Как-то в полночь, в час угрюмый, полный тягостною думой...
Будни Тибидохса
24.05. В Тибидохсе вовсю гремит свадебное праздненство, но никто еще не знает, что свадьба обернется настоящим кошмаром, как только в порог Тибидохса переступит Чума...
В ИГРУ НУЖНЫ:
| ДРЕВНИР | ДЕНИС | КАТЯ | |
Добро пожаловать на ролевую "Тибидохс: Противостояние". Мы рады приветствовать всех и каждого. Не задерживайтесь на пороге, проходите, знакомьтесь с нашими сюжетами, регистрируйтесь и присоединяйтесь. Мы рады любым новым и оригинальным персонажам, поспешите, мы начинаем...

Тибидохс. Время, назад!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тибидохс. Время, назад! » Будни Тибидохса » 3 июня э.г. Ч2. Шекспир бы плакал!


3 июня э.г. Ч2. Шекспир бы плакал!

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Отыгрыш заморожен
Накануне появления на острове комиссии из Магщества Продрыглых Магций,  пожизненно-посмертному главе Тибидохса, лауреату премии Волшебных Подтяжек, академику Сарданапалу Черноморову пришла в голову  гениальнейшая по своей бессмысленности идея. Помимо закрытого банкета в ЗДС для проверяющих, он решил поразить всю комиссию творческими способностями своих учеников. Воплощать эту затею в жизнь, разумеется, пришлось театральному кружку. За выбором постановки дело не стояло, кружок только начал репетировать Ромео и Джульетту, услышав о которых, Сарданапал и прочие преподаватели рассстаяли, Зуби подалась в ностальгию, а Музе и Авроре Орловым пришлось серьезно поломать голову - ведь они отрепетировали только первую сцену, которая не подходит для представления перед Бессмертником. После жарких споров, кружок пришел к решению - будем ставить финал, слова были разданы и у учеников впереди только ночь, чтобы выучить все.
Но кто-то решил себя не утруждать и воспользоваться запрещенным заклинанием. А это, как известно, чреевато последствиями...

сценарий по Шекспиру

Сцена первая:
1.Заклинание произносит Лоренцо.
Джульета:
Вели мне сделать ты, о чем и слышать
Без дрожи не могла я прежде, все
Исполню я без страха и сомненья,
Лишь только бы женою беспорочной
Любимому осталась мужу я!

Лоренцо:
Так слушай же: ступай домой, - веселой
Ты притворясь, согласье дай на брак
С Парисом.
Возьми вот эту стклянку и, ложася,
Ты жидкость, в ней растворенную, выпей!
Тогда по жалам пробежит твоим
Мертвящий, хладный сон.

2. Лоренцо уходит, Джульета ложится на постель и закрывает глаза(только заклинание действует и девушка и врямь погружается в летаргический сон).
Кормилица:
Синьора! Эй, синьора! Джуля!.. Ну!
Признаться, спит же крепко.
Да это что?... Одетая совсем
И на постели!.. Надо побудить.
Синьора, синьорина, синьорина!
Ах, ах! сюда! скорее! умерла!

3.Опускается занавес, и так как это магический театр одним ловким заклинанием декорации меняются на склеп. Джульета в гробу. Входят Парис и его паж, несущий факел и цветы.
Сцена вторая.
Парис:     
Поди, разлягся ты
Под тем вон кипарисом, чутким ухом
К земле приткнувшись звонкой.
Подай сигнал мне свистом, Когда шаги заслышишь.

4.Паж уходит, Парис подходит к гробу.
Парис:
О, мой цветок прелестный! Осыпаю
Цветами брачную твою кровать
И буду по ночам ходить сюда,
Чтоб их водою чистой орошать...

5.Раздается свист, Парис прячется.  Входят Ромео и Бальтазар с ломом и факелом.
Ромео:
Подай мне лом и заступ ты железный.
На, вот письмо: его поутру завтра
Ты государю-батюшке отдай!

Бальтазар:
Уйду, мессер, и вам мешать не буду. (Отходит)
Патрис:
Изгнанник то, Монтекки то надменный...
Убийца брата дорогой невесты...
От горя и печали, говорят,
Сошло во гроб прелестное созданье,
И надругаться он пришел сюда
Над мертвыми телами их обоих;
Не допущу его! (Приближается).

Ромео:
Беги, оставь меня! Смотри ты, сколько
И без тебя здесь мертвых - устрашися!
Молю, о юноша! Меня во грех
ты новый не вводи и ярости во мне
Не раздразни... Беги! клянуся небом:
Тебя люблю я больше чем себя...
Против себя лишь самого сюда я
Пришел вооруженный... О! не медли!
Уйди! в живых останься! расскажи
Ты после, что безумца состраданье
Тебя спасло от гибели.

Парис:
На бой Я вызываю,
Тебя я как преступника схвачу.

Ромео:
Зовешь на бой?.. так берегись же, мальчик!
                                (Сражаются).

итак, начинается все с первого этапа.
Обед прошел оживленно, только вот магу, отыгрывающему Лоренцо, не до смеха - осталось каких-то пара часов до театрального представления, а голова пуста. Текст никак не хочет в ней задерживаться. Еще бы. Ему ведь досталась одна из главных ролей, много слов, да еще этот невообразимо "каверканный" старомодный язык! Все не в его пользу. Да и в голове все витают пагубные мыслишки.
На днях, готовясь к экзамену по заклинаниям, он откопал одно крайне любопытное. Актерус помогалус. Специально для таких как он горе-актеров, которые могут не в нужное время запомнить текст и не только. Использование заклинания было неплохой идеей, но все же что-то подсказывало, что его за это по головке не погладят. Да и не честно это по отношению к другим участникам. Но все же лучше, чем испортить спектакль!
На том и порешил. И вот он уже стоит за кулисами, облаченный в костюм. До выхода на сцену каких-то полминуты, все суетятся. Никто и не заметит красной искры, сорвавшейся с кольца. Отлично! Парень тихо, но отчетливо произносит заклинание, склянка со снадобьем, которое на деле является водой, светится розоватым, но юноша списывает все на отблеск своей искры. А на то, что все костюмы охватывает на секунду то же свечение не обращает внимание никто - все увлечены последними приготовлениями. И вот занавес поднимается, и Джульетта начинает свою речь. Так трогательно. Так проникновенно. Вероятно, она замечательная актриса. В зале тишина. А на сцене 7 актеров, которые считают себя своими героями.

Действующие лица:
Лоренцо - Капитолина Буу
Джульетта - Катя Лоткова
Кормилица - Ольга Вавилова
Парис - Тимофей Елисеев
паж Париса
Ромео - Влад Богданов
Бальтазар - Евгений Васильев
охранники - Муза и Аврора Орловы

+1

2

Ох уж эта комиссия из Магщества Продрыглых Магций! Ох уж этот Бессмертник! Все вверх дном из-за его появления на Буяне перевернулось. Вот жили себе спокойненько и не тужили, к экзаменам бы готовились, так нет. Надо разнообразить школьникам жизнь, чтобы она еще им не дай Бог медом не показалась. М-да, Оля ворчала. Оля долго ворчала и сводила с ума всех окружающих своим недовольством. Тем более готовиться к приезду дорогого и обожаемого всеми Кощеюшки пришлось как обычно в самую последнюю минуту, что особой радости при встрече с ним никак не прибавило. Ну да ладно, Оля отошла и успокоилась. Тем более, что многие ученики шептались по углам и активно думали, как бы так поинтереснее встретить дорогого гостя, чтобы он вообще больше сюда не заявлялся. Вавилова даже радовалась до какого-то момента. Пока Сарданапал не обратился в театральный кружок к Авроре и Музе. Девушки тут же заявили, что они как раз недавно закончили репетировать первую сцену Ромео и Джульетты всеми известного Шекспира. Директор растрогался, а вместе с ним и практически весь преподавательский состав. А на участников театрального кружка свалилась новая головная боль.
- Ну не можем же мы ставить первую сцену, ребят! – жарко заявляла Муза, когда они все вместе собрались решить, что же делать.
- Почему не можем? Там же драки, разборки, самое то!
- Вот в том-то и дело, что там драки, а нашего бесценного гостя это никак не заинтересует. Тем более Сарданапал мне мягко намекнул, что надо что-то такое нежное и трогательное, чтобы наш гость растрогался и умилился,- подхватила Аврора.
Долго они спорили, что же все-таки оставить. Многим не хотелось с бухты-барахты учить за такой короткий срок слова и выставлять практически не отрепетированную сцену на суд зрителей. Тем более таких зрителей как Бессмертник. Но Муза и Аврора наотрез отказывались оставлять первую сцену. Бедного Шекспира множество раз разобрали по кусочкам и снова собрали. Кто-то предлагал отыграть сцену первой встречи Ромео и Джульетты. Кто-то сцену на балконе. Да много чего предлагали, но в итоге остановились на самом финале. Все-таки нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте. Тем более концовка там самая захватывающая и зачаровывающая. Эх, еще бы сыграть ее как следует.
Ночка предстояла та еще. Веселая очень. Благо, что хоть Оля не одна такая полуночница была. Театральный кружок в полном своем составе решил нынче заделаться полуночниками. Где-то неподалеку звучал звон шпаг. Вместе с ней тихо шуршала страничками Катюша, которая активно учила роль Бальтазара, а где-то в уголке расхаживала Василиса, пытаясь запомнить роль Джульетты. У самой Оли вообще слов мало было, так что беспокоиться не о чем. Но дело-то не в словах. Дело в действиях. Джульетта, которую кормилица вынянчила с пеленок и которая была ей как родная дочь, и вдруг она видит, что ее воспитанница мертва. Представьте ее чувства. Представьте ее горе. А теперь попробуйте все это изобразить. Вот то-то и оно.
Катюша уже давно удобно примостилась на лавке и пыталась заснуть при свете лампы, горящей в комнате. Надо ли говорить, что у нее эти попытки оканчивались полным крахом? Да тут еще Вавилова вздумала ходить по комнате, вздыхать, переживать по поводу завтрашнего дня, ну в общем, начала действовать Кате на нервы по полной программе. Поэтому пришлось Джулю, которая Василиса, попросить еще раз прогнать эту сцену, чтобы Оля успокоилась хоть чуть-чуть и перестала нервничать. В итоге девушка на самом деле успокоилась и мирно уснула в кресле, сжимая в руках листочки со словами.
Утро прошло в жуткой спешке и сборах. Готовили сцену, готовили декорации, костюмы и спешно репетировали кусками этот самый финал. Честно признаться, увидев костюм кормилицы в первый раз, Оля впала в легкий ступор. Конечно, она вполне понимала, что кормилица не могла быть тоненькой девушкой, а скорее всего была дамой полной, но увидев это платье, со всех сторон утыканное поролоном или чем-то еще, чтобы оно казалось объемнее, не смогла сдержать своего удивления. И как вот в таком выступать, позвольте поинтересоваться? Но все оказалось не так страшно. Она примерила платье, его в срочном порядке подогнали с помощью магии, так что ей было вполне комфортно и уютно в этом костюме.
Обед прошел весьма оживленно. Все переговаривались, с нетерпением ожидая предстоящее представление. А Оля сидела как на иголках и не могла проглотить ни одного кусочка. Ей чуть ли не каждые пять минут внезапно начинало казаться, что она напрочь забыла все слова. Тогда светлая судорожно начинала повторять их про себя и, поняв, что все в порядке, что она ничего не забыла, успокаивалась на некоторое время, а потом начиналось все сначала. В общем, это было весьма забавно. Потом ей это надоело, и она решила старательно забыть обо всех своих страхах, успокоиться и оставить все как есть. Ей, конечно, весьма не хотелось все завалить, но такого не должно произойти. Просто надо сосредоточиться и успокоиться. Сосредоточиться и успокоиться.
Стоя, наконец, за кулисами в своем пышном костюме, Оля пыталась отвлечь себя тем, что потихоньку выглядывала в зрительный зал и смотрела за тем, как постепенно прибывают зрители.
- Ой-ой, смотрите, Сарданапал пришел и Бессмертник вместе с ним. Разговаривают о чем-то. Значит, надо будет скоро начинать.
- Оля, не кипишуй, начнем так, как положено. Немного подождут, ничего с ними не случится,- заявила проходящая мимо Муза, отдавая последние распоряжения по подготовке к выступлению и сама помогая что-то сделать. Да, Авроре с Музой дел невпроворот сегодня досталось. Но кажется, они не переживают нисколько, им только в радость все это делать.
А актеры вконец разболтались и начали отпускать шуточки по поводу предстоящего выступления, прибытия Бессмертника, декораций и костюмов друг друга. Вавилова даже услышала, что кто-то в очередной раз пошутил по поводу ее костюма, но она нисколько не обиделась.
- Да ладно вам, могу я хоть раз в жизни побыть пышечкой? – улыбнувшись и слегка подбоченившись, говорила Оля. – Может, на меня кто-нибудь из Магщества клюнет.
Говорила она, конечно, откровенный бред. Вавилова даже об этом не думала и не рассчитывала на это, но надо же как-то отвлечься и отвлечь всех от беспокойных мыслей, которые вполне могут крутиться в голове, когда до выступления остались сущие пустяки.

