,-мягким голосом начал юноша,-обстоятельства сложились так, что я вынужден отложить наше с тобой свидание. Но я обещаю, завтра мы с тобой...
-Завтра?Мы с тобой? Ну уж нет, никаких "мы", есть только ты, но уже без меня!
Зудильник погас. Тяжело вздохнув, Жикин отложил его в сторону и накрыл подушкой. Отлично. Эта оказалась слишком вспыльчивой и нетерпеливой. Второго шанса ему не видать. Ну и отлично, найдет другую, без таких заморочек, попроще.
-Парни,-он сел на кровати-я очень надеюсь, что не зря выслушал все это, и наша маленькая фиеста сможет восполнить пустоту в моем разбитом сердце.

+1

7

Гендос вообще парень тихий и незаметный. Он-то в лопуходиной школе страдал от недостатка внимания к собственной персоне, способной, как ему казалось, на невероятные подвиги. Но подвиги под руку не подворачивались, Гена грустил, проклинал Гроттершу и ввязался в одну всем известную историю. Впрочем в Тибидохсе его не ждала гора поклонников с распростертыми объятьями, да и вообще его «подвиг» остался неосвещенном в основной среде обитателей школы. Бульон и здесь продолжил коротать дни тихого и малозаметного объекта, которого порой путали с предметом мебелировки и замечали только тогда, когда нужно было эту самую мебель передвинуть куда-нибудь согласно новомодному фен-шую. Способности Геннадия к магии были невысоки, и на этом поприще он снискал лишь похмыкивания окружающих и тяжкие вздохи его соседа по комнате, когда Гена бился над очередным простеньким заклинанием для первокурсников и никак не мог с ним совладать. Большим умом Бульонов не обладал, до славы Шурасика ему было как до луны пешком туда и обратно, даже терпеливая Медузия Горгоновна хваталась за голову от его «талантов», а Поклеп Поклепыч втайне лелеял мечту, чтобы зомбировать его раз и навсегда. В общем, светило Гендосу печальное и неказистое будущее, если бы однажды он снова не ввязался в историю, помогая Чумихе в ее коварных делах, правда, бессознательно, но кого волнуют такие детали? История та закончилась благополучно, а Бульон снискал какую-никакую славу, получив пару одобрительных похлопываний от своих сокурсников по темному отделению. Парни с тех пор стали если не воспринимать его как авторитет, то относиться значительно более по-дружески. А Гена, сначала растерявшись от такого поворота событий, со временем освоился и стал, что называется, входить во вкус. И вправду, жизнь в Тибидохсе в компании опытным темных магов заиграла совсем другими красками, и чуть ли не каждый день он открывал для себя все новые и новые стороны.
    так что готовь печень Бульон…спирт уже на готове, - провозглосил Демьян, и Гена нервно икнул. Ему до сей поры не приходилось брать в рот ничего крепче настойки от кашля, а тут сразу самогон! Вот так поворот событий! Бульон аж подпрыгнул слегка на кровати. Еще пять минут назад он обижался на весь мир, а сейчас перед ним открывались безоблачные перспективы. Сам Жикин откладывает ради него – Гены Бульонова! – свидание с очередной красоткой, а Пень расстается с закуской и не требует за нее оплаты в двойном размере. Для полноты картины не хватало только Гломова, но того еще в обед утащила Гробыня куда-то в район Лысой Горы, а это скорого возвращения не обещало. Но ему было достаточно и имеющейся компании, ведь мало кто в Тибидохсе мог похвастаться такими знатными собутыльниками.
Ну это…самое… я всегда готов! – старательно подражая Гуне, пробасил Бульонов, с нездоровым блеском поглядывая на бутыль, которую любовно обнимал Дема. Как всякий запрещенный к официальному обороту объект, алкоголь вызывал повышенный интерес, а у Гены, которого с самого детства опекала со всех сторон мать, подобное мероприятие и вовсе вызывало повышенный ажиотаж.
Только я это… - решился признаться Гендос, - никогда… ну… не пробовал, - при этих словах парень покраснел как девица от Жикинских комплиментов, и с мольбой глянул на Жору, казавшегося ему самым понимающим из всей компашки, мол, псс, бро, выручай! Ему не хотелось ударить лицом в грязь перед  друзьями, но он совершенно не представлял, что нужно делать в подобных случаях.

0

8

-Мое сердце может и разбито, но печень пока цела, -констатировал Жорик, и потянулся за бутылкой,-к тому же алкоголь-верное средство от дипрессии, так что приготовтесь излучать позитив!
По поводу своего разбитого вдребезги сердца, парень преувеличил. За столь продолжительное общение с девушками, этот орган стал просто невосприимчив к каким-либо ударам извне. К сожалению, этого нельзя было сказать про его не менее важную часть тела, а именно-нос.
О, после  встреч с кулаками небезысвестного дегенерата Гломова, чей внушительный силуэт вселял трепет, его нос терял всю свою красоту и лоск.. Именно поэтому Жикин старался не ссориться лишний раз с однокурсником.
-Только я это…никогда… ну… не пробовал
Услышав это, и смотря на растерянный вид Бельёнова, парень не смог удержаться от смешка.
-Да у тебя на лбу написано, что крепче чая с тремя ложками сахара ты ничего не пробовал,-ответил он Гене,-но мы это исправим,-подмигнул Жора,-и что-то мне подсказывает, что тебе даже понравиться...
Жикин открыл бутылку и налил ее содержимое в стакан. Пить из горла как Гломов или иногда Пень он не мог, эстетическое чувство не позволяло. Подняв стакан, он задумчиво повертел его в руке, задумавшись о чем-то своем. Потом он вздохнул, и сделал глоток. Горло  привычно обожгло, и Жикин вспомнил, как сам в первый раз открыл для себя горячительные напитки. Кажется, это было еще у лопухоидов, дома у родителей  парень собрал своих одноклассников,  и влез в бар отца. Помниться, тогда еще кое-что случилось в первый раз...
-Держи,-он наполнил стакан для Гены,-только не спеши,-заботливо напутствовал друга Жора,-и я надеюсь завтра ты вспомнишь хоть что-нибудь из того что будет сегодня,-пробормотал юноша.

0


Вы здесь » Тибидохс. Время, назад! » Вселенная безгранична » Мы бухали, мы бухали, наши печени устали