Отредактировано Вавилова Ольга (2012-11-09 18:50:03)

+2

3

Инициатива наказуема – известное правило, которое в Тибидохсе приобретает особый смысл. Мало того, что тут ни дня не проходит без происшествий, и не месяца без того, чтобы школу кто-то не пытался разрушить: ученики ли или какие-нибудь злобные старушки типа Чумы. Короче говоря, скучать не приходится, а если вдруг такое случается, то за программой «развлеки себя сам» дело не стоит. Но сегодня не такой случай. Сегодня виновник всей суеты – Кощеев ибн Бессмертник бессмертный (знаковая тавтология, да-да) глава Магщества, любитель устроить «сладкую жизнь» школе, маг, которого в Тибидохсе не любит никто, кроме профессора Клопа, но и тот его уже не любит, потому что впал в детство. Тем не менее начальство принято ублажать, а потом мы по порочному кругу рассуждения возвращаемся к исходному положению: инициатива наказуема. Могли ли подумать сестры Орловы, что организация театрального кружка аукнется тем, что через несколько лет им придется ублажать взор старого скряги Кощеева? Тимофей очень сильно в этом сомневался.
Ночь в репетициях, утро в репетиция, после обеда короткая прогонка – его уже тошнит от репетиций и всего, что связано с театром. Нет, он, конечно, любит это дело, как любит мороженое, но если объесться мороженым слишком много, то от него будет ломить зубы и еще одну порцию долго не захочешь. Вот и сейчас наступило некоторое отвращение к бесконечным репетициям, текстам и всему-всему. И одно лишь желание – побыстрее закончить и уйти куда-нибудь. Людей становилось слишком много.
А ночью все так хорошо начиналось. Тим с энтузиазмом взялся за выбор отыгрываемой сцены и адаптации исходного сценария. Он любил это дело: подогнать текст к реалям Тибидохса, чтобы высокопарный язык некоторых произведений поняли все, даже первокурсники. И опять же сегодня особенный случай так, что подгонять к реалям не стали, а, наоборот, оставили оригинальные фразы – разве что только в переводе. Простите, мол, товарищ Бессмертник, а вы на российской территории, будьте добры, терпите, понимайте.
Муза, мне иногда кажется, что тебе нравится идти по пути наибольшего сопротивления, - со смехом отметил Елисеев, открывая Шескпира. – Мало тебе того, что мы будем ставить сцену, которую ни разу не репетировали, так еще и в исходном тексте. Хорошо еще, что не заставила на учить на староанглийском, я бы точно себе язык сломал, хоть говорят, что он и без костей, - продолжал подтрунивать он над Орловой. В том что она, как и все Орловы, максималистка он не сомневался, но не за их же счет! А впрочем, выучить несколько четверостиший до завтрашнего вечера не представлялось таким уж сложным. Несмотря на то, что у него больше все слов.
А потом понеслось опять: первая, вторая сцена. Тут Джульетта и Кормилица, а тут они с Ромео и Бальтазаром, в роли которого, на удивление, выступала не кто иная, как Лоткова.
Лоткова, а, Лоткова, ну почему ты не Ромео? Тебе бы подошла эта роль больше всех, а уж сколько желающих бы было проткнуть тебя шпагой или отравить ядом – не сосчитать! – рассуждал в перерывах между прогонами сцен Тим. И тут же мигом переключался на другую проблему, обращаясь к проходящей мимо Орловой-младшей: Аврора, у нас тут некоторые трудности. Мы с Владом фехтуем как две рыбы-меч, не думаю, что Бессмертнику это понравится. Он у нас известный любитель боевых искусств. Что нам можно придумать?
Ммм, - не секунду задумалась Аврора. – Я позову утром Костю, он вас подучит хотя бы азам, чтобы Кощеев не придрался.
О! Вот и прекрасно! – радостно взвился на ноги Тимофей. – Богданов, репетируем дальше! Изгнанник-то, Монтекки-то надменный... – высокопарно начал парень. – Тьфу, не могу, меня на ха-ха пробивает, сделай лицо понадменнее, я на тебя смотрю и думаю совсем о другом. И даже не спрашивай, о чем.
С рассветом актеры совсем утомились и уснули кто где. Из Тимофея же энергия била ключом, все гаечным и все также по голове, от чего сна у него ни в одном глазу не было. Пока девочки спали, вытянувшись на лавочках, а парни, сидя на стульях, Елисеев бродил по аудитории, служившей им репетиционным залом, и тихонько под нос бубнил слова. Главное вечером не перепутать сцены и не выдать пажу возмущенные слова про изменника Монтекки с надменной рожей. Ну, что у нас там?
Вскоре после завтрака пришел Костя Орлов и занялся их с Владом обучением. Тимофей так старательно размахивал шпагой, что изрешетил всю занавеску, оставил пару зазубрин на лавочке, едва не задел проходящую мимо Василису, но, в целом, остался собой доволен. По крайней мере, теперь он попадал своей шпагой по шпаге Влада и не ронял ничего.
Ну, я сделал с вами все, что мог, - спокойным голосом подвел итог Орлов после прогонки сцены сражения. – Смотритесь вы вполне прилично.
Спасибо мсье! – шутливо сделал жест шпагой Тим. – Ваши уроки не пройдут даром.
Время текло неумолимо, и час ХЭ приближался, несмотря ни на что. Усталость от нескончаемых репетиций перекрывало возбуждение от предстоящего выступления. Когда выходишь на сцену все мимолетные недовольства улетучивались, оставляя лишь чувство удовлетворения от возможности выступить, выразить что-то вовне, снискать аплодисменты зрителей. Ради этого стоило не спать ночами, репетировать до одури, ругаться с партнерами, мириться с ними и так по кругу.
Напряжение за кулисами нарастало с тех самых пор, как зал начал заполняться.
Последний бой он трудный самый, - начал напевать он, чтобы разрядить обстановку. - Последний раз сойдёмся завтра в рукопашной… о, это про нас с Владом, - засмеялся Тим. – Богданов, может быть, ну их эти шпаги, решим все как настоящие русские мужики – кулаками и по морде? Шекспир был бы очень удивлен такой развязке.
Неподалеку бродила Вавилова в костюме кормилицы, которая напоминала ему Карлсона без пропеллера, и рассуждала о том, что у нее есть все шансы закадрить кого-нибудь из свиты Бессмертника. Удачи, Оленька, удачи, - посмеиваясь про себя, Тимофей стал одевать костюм Каппулети, готовясь к выходу. Скоро все начнется.

+3

4

Лоткова успела на обед в последний момент. Стремительно поглощая пищу, она потихоньку выпускала пар, все еще злясь на Мишу, Соню и саму себя. На саму себя, пожалуй, больше, чем на остальных, так как сама поддалась Сонькиным выпадам  и повелась на глупый, ненужный спор. Мало того, что она потеряла вагон времени да еще и в ситуации дурацкой, настроение себе испортила. Она и Чернов в одном месте столь долгое время – это же смертельный номер.
Катя откинула волосы со лба назад и прикрыла глаза рукой на несколько секунд, чтобы собраться с духом. Что сделано, то сделано, сейчас же ей снова нужно стать Бальтазаром и отлично отыграть свою роль. А для этого нужно выкинуть все лишние мысли из головы и вообще прекратить злиться, ибо негативные эмоции плохо сказываются на цвете кожи, а от нервов могут выскочить – не дай Древнир такому случиться! – прыщи.
Я же умница, красавица, что мне этот Чернов со своей рыжеволосой подружкой? Они отлично спелись, что сказать! Но мне-то какое дело? У меня Ягунчик есть, он любого Чернова за пояс заткнет раз десять. Я надеюсь.
Вообще день сегодня у нее не очень задался. Мало того, что ввязалась в глупый спор, так еще и ночью не давали выспаться, ибо Вавилова сначала просто бормотала свою роль во всю громкость, а потом и вовсе – заметив, что она не спит, решила потренироваться, что называется, на живом. Уложив ее в нужную позу, Оля принялась прогонять сцену с причитаниями, на что Кате оставалось только вздыхать и тренировать роль глубокоспящей девы. Первая половина действия у нее выдалась на удивление «удачной». Ей необходимо было только лежать в красивом положении и все. Слова появлялись лишь во второй части, когда придется причитать над трупом Ромео и вонзать в себя ножик. Героично умереть – это еще ладно, но причитать будет сложнее, ибо Богданов, небось, будет всячески корчить рожи, а не рассмеяться с этого весьма проблематично. Но Кате не хотелось сейчас об этом думать. Об этом думать она собиралась потом, утром, днем, когда будет репетировать эту сцену с ним. А сейчас, когда закончились, наконец, всхлипывания Оли, Лоткова с удовольствием закрыла глаза и погрузилась в кратковременный сон. Проснувшись под утро от прохлады, забравшейся в аудиторию, девушка поежилась, огляделась – ее напарница спала, а значит можно потихоньку сбежать в комнату и поспать в удобной, мягкой и теплой постели хотя бы пару-тройку часов, что собственно она немедленно и стала исполнять, выбравшись в коридор и направив свои стопы в сторону Жилого Этажа.
Впрочем, несмотря на то, что из-за перестановок в постановке, связанных с приездом Кощеева, ее роль, по большому счету, стала весьма незначительной, Катя все равно была безмерно счастлива. Ведь играть Джульетту – мечта любой девушки. И, конечно же, она могла достаться только ей – главной красавице Тибидохса. Возможно, другим бы девушкам это было бы гораздо приятнее и радостнее, нежели ей, но тут Лоткова отступила от своего принципа: все для других, и настояла на том, чтобы Джульетту играла именно она.
Последняя репетиция была уже в самом Зале Двух Стихий. Вот Тимофей с Владом увлеченно фехтовали, а Женя Васильев, игравший Бальтазара, решил попробовать себя в роли комментатора и вполне успешно комментировал действия фехтовальщиков. Катерина некоторое время понаблюдала за парнями, а потом, фыркнув – ну как так, вот уже пять минут как мужская половина не обращает на нее никакого внимания – пошла к Оле, сидевшей неподалеку и повторявшей свою роль. Мальчишки такие мальчишки! Стоит дать им что-то колюще-режущее, как все остальное мигом перестает иметь для них значения. Вот они первобытные инстинкты помахать дубинкой налицо! Кате в принципе не нравилось все это за исключением, разве что, когда парни дрались из-за нее. Но это совсем другое дело.
Как дела? Репетиции проходят успешно? – поинтересовалась девушка. – Как думаешь, у нас все получится? Надеюсь, что мы успешно выступим. Поразим, так сказать, Бессмертника в самое сердце, если оно у него есть!
Не успела Лоткова наговориться с Олей, как Влад позвали ее прогонять их сцену. Плавно упорхнув к ним, Катя усиленно представляла себя девой, потерявшей возлюбленного, для которой дальнейшая жизнь не имеет смысла. Представлялось не очень хорошо, ибо Влад своим выражением лица все портил да и пафоса в речах было слишком много – непривычно все это произносить, но она делала что могла. В любом случае, импровизация их спасет, если что.
После этого Муза и Аврора скомандовали общий прогон, начиная с первой сцены и заканчивая сражением между Ромео и Парисом. Это была первая часть их представления и потому нужно было, чтобы она была как можно более идеальной. К тому же вторая была гораздо проще. Закончив с так называемой генеральной репетицией, все разошлись, чтобы переодеться и подготовиться к выступлению – помощники уже начинали занавешивать их часть Зала, сооружая декорации на сцене. И тут, и там сверкали искры – преподаватели отрывались вовсю, стараясь максимально воссоздать обстановку, описанную Шекспиром. Зал Двух Стихий стало не узнать, теперь он больше напоминал городок Италии, пропитанный особом, итальянским духом, нежели самый большой зал в обычной школе для юных магов. Катя довольно улыбнулась. В такой обстановке было гораздо проще вжиться в образ, все прямо обязывало к этому.
Тимофей неподалеку распевал песни, а Оля, переодевшись в кормилицу, дефилировала  туда-сюда.
Ахаха, Олька, тебе прямо идет роль пончика! Тебе определенно стоит потолстеть и оставить этот наряд себе. Думаю, Поклеп не будет возражать, ой уморааа, - хохотала Катька, глядя на подругу-пышечку. Сама она оделась в посмертные одежды, усиленно отбелила лицо и напоминала издалека вечнобледного вампира. Для полноты картины не хватало ярко красных губ и ногтей. Лично ей казалось, что Бессмертнику такое понравится, но, к сожалению, Поклепыч уж точно не одобрит.
Ну, что, все готовы написать величайшую трагедию любви? – с апломбом спросила она.

+3

5

Ох и насыщенный выдался денёк. Да что денёк, вся неделя была похожа на сумасшедший дом. Все постоянно суетились, постоянно что-то делали, что-то решали, орали друг на друга, особенно отличилась администрация школы. Конечно, они ведь стремились как можно лучше организовать встречу с Кощеевым, хоть и ненавидели его до кончика бороды Сарданапала.
Влад, конечно же, тоже готовился, но по-своему. Для начала он и ещё парочка таких же активистов устроили незабываемый обед в честь Бесмертника. Больше всего Богданов гордился именно собой, потому что надпись на приветственном транспаранте "Добро пожаловать в Ад!" - это детский сад. А вот внезапно вспыхнувшая любовь у всей живности обитающей в зале двух стихий к нежеланному гостю - это да, вот это уровень.
Вот таким, лучившимся от гордости за себя любимого, Влад вернулся в уже остаревшую аудиторию, которая стала бедным участникам театрального кружка пристанищем на ближайшие несколько дней. А всё почему? Да всё по той же причине. Бессмертник. Ему, видите ли, мало праздничного обеда, ему ещё и представление подавай.
Из-за этого представления ребята не спали или спали по несколько часов, это уж как повезёт. Практически вся их жизнь протекала в этих четырёх стенах в сплошных репетициях. И кусочек то вроде бы и не плохой, но Шекспир же, да ещё и в оригинальном варианте, хоть и на русском. Финальная сцена и смерть.
Вся ночь прошла в заучивание текста, который ну никак не хотел откладываться в памяти парня, потом в сумасшедших попытках овладеть шпагой и наконец, титанических мучений, чтобы не рассмеяться, когда Тимофей начнёт толкать свою высокопарную речь.
- Так достаточно надменно? - спросил парень и изобразил на своём лице нечто среднее между лицом профессионального игрока в покер и мины королевны Несмеяны. - Рыбы - меч? Не, я думаю, если бы сабли у нас были место носа, получалось бы всё гораздо лучше. Может они сами пофехтуют, а мы в сторонке посидим?- лицо парня озарила красная вспышка от вылетевшей из перстня искры. Сабли вмиг ожили и, выпрыгнув из рук незадачливых противников, продолжили бой уже без мешавших им парней.
- Вот это я понимаю бой, а у нас фигня какая-то. - с усмешкой сказал парень, усаживаясь прямо на пол и наблюдая за манипуляциями сабель.
Вскоре всех стало морить в сон. Не мудрено, столько набегались за день, да и уж близится рассвет. Сабли угомонились и видимо подружились, ибо успокоились они в уголке почему-то в обнимку. Видимо кто-то из них оказался мальчиком. Влад свернулся калачиком где-то поблизости их, заявив, что спать на полу в сто раз удобнее неделе на стуле. А Тима продолжал бубнить под нос себе всю ночь текст, чем изрядно надоедал Богданову и тот в промежутках между провалами ворчал на него.
С наступлением утра, Влад смылся организовывать радушный приём Кощееву, а ребята остались репетировать. И вот сейчас он возвращался вновь - им ещё предстоял урок фехтования.
Обучение проходило весьма оживлённо и более удачно, чем до этого. Теперь ребята хотя бы не боялись покалечить друг друга, да и всех окружающих заодно. Но от идеи с порхающими шпагами Влад до конца так и не отказался, поминутно канюча, что это же просто замечательная идея.
А время выступления неумолимо приближалось. У Влада как обычно начался мандраж, который вмиг прогнал всю сонливость, заменив её чрезмерной активностью и нервными смешками. Все уже стали одевать костюмы и один Влад остался не одетым.
- Вы такие все милые. - с широкой улыбкой, посмеиваясь, говорил он, оглядывая своих товарищей по несчастью. Чем ближе было время выступления, тем сильнее Влад нервничал. Вот что-что, но к сцене он привыкнуть так и не смог. - Ладно, и мне пора облачаться.
Богданов надел, наконец, свой костюм. И тут же побежал смотреть на себя в зеркало.
-Хм...не плохо. Я думал, будет хуже. - своим внешним видом молодой человек был доволен, хоть и чувствовал себя в этом одеянии неуверенно.
- Ага, а в конце мы ещё с тобой давай напьёмся и разойдёмся лучшими друзьями. Джульетта проснётся из летаргического сна, узнает, что мы напились, и придёт бить нас сковородкой по голове. Хэппи энд.

+3

6

В последние дни Капитолина вела себя малость странно, впрочем, это еще мягкое определение ее поведения. Началось все с того, что в театральном кружке девочке досталась роль Лоренцо. Кто это такой и что надо делать Тошка не особо задумывалась, самое главное, что она будет выступать на сцене! Сбылась мечта идиота, вернее ее детская мечта. Раз уж дрессировщицей тигров стать не получилось она прославится на театральных подмостках. Будущее представлялось юной актрисе блестящим. Покорив Тибидохс, Капуша была намерена добиться всемирной славы и уехать на гастроли на Лысую гору, а то и вообще за границу! Упускать такой шанс Тоня не собиралась, поэтому всю неделю усердно репетировала, правда вовсе не речь Лоренцо – исписанные листы с текстом Капитолина запихнула под кровать еще в день распределения ролей, а различные рожицы, предназначенные повеселить зрителей. Капа была абсолютно уверена что даже трагедию надо играть смешно. Матильда, прознав о выступлении чуть ли не сразу насела на подругу, с требованием, чтобы та не смела срывать постановку, но смогла добиться лишь того, что во время обеда Питоша периодически взывала к ней и проникновенным голосом просила ответить на вопрос – «Быть ей или не быть?».  Единственное, что помнила ученица темного отделения это то, что спектакль ставится по Шекспиру. В ее буйной головушке всплывали к месту и не очень фразы из прочитанных когда-то сонетов и пьес, поэтому вскоре уже вся школа шугалась от новоявленной артистки, которая с перекошенным лицом носилась по коридору за верещащими первокурсниками, вопрошая – «Молилась ли ты на ночь Дездемона?». В целом Тоша развлекалась, как могла. Она даже пару раз пробиралась в комнату к Гробыне Склеповой и начищая черепушку ее пажа - Дырь Тонианно репетировала монолог Гамлета «О, бедный Йорик! Я знал его, Горацио!». Паж оказался верным слушателем и в знак солидарности печально щелкал вставной челюстью и галантно подставлял свой череп в нужных моментах. Наконец наступил час Икс. Ради приличия девушка даже залезла с утра пораньше под кровать и достала пыльные листы со словами, попутно обнаружив зеленый носок, который она так упорно искала на прошлой неделе.
- Ах вот ты где, миленький, а я твоего брата уже где-то посеяла. - Обратилась Тоша к найденному носку и засунув его обратно под кровать встала с колен. Облачившись в дурацкий наряд, а именно в белоснежные лосины, алый бархатный камзол и умопомрачительную шляпу с петушиным пером Капитолина свернула бумагу в трубочку и гордо прошагала в сторону Зала Двух Стихий.
- Буэнос диас, амигос! – Громогласно поприветствовала всех Тоша. А что, пусть кто-нибудь у себя в блокнотике отметит, что она знает итальянский! Вдруг ее гастроли зависят от того, владеет ли она иностранным языком или нет?! Кивнув всем присутствующим, Буу подошла к ближайшему столику и взглянула на реквизит.
Ага, вот она, та самая бутылочка! – Мысленно произнесла Капа, невольно отметив, что будь на ее месте какая-нибудь особо завистливая девочка, то Лотковой пришлось бы запасаться настоящим противоядием. Мало того, что Кате досталась роль Джульетты, так она еще считалась первой красавицей школы! Запихнув «яд» в правый карман Капитолина отошла к стеночке и приняла задумчивый вид – пусть окружающие думают, что она повторяет роль, а она пока поразмышляет о… Да хоть о лосинах! Ну почему они обязательно должны быть белыми? Кто придумал этот наряд? В конце - концов, Жикину лосины подошли бы больше, жаль только, что он в танцевальном кружке. А то точно бы произвел фурор! – Танцующий танец маленьких лебедей Жикин, да еще и в лосинах, предстал перед мысленным взором Питона. Еле сдержав смех, девушка поправила шляпу. Надоедливое петушиное перо настойчиво лезло в глаза, и вконец разозлившись, Капитолина его сломала. Скажу, что перо пало смертью храбрых.
Буу не волновало, что это не очень правдоподобное объяснение. До девушки только-только стало доходить то, о чем вся школа узнала еще вчера вечером, сама же Капуша благополучно пропустила вчерашнее объявление мимо ушей, слишком поглощенная тем, что за ее столиком наконец-то появилась приличная скатерть самобранка. На спектакле будет присутствовать Бессмертник Кощеев собственной персоной.
Ой мамочки! Прощай моя слава, прощай отдельная гримерка, прощайте почитатели моего таланта. - Капа была уверена, что на сегодняшнем спектакле оторвется по полной и превратит все в фарс, а тут заявилась такая важная личность и оплошать ну никак нельзя. А она не то что свою роль не учила — она ее даже не читала до этой ночи! И полуночная репетиция ничего ей не дала. Она спотыкалась на заковыристых словах, путала строчки и предпочитала импровизацию, в конце-концов ее роль так, второго плана, все равно центральными героями являются Джульетта и Ромео. Какого же было ее удивление, когда выяснилось, что именно Лоренцо будет открывать представление. Ее слова оказались в самом начале! В первые пять минут после такой новости Тоня была готова провалиться сквозь землю, а потом шурупчики в ее голове заработали и выдали гениальное решение проблемы - Джин Абдулла! Вот кто сможет помочь, наверняка у него есть какое-нибудь чудо заклинание, как раз для таких горе-актеров как она! Рванув на третьей космической в сторону библиотеки Капуша мысленно перебирала возможные варианты расплаты с ехидным джином. К счастью тот оказался в добром расположении духа и темненькая отделалась лишь конспектированием его проклятий. Сойдясь на приемлемом для обеих сторон решении они довольные друг другом разошлись, и Тоня вооружившись спасительным заклинанием, и совсем не важно что оно было запрещенным, вернулась в зал. Ухмыльнувшись Питон уже готова была коварно потереть ручки и мерзко похихикать, благо что вовремя опомнилась — нельзя привлекать лишнее внимание. Уж теперь-то Кощеев заметит ее талант, да и ребята будут довольны! Спрятавшись за занавес, девушка встряхнула рукой с кольцом и четко произнесла:
- Актерус помогалус. - На мгновение ее ослепила белоснежная вспышка. Когда разноцветные точки прекратили бешеный вальс перед ее глазами, Капитолина осмотрела себя и успела заметить, что с сюртука спадают маленькие искорки, а несчастное перо на шляпе вновь целое.
Ну все, берегись зритель! - Предвкушая непрекращающиеся аплодисменты и хвалебные отзывы о постановке Тоша выпуталась из занавески и одернув костюм вышла на сцену. Сознание медленно уплыло куда-то на задний план и вот уже статный и важный Лоренцо внимательно слушает юную Джульетту. Он искренне обеспокоен сложившейся ситуацией, но знает как помочь девушке. Осталось лишь услышать ее ответ - готова ли она довериться ему?

Отредактировано Капитолина Буу (2012-10-11 10:11:39)

+2

7

Пока Катя оправляла наряд, в Зале, наконец, появился Лоренцо. То есть Капитолина собственной персоной, которой выпала «счастливая» возможность сыграть мужика, впрочем, она, похоже, не особо возражала против этого. Да и Лоренцо из нее был вылитый, особенно, сейчас, когда она переоделась в костюм. Костюмы были подобраны самой Зубодерихой, а потому ну очень соответствовали духу отыгрываемой эпохи. Удивительно, что сама Зуби, восторгавшаяся Шекспиром в целом и этой пьесой в частности, не полезла руководить постановкой. Катя бы не удивилась, честное слово.
Помахав Капитолине рукой, Лоткова оглядела остальных актеров. Все почти были уже готовы. Тимофей проверял еще раз оружие и делал выпады-уколы, видать, тренируя, как он будет атаковать Ромео, сам же Ромео, то бишь Влад вовсю рассуждал над альтернативной концовкой пьесы.
Мне нравится ход твоих мыслей, о мой милый возлюбленный! – хохотнула девушка. – Сковордкой, да я с удовольствием! Пойти что ли у молодцов попросить, пока еще время есть… Может, перепишем быстренько сценарий, удивим зрителей? – от недавнего плохого настроения не осталось и не следа. Лоткова целиком и полностью окунулась в эту особую, театральную обстановку, где всегда много смеха и веселья. А уж Тибидохсовская и подавно славилась своими юмористами. Один Васильев чего стоит! Обсуждения с ним обычно превращались в тридцать минут хохота и пять минут здравых мыслей, а потом опять дикий хохот до слез. Уж больно удачно Женя объяснял происходящее в сценарии. Они могли бы вечно ставить веселые и шуточные спектакли, после которых вся школа еще недели две обсуждала бы шуточки, если б сестры Орловы не стремились задрать планку все выше и выше, стараясь порой разбавить чем-то более серьезным. Вот как вечная классика, например, - Ромео и Джульетта. Удачно напомнив себе об этом, Катя постаралась собраться. До выхода оставалось всего ничего. Места для зрителей были уже заполнены, ждали лишь высокопоставленных – преподавателей и Кощеюшку. Катя ловит ободряющую улыбку Оли и подмигивает в ответ. Все хорошо, просто перед выходом традиционный легкий мандраж. Все исчезнет, когда она ступит на сцену. Вот Муза уже подает знак – пора выходить. Зал затихает. Лоткова делает последний глубокий вдох, на секунду ее окутывает легкое сияние. Что это? – времени нет размышлять, она делает шаг вперед – и сцена.
Девушка оглядывается. За спиной каменная стена, а сердце бьется так громко, что кажется его услышат и наверху. Нет, нет, - уговаривает она себя. – Все пройдет хорошо. Кормилица обещала прикрыть, Лоренцо не должен опоздать… А вот и он! Слава господу Богу!
О Лоренцо! – восклицает она, делая шаг ему навстречу, чтобы лучше видеть. Такой странный свет вокруг. Но сейчас ее это совсем не волнует. Сердце все также бешено колотится внутри – в руках этого человека ее судьба, судьба ее Ромео!
Вели мне сделать ты, о чем и слышать без дрожи не могла я прежде, - слегка срывающимся голосом обращается она к нему. – Все исполню я без страха и сомненья! – сейчас Джульетта уверена в этом, как никогда прежде в своей жизни. Все или ничего? Перед ней не стоит такая дилемма. Все, ради того, чтобы быть с Ромео до конца жизни. – Все! – с апломбом воскликнула она. - Лишь только бы женою беспорочной любимому осталась мужу я! – она глядит с надеждой на Лоренцо. Лоренцо… все в твоих руках! Она ждет ответа, и кажется, что весь мир обрушится, если он не сможет помочь ей. Боже мой, пожалуйста! Будь милосерден ко мне. Лишь о единственном молю я – быть с Ромео
Джульетте и боязно, и страшно. Она слабо улыбается, стараясь скрыть это. Единственное, во что она сейчас по-настоящему верит - это их любовь с Ромео...

+2

8

И вот, наконец, Джульетта делает шаг ему на встречу. В ее глазах мужчина видит ответ на высказанный вопрос – она готова пожертвовать всем, лишь бы быть с любимым. На сердце у Лоренцо неспокойно, в любой момент, в любую минуту их план может потерпеть фиаско и тогда… Тогда он уже ничем не сможет помочь двум влюбленным. Прерывающимся голосом юная девушка обращается к нему с просьбой о помощи. Обеспокоено оглядываясь Лоренцо сжимает в кармане заветный флакончик бледно - желтого цвета – зелье в нем прозрачного цвета и без запаха, но его хватит лишь на глоток, стекло чуть холодит руку и будто набравшись смелости он подходит к девушке.
- Так слушай же: - Лоренцо делает небольшую паузу, ведь то, что он сейчас скажет, расстроит юную наследницу дома Капулетти. - ступай домой, - веселой… Ты притворясь, согласье дай на брак с Парисом. – Будто небольшая тень набегает на светлое личико юной девы и Лоренцо поспешно продолжает, боясь, что если будет медлить, то в конечном итоге передумает.
- Возьми вот эту склянку - Вытащив резной флакончик, мужчина осторожно вкладывает его в чуть дрогнувшую руку девушки - и, ложася, ты жидкость, в ней растворенную, выпей! – Как будто совершил что-то зазорное, он быстро отдергивает руку и, спрятав ее в кармане сюртука, поспешно отступает в тень. Лоренцо и так навлекает на себя и этих двух молодых влюбленных беду. Он уже в тайне обвенчал их, благословил их союз и сейчас, он призывает Джульетту соврать родителям. Соврать самым дорогим людям!
- Тогда по жилам пробежит твоим, мертвящий, хладный сон. – Смирившись с неизбежным, уже гораздо тише заканчивает свою речь мужчина. Он абсолютно уверен, что зелье сработает так, как надо и никто не догадается об обмане. Напиток погрузит Джульетту в сон, а проснется она от поцелуя своего любимого, как в сказке про спящую красавицу. Конечно, весь дом Капулетти будет в трауре, но он ничуть не сожалеет о том, что согрешил, ничего не может быть прекраснее, чем любовь двух юных сердец. Он утешает себя тем, что благодаря его помощи они обретут счастье, а путь через преграды и трудности лишь укрепит их связь.
Надеюсь, Бог меня простит, я сделал все что мог. Будь счастлива Джульетта, пусть будет крепким ваш союз! – Перекрестившись, мужчина кивает на прощание девушке и уходит. В его голове бродят мысли о том, что он больше никогда не увидит ни ее ни храброго юношу, который пошел против своей семьи. И все же его сердце неспокойно.

Отредактировано Капитолина Буу (2012-10-15 20:44:48)

+2

9

Она настолько внимательно, настолько пристально всматривается в лицо Лоренцо, что кажется, ловит каждое движение его лица. Вот этот изгиб бровей – что же он значит? Смерть или спасение? Вечное счастье или вечное горе? Какой малый шаг от этих казалось бы далеких состояний.
Парис… - сердце гулко падает вниз. – Быть женой Париса… О нет! Уж лучше умереть, чем всю жизнь испытывать такие муки! Быть с ним, а не с Ромео, Ромео, горячившим кровь и завораживающим взглядом! О нет! Не может быть
Но Лоренцо продолжает. Он дарит надежду! Не все потеряно! Джульетта облечено вздыхает. Шанс есть… Она сделает все, что нужно, лишь бы достигнуть задуманного. Девушка осторожно принимает драгоценную склянку и аккуратно прячет ее у себя. Только бы не разбить! Иначе все кончено, иначе… О нет, лучше об этом не думать.
Смиренно вас благодарю, Лоренцо! – восклицает на прощание она и замирает на мгновение, ощущая как неистово бьется сердце. Теперь она одна сама с собой и как сложно будет сказать родителям да. Но стоит вспомнить о Ромео, как внутри все сразу теплеет и ее наполняет решимость. Мужчина ушел, и неожиданно вокруг все потемнело. Джульетта протерла глаза и обнаружила себя дома, в окружении привычных вещей.
О что это? Как стремительно несется время… Я дома… Родителям сообщено о моем решении стать женой Париса. Но вот уж вечер, и пора мне приступать к задуманному, - она аккуратно достает припрятанную бутыль с жидкостью. Несколько томительных минут последний сомнений, неожиданно одолевающих ее. Девушка машет головой. Нет и еще раз нет! Я никогда не буду женой Париса! Уж лучше умереть! Но все должно пройти благополучно
Открыв склянку, она одним движением выпивает ее содержимое. Голова наливается тяжестью, дыхание сбивается. Джульетта делает шаг, другой, нащупывает кушетку и опускается в нее. Сон, благословенный сон! – едва слышно шепчут ее губы. Все. Свою часть она сделала, теперь все зависит от воли Бога и госпожи удачи. Так пусть же они будут на их стороне!

Мастерский осс: при оборудовании сцены академик наложил несколько заклинаний измененного пятого измерения, позволяющим сразу же по сигналу, менять обстановку на сцене, погружая Зал на несколько секунд во тьму, в то время как декорации одной сцены меняются на декорации следующей. В этот момент герои переносятся по времени вперед, переживая все неотыгрываемые события в несколько секунд.

+1

10

На последней репетиции в Зале стоял невообразимый шум. Все повторяли свои роли, кто во что горазд. Неподалеку Тимофей с Владом сражались на шпагах и обменивались высокопарными речами. Рядом стоял Женя и с нескрываемым удовольствием комментировал их действия, подливая масла в огонь, отчего все втроем начинали тут же смеяться. Капитолина, которая как ни странно, играла роль Лоренцо, стояла у стены в приступе задумчивости, видимо, пытаясь вспомнить свои слова. А сама Оля с закрытыми глазами сидела на скамейке и, размахивая руками, тихо бормотала под нос слова, пытаясь представить всю сцену, в которой ей предстоит участвовать, как наяву. Правда, она уже так все досконально представила, что своими всхлипываниями и завываниями надоела Лотковой за всю ночь хуже горькой редьки. Удивительно, как она вообще ее только выдержала? Ведь Вавилова бывает очень дотошной иногда, особенно в те моменты, когда сильно волнуется.
- Синьора! Эй, синьора! Джуля!.. Ну! Признаться, спит же крепко… - Оля уже вошла в раж, представляя как она будет пытаться разбудить свою воспитанницу, как вдруг услышала рядом голос Кати.
- Да вроде все успешно, слова помню, но волнуюсь очень сильно. А вдруг все в нужный момент забуду? Ладно, не буду об этом думать. Конечно, мы справимся! Мы поразим нашего дорогого Кощеюшку, этого любителя бесплатных театров, не только в самое сердце, которого у него возможно и нет, а еще заденем его почки и печень, чтобы ему мало не показалось,- хмыкнула Оля. Тут Катю позвали повторять сцену, а Вавилова, решив, что скоро сойдет с ума от многочисленного повторения своих шести строчек, встала и последовала за ней.
Сцена получалась довольно забавной. Влад не мог сосредоточиться и постоянно смешил своим выражением лица Лоткову. Честно говоря, если бы Оле вдруг досталась одна из главных ролей, то она тоже не смогла бы толком сосредоточиться. Слишком это трудно. Но несмотря на все смешки и подколки, которыми сопровождалась последняя репетиция, ребята справлялись хорошо, так что их определенно ждет успех на сегодняшнем представлении. Лишь бы только какие-нибудь неожиданные обстоятельства все не подпортили, а то мало ли, все-таки в Тибидохсе находятся, чего угодно можно ожидать.
Наконец, актеры все были одеты, Зал украшен в лучших традициях так, что в нем совершенно нельзя было узнать обычный Зал Двух Стихий, в котором они каждый день завтракали, обедали и ужинали. Декорации были настолько красочными и настоящими, что казалось, как будто ты внезапно каким-то чудом переместился во времени и оказался в городке Италии со своими страстями, любовью и трагедиями. Вавилова пораженно оглядывалась по сторонам и не могла удержаться от восхищенных ахов и охов. Все-таки преподаватели постарались на славу. Бессмертник точно должен остаться довольным от всего увиденного. Правда, для него стараться как раз-таки и не очень хотелось, но куда деваться?
- Боже мой, ну сколько можно уже ждать? Когда все начнется, а? Я сейчас с ума сойду от беспокойства, честное слово,- легонько теребя подол своего объемного костюма, тихо проговорила себе под нос Вавилова. Нет, так дело не пойдет. Если она и на сцене так будет волноваться, то капут всему, завалит она свою сцену и все дела, а ей этого очень не хотелось. Все-таки не только себя подведет, а еще ребят, которые всю ночь репетировали без устали, Музу и Аврору, которые руководили всеми действиями, да и, в конце концов, академика, который так замечательно постарался над декорациями. Надо успокоиться. Слова она знает, действия свои знает, так чего ей переживать? Просто настроиться и вперед и с песней.
- Мне? Потолстеть? Катюш, ты шутишь или как? Я, конечно, совсем не против оставить этот костюм себе, но как-то толстеть ради него мне совсем не хочется, уж обойдусь как-нибудь без этого, спасибо. А, кстати, насчет Поклепа мысль, стоит оставить этот костюм только ради того, чтобы один раз нарядиться и заявиться ночью к нашему обожаемому завучу. Интересно будет посмотреть на его физиономию, - усмехнулась Оля.
А обсуждения насчет предполагаемой концовки приобрели самый жаркий характер.
- Кстати, типично русская постановка Ромео и Джульетты. Подрались, потом не выдержали и напились, разошлись друзьями. И все бы хорошо, но в конце заявляется грозная русская женщина с грозным оружием всех жен под названием сковородка и устраивает всем мордобой. Чудо, а не спектакль. Все будут просто в шоке, Кощеюшку мы точно откачивать долго будем, если он все это увидит. А бедный Шекспир сто раз в своем гробу перевернется от такого издевательства над его творчеством,- Оля рассмеялась, представив как наяву все то, о чем только что говорила. Как ни странно, за всем этим обсуждением даже волнение отступило и теперь она почти что была готова к выступлению.
И вот наконец-то все успокоились, зрители расселись по местам, Муза подала нужный сигнал и Катя вышла на сцену. Оля заметила легкое сияние, охватившее вдруг костюмы актеров, но не придала этому особого значения, подумав, что все это лишь игра света и не более того.
Она внимательно вслушивалась во все происходящее и как будто жила вместе с ними, сочувствовала их горю, сопереживала. Все было продумано до мелочей. Каждый жест, взгляд, фраза. Как будто все происходило на самом деле.
А они молодцы, хорошо сосредоточились, зрители точно не останутся равнодушными.
Но вот первая сцена отыграна, декорации сменились, настала ее очередь выходить. Сделав несколько шагов на сцену, девушка вдруг очутилась в их мире, в их жизни. Мысли о том, что все это представление, что за спиной стоят другие ученики, дожидаясь своего выхода, куда-то исчезли. Она думала лишь о том, куда могла пропасть Джульетта, ее воспитанница, ее дорогая златокудрая девочка.
Ах, вот же она! Ну наконец-то нашлась, а то бедная женщина уже начала волноваться за нее.
- Синьора! Эй, синьора! Джуля!.. Ну! – довольно громко позвала ее кормилица. Но девушка даже не пошевелилась. - Признаться, спит же крепко.
Женщина подошла поближе к кровати и удивленно всплеснула руками:
- Да это что?... Одетая совсем и на постели!.. Надо побудить. Синьора,- еще раз позвала кормилица. Но спящая Джульетта снова не подала никаких признаков жизни. Да в чем же дело? Женщину начали одолевать беспокойные мысли.- Синьорина, синьорина!- она потрясла девушку за плечо, но снова никакого ответа. Тело девушки так и осталось совершенно безжизненным.
Нет, нет, не может этого быть! Она не может умереть! Не может… Но руки ее довольно холодны, да и похоже девушка совсем не дышит. Джульетта, как же так? Рука женщины невольно натыкается на пустой пузырек, лежащий на кровати. Кормилица охает, зажимает рот руками и подается назад, глядя неверящим взглядом на Джули.
- Ах, ах! Сюда! Скорее! Умерла! – кричит она и выбегает из комнаты, зовя хоть кого-нибудь на помощь. Но может все это обман? Дурацкая иллюзия? Как может Джульетта умереть? Вот же совсем недавно она была рядом, ходила, дышала, разговаривала, а сейчас бездыханная лежит на своем ложе. О Боже, Боже, дай нам сил. Сжалься над нами, не забирай у нас Джульетту! С такими мыслями кормилица бежала по коридорам, сообщая всем ужасную новость.

Отредактировано Вавилова Ольга (2013-02-09 21:29:50)

+2

11

Постоянно репетировать при всем его энтузиазме было утомительно. А ведь им еще играть спектакль! Поэтому Тим лишь одобрительно хмыкнул, когда Влад заставил шпаги сражаться самостоятельно.
Дааа, - протянул Елисеев. – Нам явно есть чему поучиться… Чьи буйные духи ты в них вселил? Такими темпами они тут все в капусту искрошат, - столь яростно рубились шпаги, словно не на жизнь, а на смерть. Им с Владом, конечно, предстоит рубиться не менее яростно, но то для убедительности. От греха подальше Тимофей выпустил искру, слегка поумерившую пыл оружия. Пострадавшие сейчас ни к чему.
Парень потянулся, немного размял руки, уставшие от непривычных движений со шпагой, и стал переодеваться в графа. До начала оставалось совсем немного.
Ха-ха, если убрать сковородку, то мне очень нравится сценарий, - ответил он, прыгая в одном сапоге и пытаясь попасть ногой во второй. Настроение стремительно росло вверх, в предвкушении скорого действия. Тимофей любил театр всей душой, и показать лишний раз что-либо было для него в радость, несмотря на все возникшие перед этим трудности. Они и не с такими справлялись! Он был уверен, что у них все получится.
Вот Муза машет рукой, показывая, что все, пора начинать. Лоткова, немного слишком сосредоточенная, вздыхает и идет к сцене. Начинать первыми всегда волнительно.
Удачи! – шепчет он им с Капитолиной и присаживается на диван. Действие начинается!

Ты умерла, вся в розовом сияньи,
С цветами на груди, с цветами на кудрях,
А я стоял в твоем благоуханьи,
С цветами на груди, на голове, в руках...

Блок.

Парис полусидел, полулежал на кушетке и предавался сладкой дреме. Вокруг были сумерки, а потому ничего не отвлекало его от собственных мыслей. Впрочем, все его думы последних дней всегда и всюду были посвящены лишь одному человеку – Джульетте.
О, Джульетта, свет моей жизни… Почему же ты никак не согласишься быть моей женой? Что я, урод или нищий? Ах… Джульетта… При имени твоем так бьется сердце гулко! – Парис вздохнул. Неподалеку кто-то бродил, похоже, что его слуга, вдалеке же слышался тихий голос Джульетты. – О, Джульетта! Я уже начинаю грезить тобой наяву… вот голосок твой нежный слышен! Ах, если бы я слышал его каждый день… Что шепчешь ты? О чем мне говоришь? Хотел бы знать я! – Парис приподнял голову. Голос Джульетты не замолкал, а в ответ ему раздавался чей-то низкий голос, такой знакомый… Бровь графа удивленно поползла вверх. Джульетта? Здесь? Так что же он лежит! Ах, глупый паж, наверное, он думает, что спит хозяин!
Паж! Паж! – громко позвал он его, вскакивая на ноги. Но комната внезапно осветилась. Верона… Какая странная Верона! Мгновение вдруг растянулось в тысячи минут. События мелькали, неслись вперед со скоростью света. Что происходит? Граф потряс головой. Казалось, еще только что он стоял в ожидании своего слуги, как все переменилось. Джульетта не пришла, зато был гонец.
Гонец… Где гонец? А впрочем какая разница! Джульетта согласилась выйти за меня, о чудо! – Парис радовался как ребенок. Его мечта, мечта всей жизни, вот-вот осуществиться! Четверг так скоро, и скоро их жизни соединятся навсегда! Как жалко, что он не успел поговорить с самой невестой, но раз она согласна, то те немногие слова его, что он успел сказать его, возымели эффект. Да, смерть брата – тяжкий удар по юной деве, но он сумеет залечить ее душевные раны своей любовью. Парису хотелось танцевать, обнимать всех вокруг и вообще любить весь мир. Но комнату разорвал страшный крик. Что? Откуда? Граф замер в нелепой позе. Джульетта? Что с Джульеттой? Он застыл на месте, не понимая, что творится. Казалось бы, он один в своем доме, но крик был слишком явным, чтобы принять его за глюки, что за чертовщина творится? Не дай Бог, что-то случилось с ней! Не дай Бог! Он ничего не понимал. И снова минуты потянулись, как будто кто-то задержал стрелку времени.
Все закончилось. Внутри царило полное опустошение. Предчувствия не обманули. С Джульеттой действительно что-то случилось. Она умерла. Парис поправил шпагу на боку и кивнул пажу. Тот с горящим факелом, освещая дорогу, стал спускаться в склеп, а граф – с тяжелым сердцем и потухшим взглядом – следом за ним. На него было больно смотреть – еще утром он радовался и пел от счастья, а потом пришла страшная весть. Ему казалось, будто он шел по самому краю и вдруг, перед самым концом, сорвался вниз… Так много всего было не сказано! Ах, как он любил ее! Но почему же он никогда не говорил ей о своих чувствах? Болван, идиот! Возможно, это помогло бы ей. А если бы и не помогло, то хотя бы он не чувствовал себя настолько раздавленным. Ему казалось, что у них вся жизнь впереди, они успеют наговориться, ан нет.
Поди, разлягся ты под тем вон кипарисом, чутким ухом к земле приткнувшись звонкой, - велел он пажу, забирая у того факел и цветы. Ему нужно было проститься с любимой наедине и без лишних свидетелей. - Подай сигнал мне свистом, когда шаги заслышишь.
Паж, послушно кивнув, исчез в указанном направлении без лишних слов. Он прекрасно понимал, что его хозяину сейчас не до пустых разговоров. Дождавшись, пока он точно останется один, Парис медленно подошел к гробу. Ему до сих пор еще полностью не верилось, что все вот так вот нелепо закончилось. А сколько чаяний и надежд было!
О, мой цветок прелестный! Осыпаю цветами брачную твою кровать, - он аккуратно возложил принесенные цветы. Быть может, сама Джульетта умерла, но не его любовь к ней! - И буду по ночам ходить сюда, чтоб их водою чистой орошать... – он прислонился лбом к холодному гробу. Но единение длилось недолго. Послышался свист, и, чертыхаясь, Парис спрятался в углу, осторожно выглядывая: и кого нелегкая принесла?!

Отредактировано Тимофей Елисеев (2012-11-15 03:22:05)

+3

12

Паника всё больше и больше охватывала юношу. Скоро выступление, совсем совсем скоро. Этот мондраж, он всегда сводил с ума Влада, как бы хорошо ни знал он роль и не был уверен в успехе, всегда начинает бояться. На этот раз страх был особенно силён, возможно, потому что придётся выступать ещё и перед Кощеевым, который по-любому будет сидеть с недовольной миной и критиковать все их действия. Если же будет так, то боюсь, Богданов не выдержит и сорвёт выступление воплями на Бесмертника. Влад ходил туда сюда, нервно заламывая руки. Он знал, что гости уже собрались и вот-вот начнётся выступление. Эти минуты тянулись особенно долго и неприятно. И вот, наконец, Муза даёт команду - представление начинается. Тухнет свет за кулисами, всё внимание лишь на сцену.
Потух свет и у Ромео. Внезапно он обнаруживает себя, сидящем на диване в незнакомой комнате.
-Я изгнал был.. - сознание Ромео озаряется воспоминанием недавних событий. Свадьба с любимой, смерть друга, поединок с Тибальдом.
Меркуцио, ты предан мне был, ты защищал меня. Я виноват, что пал ты от руки Тибальда. Но ты был отомщён, друг мой. И вот теперь в изгнанье я, в дали от глаз любимых. О, Джульетта, я заберу тебя! Ты не достанешься Парису!! - горькие думы охватили юношу. Невыносимо было осознавать, что он так далеко от возлюбленной, теперь уже жены. Но скоро они обязательно будут вместе. Он сделает всё возможное для этого. Не будь он Монтекки.
В скором времени сморил юношу сон, но не продлился он долго. Ромео проснулся охваченный неясным беспокойством.
-Я видел сон: ко мне жена явилась. А я был мертв и,  мертвый,  наблюдал. И вдруг от жарких губ её я ожил… - Ромео вскочил с дивана и забегал туда сюда. Он с нетерпением ожидал вестей от монаха, но является его слуга - Бальтазар и сообщил ужасную весть. Его любимая мертва.
-Сейчас же запрячь лошадей!! - Монтекки сломя голову кидается вон из помещения и на всех порах мчится обратно в Верону, наплевав на все. Пусть его убьют, но он будет рядом с любимой. Перед этим он заходит к местному аптекарю и просит самого скорого и страшного яда и получает его.
Не успевает юноша, добежать до лошадей, как в голове темнеет, и он внезапно оказывается у родового склепа семьи любимой со своим слугой.
Подай мне лом и заступ ты железный. - Ромео протягивает руку к Бальтазару, ожидая, что тот вложит в него лом, получив лом, молодой человек продолжает: - На, вот письмо: его поутру завтра ты государю-батюшке отдай! - протягивает бальтазару письмо и пытается сдвинуть крышку.
-Уйду, мессер, и вам мешать не буду - проговаривает Бальтазар и скрывается где-то в кустах.
Любимая, скоро мы будем вместе навек. Подожди ещё совсем чуть-чуть осталось.

+3

13

Судя по шагам, вошедших было двое. Чтобы его не заметили, Парис прижался к стене и старался дышать как можно тише: в склепе была такая гробовая тишина, что слышно, казалось бы, как муха пролетает мимо. Но пришедшие, по всей видимости, даже не думали, что в такое время сюда может явиться еще кто-то, а потому особо не старались вести себя тихо. Лом? Заступ? О что они собираются делать?! Неужели нарушат покой моей бедной невесты? Несчастные! – светлая печаль, до того охватывавшая сердце Париса, сменилась холодной яростью. Он не позволит опорочить светлую память его возлюбленной! Граф тронул шпагу на боку, проверяя, на месте ли она, и шагнул из-за своего укрытия. Голос человека, раздававшего указания, был ему чем-то знаком, но он никак не мог понять, кто это. Однако стоило увидеть его, как все стало на свои места. Монтекки! Негодяй!
Изгнанник то, Монтекки то надменный... Убийца брата дорогой невесты... – прошептал Парис, яростно сжимая рукоять шпаги. Как он посмел сюда явиться? Что нужно здесь ему? - От горя и печали, говорят, сошло во гроб прелестное созданье, - Парис огорченно покачал головой. - И надругаться он пришел сюда над мертвыми телами их обоих… - иных причин для появления беглеца и убийцы он не видел. Несчастный! Одного убил, другую свел в могилу, так мало ему этого! За что ж так ненавидят они друг друга, что дети их уже мстят противной стороне? И за что же пострадала его любимая, его невинная невеста, так глубоко переживавшая о смерти брата! А он… - Не допущу его! – Парис сделал шаг вперед и оказался на расстоянии вытянутой руки от Ромео. – О, ты, подлец и негодяй! Зачем явился ты сюда? Над бедными телами надругаться ты решил? Неужели и капли сочувствия к ним не осталось? Поди же прочь! – граф разошелся не на шутку. Одно присутствие здесь Монтекки казалось ему корщуственным, а уж то, что он собирался сделать и вовсе выходило за пределы всякого понимания.
Уйти ему он предлагает? В своем ли он уме! Не тронулся ли совсем уж окончательно? – слова Монтекки лишь подогревали пыл. Ведь если бы покинул тот сию комнату, позволил остаться ему наедине с Джульеттой и проститься, то Парис не стал бы его преследовать, позволил вновь исчезнуть бы, но нет! И ослепленный яростью своей, он сдернул с руки перчатку и бросил ее в ноги противнику: На бой Я вызываю, тебя я как преступника схвачу.
Как говорится, не хочешь по-хорошему, будет по-плохому. Уж он-то расквитается с обидчиком за все. За смерть брата Джульетты, за слезы и безутешное горе ее, за уход из жизни! Так пусть он будет карающей рукой для негодяя, коли выхода иного нет.

+3

14

После того как верный слуга вышел из склепа, Ромео взялся за лом, чтобы приступить к освобождению любимой жены из цепких объятий смерти. Ещё чуть-чуть и они будут снова вместе, но теперь на века. Увлёкшись своими мыслями, Монтекки не услышал шорох шагов, оповещающих, что кто-то посмел нарушить его, ещё не начавшуюся, идиллию. Чей-то яростный шепот прорезал ночью тишину и могильный холод склепа. Без сомнения этот шепот принадлежал ненавистному Парису. Да как он вообще посмел явиться и осквернить своим присутствием последнее пристанище его любимой жены, Джульетты.
- Беги, оставь меня! - крикнул в гневе Монтекки. Да как этот жалкий граф может обвинять его в убийстве его дорогой жены. ПОлный негодования и праведного гнева, Ромео холодно смотрел на своего противника. Смотри ты, сколько
и без тебя здесь мертвых - устрашися!
- тщетная попытка вразумить глупого графа.
-Молю, о юноша! Меня во грех ты новый не вводи и ярости во мне не раздразни... Беги! - Ромео вновь сорвался на крик, взяв за грудки графа, который оказался слишком близко к нему. Он видел, что Парис вот-вот схватиться за шпагу и не мог допустить этого. Только не здесь и не сейчас. Не у гроба Джульетты.
Клянуся небом: тебя люблю я больше чем себя... - РОмео оттолкнул графа на почтительное расстояние и обратился к закрытой крышке гроба возлюбленной, нежно проведя по не рукой. казалось, он чувствует её тепло, калось, крышка вот--вот откроется и там будет живая Джульетта. Но этот подонок граф только мешает.
Против себя лишь самого сюда я пришел вооруженный... О! не медли! Уйди! в живых останься! расскажи ты после, что безумца состраданье тебя спасло от гибели. - взмолился Капулетти, хватаясь за отброшенный было лом, намериваясь довести начатое до конца. Но Парис кидает к его ногам перчатку. Поединка не миновать. Разощлённый пуще прежнего Ромео хватается за шпагу и наступает на Париса. Сейчас он покажет этого графу, как мешать ему воссоединению с любимой.
-Терпи родная, я иду к тебе. Рука Ромео мимолётно нащупывает склянку с ядом. На месте. Осталось только разобраться с Парисом. Ярость кипит в жилах молодого юноши, он наносит один удар за другим. Пользуясь ошибкой противника он распарывает камзол на животе графа, камзол тут же пропитывается кровью.
-Тебе не уйти отсюда живым. - злорадно думает Ромео, радуясь тем, что нанёс графу рану.

+2

15

День для Музы был, надо сказать, весьма суматошным. Все были так заняты встречей Бессмертника, так бегали, кричали, старались приготовить замок к его приезду, что в конце концов замок стал похож на кишащий муравейник, нежели на школу магии. Надо сказать, что Орлова в этот день чувствовала себя в своей стихии, ибо Муза, сидящая на месте, - это не Муза, а какая-то неведомая миру унылая девушка, с которой вряд ли кто-то захочет разговаривать. Ну, так думала сама Орлова, день за днем доказывая всем и каждому, что превращаться в этот вариант она не собирается и никогда и не соберется, что самое важное. Да-да, Муза была настроена решительно, оплошать перед Кощеевым она не хотела (ну, здесь, конечно, сыграло давление Поклепа, который сказал, что если что пойдет не так, зомбирует он всех, не разбираясь, играл кто в спектакле или нет), именно поэтому, чувствуя ответственность за всех членов труппы (мало ли что, ага), Музыч сегодня была чрезмерно активной и чрезмерно громкой.
Все споры по поводу отыгрываемой сцены почти ни к чему не привели. Мальчики хотели драку, девочки хотели любви. Все это давным-давно было понятно, еще до того, как Орловы открыли студию. Потому что так было всегда, ага. В итоге решили-таки сделать упор на сражении. Бессмертник такой Бессмертник, мужчина же, пусть вот и наслаждается блеском шпаг.
-Друзья мои! Мы не должны оплошать, - девушка ходила взад-вперед перед своими актерами, давая им, как ей казалось, правильные наставления. - Поэтому все соберитесь и сыграйте так, как не играли никогда, - она подняла вверх указательный палец. - Чтобы Бессмертник улетел довольный и счастливый, что у нас тут все так замечательно, - Орлова кивнула и уселась на стул рядом с Тимофеем, который начал тут же над ней посмеиваться. По-доброму, конечно же.
- Хорошо еще, что не заставила на учить на староанглийском, я бы точно себе язык сломал, хоть говорят, что он и без костей, - улыбнулся парень.
- А что, неплохая идея, - повертела головой Муза, ища поблизости учебник иностранного. Разумеется, это была плохая идея - такие учебники, если бы и нашлись в Тибидохсе, то точно не в зале для репетиций. Но Музу явно было не остановить этим. - В следующий раз так и поступим, - радостно сообщила она Тимофею, - но ты будешь первым рассказчиком, - засмеялась девушка и тут же снова вскочила на ноги. Пора было начинать репетировать.
- Все, ребят, - Орлова тут же посерьезнела, - нужно отыграть на ура. Сцену пока готовят преподаватели, - Муза посерьезнела, - а мы от начала до конца все прорепетируем. Вперед! - громко скомандовала она, снова садясь на стул, уже рядом с сестрой. Аврора выглядела уставшей, не привыкла скакать все время, как Муза, хотя энергии у нее тоже было не занимать. - Как думаешь, у нас все получится? - тихо спросила она у сестры, кладя голову ей на плечо. - Очень хотелось бы.
***
Так, Катенька, молодец, - спектакль уже начался. В зале полно народу, преподаватели и Бессмертник в первом ряду. Все внимательно смотрят на сцену. Орлова за кулисами грызет ногти и старается не прыгать на месте как обычно. Удивлял немного и тот факт, что на репетиции ребята играли куда хуже, к тому же забывали слова, а сейчас всего этого не было - игра было по-настоящему волшебной, и сестрам ничего не оставалось, кроме как гордиться по-тихому своими актерами.
- Глядишь, и на театральную премию магического театра выйдем такими темпами, - улыбнулась Муза, поворачиваясь к сестре. - Гляди, с какими глазами Бессмертник сидит. Не ожидал от нас такого, небось, - Орлова гордо выпятила грудь вперед и прошла к ребятам, которые стояли рядом, ожидая своего выхода. - Не волнуйтесь, главное, все идет хорошо. Текст никто не забыл? - ответа девушка так и не получила, но списала все это на все то же волнение, поэтому поспешила оставить всех в покое - толку от быстро говорящей Музы все равно бы не было.
Вот прошла сцена с "усыпленной" Джульетой, кормилица обнаружила ее, позже вышли к зрителям и Ромео с Парисом. Тимофей был как-то уж слишком серьезен, даже на последней репетиции Орлова не помнила его таким. Вот что значит вжиться в роль, - удовлетворенно подумала девушка, наблюдая, как парни все ближе подходят к сцене драки. Вытаскивают шпаги, управляться с которыми за день до спектакля их научил Костя, и начинают поединок.
- Что?! - Муза удивленно-боязливо вскрикивает - Влад порвал камзол Тима и проткнул кожу, полилась кровь. - Рора, а мы делали спецэффекты с кровью разве? - стала поспешно вспоминать Орлова-старшая, думая, что крыша у нее поехала уже окончательно, раз она не помнит, что и когда делала. - Нет, не делали, - медленно произносит  девушка, и до нее постепенно доходит смысл страшного события. - А что же тогда... - пара секунд на осознание происходящего, еще минута - на переодевание и крики Авроре "Быстрее влезай в костюм охранника", еще секунда - и сестры уже на сцене, готовые прекратить спектакль.
- О, господин, неужто вы готовы драться? - Муза встала перед Владом, закрывая таким образом Тима от него, - подумайте, а нужно ли вам это? Ведь ваша..мать, - Орлова на ходу придумывала слова, - и так ночей не спит за вас, - мысленно похлопала себе девушка, взглядом показывая Авроре, чтобы та встала перед Тимофеем. Секьюрити, е-мое.

+3

16

Лоренцо встряхнул головой, что-то было не так. Он совершенно не помнил такой улочки в Вероне, да и вообще он не помнил, чтобы заходил к кому-то в дом. Хотя, несомненно, это место что-то напоминало ему, только вот что именно, мужчина никак не мог вспомнить. Кругом были незнакомые люди, в чьих чертах опять же угадывалось что-то родное.
Да что же это такое? – Лоренцо находился в полной растерянности. Он постарался встать так, чтобы его было, как можно меньше заметно и тайком наблюдал за происходящим. Однако долго это не продлилось, незаметно для себя  мужчина погрузился в раздумья.
Как мне быть, ведь обман это грех! Я уйду в монастырь, или же отправлюсь в горы, и буду жить там отшельником, искупая свою вину оставшуюся жизнь. Пусть только дети будут счастливы! – Решил монах и поправил свои одеяния. Только сейчас он понял, что для маскировки сменил одежды монаха на обычный мужской наряд жителей Вероны.
Какой позор, на ЭТО, я свою рясу променял! – Удрученно покачал головой мужчина и тут же заметил на вешалке свою настоящую одежду. Нырнув за ближайший угол, он переоделся, и уже в обличье монаха вышел на свет. В голове что-то померкло, а затем до мужчины долетели взволнованные голоса.
О Господи, неужто… - Лоренцо, путаясь в длинной рясе, чуть ли не вываливается на сцену, но тут же, собравшись с духом, произносит.
- Как вам не стыдно! На могиле, где дева юная лежит, вы совершить хотите грешное деянье! – Недовольство явно читается в его голосе.
Неужели у этих юнцов совсем нет совести? Как могут они драться на дуэли в таком месте?
- Немедленно дуэль вы прекратите! И будите замаливать грехи! – Мужчина был сердит. Когда он согласился помочь Ромео и Джульетте, то и не предполагал что это приведет к очередному кровопролитью. Наоборот, он старался сделать так, чтобы никто больше не пострадал, но Ромео… Ромео, совершенно обезумел и чуть не убил Париса. Хорошо, что рядом оказалась стража и разняла безумцев. Лоренцо взглянул сначала на Ромео, потом перевел взгляд на Париса, и уже потом посмотрел на стражу. Удостоверившись, что они ему внимают и больше не собираются хвататься за шпаги, монах порылся в складках своего одеяния и, откашлявшись, извлек книгу.
- Дети мои! Кровопролитьем вы не облегчите муки, молитва ваши души исцелит! – Авторитет церкви был довольно велик, склонив голову Лоренцо стал читать молитву.
Приди в себя, Джультетта! Во имя Господа яви нам чудо!

Отредактировано Капитолина Буу (2012-12-09 19:45:20)

+3

17

Что только было шуму и хлопот —
Все наизнанку и наоборот.
Не пир, а погребенье. Вместо скрипок
Церковный хор и звон колоколов.
Накрытый стол послужит для поминок.
Венчальные цветы пойдут на гроб.
Все обратилось в противоположность.

(c) У.Шекспир

Кормилица сидела на полу и тихонько утирала подолом платья катившиеся из глаз слезы. Она ничего не замечала вокруг и как будто совсем не хотела возвращаться в реальный мир. Джульетта, милая Джульетта, почему это случилось именно с тобой, голубка ненаглядная?
После того, как женщина оповестила всех о смерти девушки, все события происходили слишком быстро и казались всего лишь блеклыми картинками в калейдоскопе. Подумать только, Джульетта согласилась выйти замуж за Париса, все было хорошо, все так усиленно готовились к свадьбе и вот тебе! Свалилось громадное несчастье на их головы. Вкуснейшее угощение для гостей, пышные букеты цветов и талантливые музыканты, специально созванные для грандиозного торжества, вдруг в одночасье потеряли все свои яркие краски и пригодились для того, чтобы проводить совсем юную деву в последний путь. Немыслимо, непостижимо и просто невероятно. В голове крутились разные мысли и не давали сосредоточиться. Все казалось дурным сном. Не просто дурным, а слишком кошмарным, чтобы поверить в него на самом деле. Горечь потери отравляла все существо несчастной женщины.
А что если бы в ту ночь кормилица не послушалась просьбы Джульетты оставить ее одну и осталась бы с ней, смогла бы она ей как-то помочь, смогла бы предотвратить беду, так внезапно настигнувшую их всех? Наверное, смогла бы. Но Джульетта ведь согласилась выйти замуж за Париса. Чай Парис совсем не чета Ромео. Как сказала Леди Капулетти: «Цветок, каких Верона не видала». Но для голубоньки родимой он страшней лягушки, право слово. Ох, горемычная, ее ужасно поразила весть об изгнании Ромео, что даже затмила собою весть о смерти брата Тибальта. А дальше что? Ведь она согласилась по воле отца и после совета нянюшки выйти замуж за Париса. И вот сейчас лежит в семейном склепе бездыханна совсем и холодна. Злой рок, насмешница судьба, вступившая в подлый сговор со смертью, не пощадили они столь юной жизни, не дали очаровательному цветку распуститься до конца.
Страшные мысли отравляли ядом и не давали дышать свободно. В одночасье потерять весь смысл жизни, голубку милую, которую она вскормила с малых лет. О, невыносимо все это, невыносимо!
Проклятый день, нет сил уж думать мне об этом! Но слезы сами наворачиваются на глаза, лишь стоит мне подумать о Джульетте. Как там сказал брат Лоренцо: «Счастливейшие умирают рано»? Какой же прок от смерти столь юного созданья? Осталась я, несчастная старуха, жить, а милое дитя отправилось в райские чертоги. Не думала, что мне придется пережить Джульетту.
Но что это? Откуда эти звуки? Кормилица постаралась хоть на миг приглушить свою душевную боль и прислушалась к странному шуму, звучавшему совсем рядом.
Неужто драка где-то? Ведь слышу я звон шпаг. Да что же там произошло, в конце концов? Никак не утихомирятся со своей семейной враждой, сколько уж можно? И без того смерть идет за нами по пятам и не щадит никого, так они еще и навлекают беду на себя.
Кормилица встала с пола и, приподняв подол, поспешила на шум. Женщина совсем не понимала, где она бежит, но вдруг оказалась в склепе Капулетти и ужаснулась представшей ее глазам картине: Ромео и Парис дрались на шпагах и, кажется, Ромео успел даже ранить Париса, между ними стояли охранники и брат Лоренцо, пытавшиеся остановить их безрассудство.
Истерзанная горем душа кормилицы встрепенулась, и женщина всем своим существом возмутилась поступком юношей.
Да как им не стыдно, в конце-то концов!
Она быстро прошла к гробу своей любимицы, красиво и пышно украшенному цветами, и повернулась лицом к стоявшим перед ней людям.
- Ах, горячие юнцы! Неужто мало вам пролитой крови и количества смертей, стремительно растущих день за днем? Как могли вы так подло и бесстыдно поступить по отношению к Джульетте? Ей даже после смерти нет покоя. Гремите тут, устраиваете дуэли, посовестились бы так поступать. Иль нет у вас стыда ни грамма? Признаться честно, от вас такого я не ожидала! – возмущенно произнесла женщина, метая взгляды то в Париса, то в Ромео. Она знала, что не имела никакого права так разговаривать с ними: все-таки они куда знатнее и выше статусом. Но не смогла стерпеть такого наглого поступка.
Повернувшись к Джульетте, кормилица осторожно взяла холодную руку девушки, сжала ее в своих теплых ладонях и тихонько произнесла:
Не бойся, родная голубонька. Нянюшка не даст тебя в обиду. Если потребуется, я буду тут сидеть и днем и ночью, охраняя твой покой от лишних и ненужных посягательств.
Глаза в который раз за последние несколько дней наполнились слезами.

+2

18

Парис крепче прежнего сжал шпагу в руке. Решительный и бледный от этой решительности – ну просто портрет героя маслом пиши – граф был готов биться до последней капли крови, если понадобиться. Слава Ромео как одного из лучших шпажистов есть ничуть не смущала. В такие минуты мужчину вообще мало что может смутить. Ромео наивно пытался его отговорить. Но эффект вышел прямо противоположным, праведный гнев завладел Парисом, лишь подстегивая его желание расквитаться с негодяем.
Так умри же! – с апломбом произносит он и бросается на противника. Однако он не учитывает коварство противника, который не преминул воспользоваться ситуацией и нанес удар в незащищенную часть тела в районе живота. Парис не сразу понял, что ранен и успел перед этим нанести несколько, к сожалению, не опасных ударов, пока острая боль не заставила его отступиться с гримасой на лице.
Подлец… негодяй… - сквозь боль бросает он в лицо сопернику. Может быть, его тело ранено, но его дух не сломлен! Мужчина сжал зубы, прижал свободную руку к ране, откуда, он чувствовал, текла кровь, и приготовился к новой атаке, как откуда не возьмись в склеп со всех ног вбежали какие-то люди в кожаных доспехах. Охрана ли? Но кто их звал?... Ах, да... слуга Ромео! Ну, конечно! Все предусмотрел…
Пустите, пустите меня! – вскричал граф, отталкивая приближающегося к нему охранника. – Мы должны завершить начатое! Отсюда только один выйдет живым, и если это буду не я, похороните меня рядом с моей суженой, - он бросил взгляд на ложе Джульетты. Ему мешали. Перед Ромео стоял второй охранник, ростом и телосложением больше того, что кинулся к нему. Рана ослабляла Париса, но он не собирался сдаваться. Пусть Ромео прячется за чужими спинами, ему – графу – такое не к лицу! Но помимо охраны в склеп вдруг проник и священник, преподобный Лоренцо, который должен был сочетать их с Джульеттой браком, но увы…
Святой отец… не мешайте вершиться правосудию божьему! – из последних сил выдохнул он. В глазах начинало двоиться, а рука уже не так крепко сжимала шпагу. Нужно завершить начатое, пока момент не будет упущен окончательно. В склепе и без того мало места, а сейчас тут еще и трое людей. А, впрочем, уже четверо. Кто-то заголосил женским голосом, и в этом плаче он узнал кормилицу Джульетты, которая была столь безутешна на похоронах. Шум, поднятый всеми этими людьми, каждый из которых на свой лад старался помешать их дуэли, окончательно доконал Париса. Граф выронил шпагу и оперся на возвышение, где лежала Джульетта. Силы покидали его, и ноги уже более не держали молодого мужчину – он провалился в обморок, упав подле Джульетты.

Тимофей был далеко не пушинкой. Высокий рост, активный образ жизни, и вот эти восемьдесят кг ни с того, ни с сего падают на хрупкое ложе, предназначенное для девушки. Пусть декорации и менялись магическим путем, но предметы-то были самые что ни на есть настоящие, и Тим, упав на центральный объект декораций, невольно нарушил всю систему. Ложе под его тяжестью обрушилось с грохотом на пол, повлекая за собой всю остальную обстановку – стали падать портьеры, обозначавшие стены, с грохотом рухнуло искусственное освещение, благо, что никого не задело, разве что Богданову отдавило ногу. Да здравствует хаос! – сказал бы Станиславский, наверняка, проникшейся такой убедительной игрой юных талантов. Жалко, что Станиславского среди приглашенных не было, а за вечной ворчливостью, сестры Орловы старались не прибегать к его помощи при подготовке театральных постановок. Впрочем, преподаватели вполне могли коллективно сойти за онного. Вон Поклеп ненароком утирает слезу платочком, Зуби во весь голос рыдает, уткнувшись в плечо верного Готфрида, Сарданапалу верные усы только и успевают что промокать набегающие слезы, и лишь Медузия недовольно хмурит брови, сценарий, показанный ей Музой Орловой, несколько отличался от представленного, а госпожа Горгонова не любила, когда что-то шло не по плану.

+2

19

Радость от нанесённой раны продлилась не столь долго, сколь надеялся Ромео, ведь её он намеревался продлить триумфальным завершающим ударом. Судьбе же было угодно лишить его этого удовольствия, выставив на его пути двух охранников, которые видимо прибежали на шум сражения.
Какие охранники? Не мешайте мне защищать свою честь и честь своей возлюбленной... - в разгорячённом битвой мозгу Ромео не укладывалось, что ему мешают. И весьма наглым образом, причинить вред же ни  в чём неповинному человеку ему не позволяла совесть. Но рана, нанесённая им, оказалась серьёзнее, чем казалось на первый взгляд. На глазах Парис терял силы, вместе с пролитой кровью. Из последних сил он добрался до посмертного ложа возлюбленной Джульетты и силы оставили его. Ромео искреннее надеялся, что раз и навсегда.
Всё это время вокруг царила непонятная суета, которая не занимала внимание молодого человека, а была назойливым фоном. Кормилица что-то кричала, внезапные защитники призывали к чему-то, святой отец причитал и призывал замаливать грехи. Для юноши же существовал лишь Парис, который на исходе сил упал подле Джульетты, к изумлению Ромео, да и, наверное, всех присутствующих, сломал каменное ложе. Что-то хрустнуло, треснуло и вслед за посмертным пристанищем жены рухнула добрая половина склепа. обнажив странную местность вокруг. Внезапно обнаружились и вовсе посторонние люди, смотрящие во все глаза на них. 
Ромео испугался, что ему никогда уже не позволят быть вместе со своей судьбой и решил использовать свой последний шанс. Пока все находились в замешательстве, в шоке, в астрале и в прочих не менее интересных местах, пытаясь осознать происходящее, юноша вытащил из кармана заветный пузерёк с ядом и бросился к телу дражайшей супруги.
Подумать только, любовь моя. Ты словно спишь, ты как живая. Но скоро мы будем вместе.
- Пью за тебя, любовь! - прошептал юноша, последний раз касаясь губ любимой и открывая пузырёк с ядом. Внезапно юноше показалось, что девушка моргнула. Прогоняя наваждение, юноши тряхнул головой и вновь посмотрел на девушку, списав всё на нервы, но она в очередной раз моргнула и прикрыла лицо рукой, спасая лицо от летящих со всех сторон щепок.
Этого бедная психика юноши выдержать не смогла и он, подобно Парису, распластался рядом с девушкой.

+2

20

Она спала, и сладок сон ее был – ей снился летний полдень, душистый аромат полей, чуть припеченных солнцем, а за окном – с другой стороны дома – плескались воды Адриатики. Вокруг – любимые все лица: вот муж – Ромео и трое их детей, Ромео учит старшего сражаться на шпагах, уж он-то знает в этом толк. Джульетта держит младших на коленях. Прошло лет пять с того момента, как отчий дом покинула она, сбежав с Ромео Монтекки, ее возлюбленным и мужем в Венецию, подальше от графа и семьи. И в этой, залитой солнцем комнате, было все ее счастье.
Джульетта спала самым глубоким из всех снов и не видела, что творится вокруг. Не видела Париса, принесшего цветы к ее склепу, не видела Ромео, спешившего со всех ног к молодой жене, чтобы проститься, не видела сражения, столь яростного, сколь и короткого, не видела горьких рыданий Кормилицы, оплакивавшей свою воспитанницу. Она спала и безмятежен был ее сон. Но вот Парис, сраженный шпагой Ромео, падает на ее ложе, рушится склеп, ломается ее постель, цветы летят куда-то, а вместе с ними и падает Джульетта. Падает и от удара просыпается раньше положенного срока.
Грохот не разбудил ее, но горестные всхлипы и причитания Кормилицы кого угодно из гроба подымут, не то что спящую девушку. Она глубоко вздохнула и попыталась приоткрыть глаза – уж слишком долго девушка спала, все члены затекли и двигаться было непривычно. Ресницы дернулись раз-два, и, наконец, она открыла глаза и огляделась. Все вокруг выглядело таким странным и непривычным, хаос, самый настоящий хаос творился вокруг – какие-то люди, обломки, свет, бьющий откуда-то сверху. Джульетте стало не по себе, а тут еще кто-то с грохотом упал. Она в испуге дернулась в сторону, но, увидев, что этот кто-то – Ромео, издала громкий возглас: радость, смешанная с удивлением и испугом.
Ромео! – воскликнула она, придя немного в себя. – Боже правый, Ромео, что с тобой, любимый?!
Девушка встала со своего «ложе», точнее с того, что от него осталось, и не замечая более того, что творится вокруг, склонилась над Ромео.
Ромео, пожалуйста, ради всего святого, очнись! Не оставляй меня теперь, когда все позади… - тут она заметила разбитую склянку, неподалеку от тела мужчины. – Но что это?! Яд? О нет, Ромео, нет! – сильная боль сжала грудь в тиски, Джульетте показалось, будто бы ее лишили воздуха. – Я не хочу жить без тебя, Ромео! – она стала искать что-то, сама не зная что. Джульетта как будто бы обезумила, перед ней был только падающий Ромео, разбитая склянка с ядом, неподвижный Ромео, лежащий перед ней – такой близкий и такой далекий. Нет! Нет! Нет! Если он простился с жизнью, то тоже сделает и она, и они все равно будут вместе, там, на небесах! Рука Джульетты нашла эфес шпаги, выпавшей из рук Париса. В крови… ну что же, тем проще будет мне решиться.  Она занесла шпагу на всю ее высоту и уже приготовилась к решающему удару, как кто-то с громкими криками навалился на нее, держа ее руки и не давая совершить задуманное.
Пустите, пустите! Я хочу быть с ним! – в слезах кричала Джульетта, пытаясь освободиться, но бесполезно…

осс: Вавилофф, этот кто-то держащий меня - ты

+2

21

Парис, похоже, был серьезно ранен. Он уже не стал продолжать драку. Шпага из его руки выпала, а сам мужчина оперся на ложе Джульетты и упал без сознания. А дальше творилось нечто невообразимое. Ложе под его весом рухнуло, а потом начало рушиться все остальное. Казалось, сама земля содрогается от ужасного грохота. Кормилица, вскрикнув, поспешила закрыть тело Джульетты собой, боясь, что на девушку может сейчас что-то упасть и нанести ей вред.
О, Господи, сейчас мы все тут будем заживо погребены. Это нам по заслугам за все наши злодеяния. Только бы Джульетту не затронуло, она невинная совсем. За что ж ее карать?
Женщина вздохнула и, прислушавшись, поняла, что сильный грохот стих. Она приподнялась с разрушенного ложа девушки и хотела оглядеться по сторонам, но тут бросила мимолетный взгляд на лицо своей воспитанницы и окаменела. Джульетта лежала с открытыми глазами!
Совсем на старости лет мой дряхлый ум стал мне сдавать. Мерещится что-то непонятное,- кормилица некоторое время внимательно вглядывалась в лицо Джульетты, пытаясь понять, кажется ей или не кажется. Для более пущего эффекта она даже потерла глаза, не веря во все происходящее.
Тут откуда ни возьмись рядом появился Ромео и, легко коснувшись губ девушки, открыл какой-то пузырек. Женщина все никак не могла прийти в себя от всего увиденного и, не вмешиваясь, наблюдала за всем происходящим. Но тут юноша, кажется, тоже увидел, что Джульетта лежит с открытыми глазами, да еще и оглядывается по сторонам, и не выдержав такого, распластался рядом с Парисом. Джульетта, услышав шум, испуганно дернулась и приподнялась.
Кормилица в ужасе отшатнулась от ложа и прикрыла рот ладонью, не веря своим глазам. Тем временем девушка подняла шум, решив, что ее возлюбленный умер.
Господи, да что ж за день такой сегодня? Может, хватит уже сюрпризов?
Но судьба-злодейка как будто нарочно подсовывала все более ужасные картины. И вот уже ее любимая воспитанница, нащупав шпагу, занесла ее над собой и приготовилась сделать удар.
Нервы бедной женщины не выдержали, и она, отчаянно вскрикнув, бросилась к девушке:
- Голубушка моя, не смей!
Она крепко держала ее руки, пытаясь удержать девушку от ужасного и такого необдуманного поступка. Наконец, кормилица добралась до шпаги и, выдернув ее из руки Джульетты, отбросила как можно дальше. Женщина крепко обняла свою воспитанницу и, всхлипывая, прижала к себе.
- Тихо, успокойся, голубонька моя! Он жив. Твой Ромео жив, слышишь? Не надо таких опрометчивых поступков, золотце мое,- тихонько шептала нянюшка, ласково гладя девушку по волосам.
Ее сейчас совершенно не заботил странный шум, раздававшийся позади. Как будто там было много людей, и они сейчас разговаривали все вместе. Для женщины сейчас все это было неважно. Ведь Джульетта каким-то непонятным чудом оказалась жива! А может быть это молитва отца Лоренцо подействовала, и Господь решил сжалиться над ними, вернув им дорогое чадо?
Она держалась из последних сил. Казалось, еще чуть-чуть, и разум бедной женщины не выдержит всех событий, стремительно разворачивающихся вокруг. Но Джульетта сейчас в гораздо худшем состоянии, не факт, что она слышала, что ей сейчас сказала нянюшка, она может натворить больших бед. Надо еще немного потерпеть.

офф

простите меня за такой бред , не знаю, что еще можно написать ><

+2

22

- Послушайте, это будет незабываемо! - наперебой твердили Орловы, скача вокруг академика и пытаясь убедить его, что постановка пьесы и полученный в итоге результат - прекрасный спектакль - придется по душе Бессмертнику. Академик задумчиво чесал бороду, хмыкал, чуть заметно улыбался и пытался делать вид, что для окончательного принятия решения должно пройти еще как минимум дня два. Муза и Аврора не унимались, прекрасно понимая, что времени этого у них нет.
Медузия Горгонова наблюдала за всем происходящим молча, нахмурив брови и заняв свое любимое место в кабинете - так, чтобы ее не было видно, но ей было видно всех.
Сарданапал в конечном итоге, конечно, сдался. Он вообще не мог держать оборону так, как могла эта поистине стойкая женщина. Вот Медузию точно не сломили бы ни уговоры, ни умоляющие взгляды, ни что-либо еще. Идея отчего-то не понравилась ей изначально, а ведь всем известно, что интуиции Горгоновой лучше доверять. Целее будете.
***
- Зря вы это, академик, - кружка с чаем опустилась на стол перед Черноморовым. Он вздохнул и внимательно посмотрел на своего заместителя, ничего не сказав в ответ. - Вот увидите, все снова пойдет не так, как должно было, - Горгонова не показывает вида, что не рада не столько приезду Кощеева, сколько тому, что все вокруг суетятся по этому поводу, придумывают ему новые развлечения и готовы за два дня выучить сложнейшее произведение. Хорошо, с театром погорячились они - от детей нельзя требовать слишком многого, их надо направлять, иначе самодеятельность грозит перерасти во что-то более серьезное и страшное.
***
Горгонова присутствовала на всех репетициях, знала все роли (спасибо мамочке и папочке за отменную память), позаботилась о декорациях. Ученикам оставалось только сыграть так, чтобы Бессмертник остался доволен. Впрочем, он всегда оставался доволен, завидев на горизонте Медузию, и факт этот не мог женщину радовать. Излишнее внимание, однако, нравится далеко не всем.
И именно это самое присутствие помогло доценту Горгоновой вовремя заметить, что...что-то идет не так. Если сказать иначе - все. Почему буквально вчера Богданов запинался, а сейчас слова вылетают из него, как из пыль из сломанного пылесоса? Почему Лоткова ведет себя точь-в-точь как Джульетта, хотя раньше Муза просила ее больше вживаться в роль? Почему, в конце концов, Елисеев и Богданов дерутся по-настоящему?
- Это что еще за вольности? - вскочить с места и побежать сразу на сцену Медузии не позволил здравый смысл. Она огляделась вокруг - никто, кажется, и не заметил слишком уж большого соответствия актеров своим героям, Бессмертник довольно улыбался, Сарданапал же и вовсе смотрел в другую сторону, занятый делом более важным, чем оценивание постановки. Горгонова хотела отвлечь Черноморова, но решила, что поднимать панику раньше времени не стоит.
Хотя..когда на сцену выбежали Муза и Аврора, которые сейчас ну никак не должны были там появиться, уверенность в том, что все идет совершенно не так, как нужно, только окрепла.
Минута - и Медузия проверят окружающее пространство на присутствие магии - проводит перстнем невидимую линию по сцене, очерчивая ее в ровный круг, произносит слова на древнеславянском и ужасается полученному результату. На все оставшиеся действия - пара мгновений, чтобы не дать актерам окончательно погубить себя. Женщина ставит блок на магии, заклинание, хоть и продолжающее пока действовать, действует не в полную силу, что дает возможность Горгоновой объявить об окончании спектакля.
- Дорогие наши зрители, на этой сцене мы закончим показ. Надеемся, любители Шекспира не закидают нас впоследствии тухлыми помидорами. В конце концов, не все прирожденные актеры, - Горгонова развела руками и щелчком пальцев задвинула занавес, за которым продолжали стоять ученики. Оставив в зале Поклепа, Зуби и академика для дальнейшего разбирательства, женщина молча наблюдала за тем, как толпа покидает место представления, так и не узнав о том, какой ценой досталось им это удовольствие - лицезреть  сей шикарный спектакль.

+2


Вы здесь » Тибидохс. Время, назад! » Будни Тибидохса » 3 июня э.г. Ч2. Шекспир бы плакал!