Как-то в полночь, в час угрюмый, полный тягостною думой...
Будни Тибидохса
24.05. В Тибидохсе вовсю гремит свадебное праздненство, но никто еще не знает, что свадьба обернется настоящим кошмаром, как только в порог Тибидохса переступит Чума...
В ИГРУ НУЖНЫ:
| ДРЕВНИР | ДЕНИС | КАТЯ | |
Добро пожаловать на ролевую "Тибидохс: Противостояние". Мы рады приветствовать всех и каждого. Не задерживайтесь на пороге, проходите, знакомьтесь с нашими сюжетами, регистрируйтесь и присоединяйтесь. Мы рады любым новым и оригинальным персонажам, поспешите, мы начинаем...

Тибидохс. Время, назад!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тибидохс. Время, назад! » Будни Тибидохса » 3 июня э.г. Этап I. Ч1. Беда приходит оттуда, откуда совсем не ждешь


3 июня э.г. Этап I. Ч1. Беда приходит оттуда, откуда совсем не ждешь

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Предисловие:
Все делать в последнюю минуту - это очень по-русски. А уж готовиться ко встрече столь важной шишки как Кощеев в последнюю минуту - это совсем по-Тибидохсовски.
Но вот над Буяном подымается солнце и до прилета остаются считанные часы.
Итак, этап первый официальной части представляет собой окончательную подготовку ко встрече. Небольшая группа под руководством опытного организатора из числа магаспирантов шлифует обстановку, обсуждает происходящее и пытается не уснуть прямо на месте.
Время: 7:30 - 9:30
Место проведения: стена Тибидохса.
Участники:
Всеволод Орлов; /руководитель/
Олеся Ларина;
Иннокентий Ещёбин;
Евгений Васильев;

исключены: Апполинария Булгакова, Армас Пирхонен.

0

2

Казалось бы, на дворе уже лето. Но почему-то в половину восьмого утра все еще было страшно холодно. Впрочем, над островной частью Буяна колыхался туман, который, вероятно, и приносил холод этим июньским утром. Однако о том, что на улице чертовски холодно и что Пельменнику весьма везет, так как у него есть теплая, уютная шкура, все думали только в первые пять минут нахождения на стене. Далее, приступив к активной деятельности, об этом как-то забывали и лишь изредка поеживались от прохладного ветерка.
Собственно, а что ученики делали в такую рань на Тибидохской стене? Ответ был прост, как пробка. Готовились ко встрече важной шишки из Магщества. Еще вчера днем об этом не знал никто. Но вот за ужином Сарданапал попросил минуточку внимания, которая, к слову сказать, растянулась едва ли не на полчаса, половина из которых ушла, чтобы утихомирить расшумевшуюся толпу, и сообщил им «прерадостную» новость: к нам едет ревизор! Точнее Бессмертник Кощеев, хотя принципиальной разницы между этими понятиями нет. Ибо где Кощеев, там жди беды, надзора и попытки свергнуть дирекцию школы и поставить своего человека. Все восемь лет, что Сева учился в школе, он наблюдал за этими попытками ежегодно и по нескольку раз за год, но, слава богу, во главе Тибидохса до сих пор академик Черноморов, а значит, все хорошо. На этот раз директор просил у них оказать помощь в подготовке встречи. Оно и понятно, магия магией, но маги штука не самая надежная, а перед таким значительным лицом, которое хоть и не любили в школе, но считаться всем приходилось, ударить в грязь лицом нельзя. Вот он, видя, что особо желающих нет, и вызвался возглавить группу, которая с утра пораньше проверит готовность школы ко встрече. Конкретно в их задачу входила лишь стена Тибидохса в районе главного входа, где пройдет торжественная встреча, приветствие и так далее.
Получив утром от Поклепа список того, что должно быть в наличии и в каком виде, дождавшись своих помощников, он выдвинулся на улицу.
Кхе-кхе, - прокашлился Сева, поворачиваясь к ребятам. – Нам с вами нужно проверить готовность данного места ко встрече Кощеева. Поклеп тут вручил список, - Орлов слегка поперхнулся, пробежав глазами по списку и мысленно покрутив у виска, продолжил: весьма внушительный. А времени у нас всего два часа. Так что нам с вами нужно очень постараться, чтобы успеть все вовремя и качественно. Итак, - парень снова уткнулся в список, выбирая, что кому лучше поручить. Чтобы сделать все в лучшем виде – как он любил, нужно и распределять все верно, чтобы каждый занимался тем, что ему лучше удается. Хотя в том, что определил им Поклеп, найти более подходящие каждому задания несколько проблематично, но Орлов на то и Орлов, чтобы с такими трудностями справляться. – Кеша, пойдите-ка с Армасом налево, там, где должен висеть плакать с «добро пожаловать», который закрывает художества. Проверьте хорошо ли он закреплен, не свалится ли в ненужный момент. А то его циклопы вешали да малютка вокруг вертелся, сами понимаете, чем это чревато. И проверьте его на всякие там сглазы, мало ли что… - Сева повернулся к оставшимся девушкам. – Полина, тебе я поручу площадку возле главного входа, у рва. Туда должен приземлится Кощеев, проверь, чтобы там все в порядке было. Олесь, - парень улыбнулся своей девушке. – Мы с тобой отправимся к Пельменнику, нужно его проинструктировать еще раз, чтобы он не требовал от Бессмертника пароль или дань. Мне понадобится все твое обаяние, чтобы он ничего не перепутал и все запомнил, - Всеволод свернул список и положил его в карман. – Вопросы есть? Если нет, расходимся, как закончите, подходите ко мне, я буду возле сторожки или здесь, в зависимости от того, как мы закончим. Апполинария, ты будешь моим главным помощником, поэтому, если мы сильно будем заняты Пельменником, обращайтесь к ней.

+1

3

Как ни странно, но сегодня выдался очень неудавшийся день. Именно с утра, именно после бессонной ночи и сорока (?) кружек чая необходимо было выслушать этого чёртового первокурсника, который с милой улыбкой орал: "Кощейка прилетает, устроим хороший приём!" Потребовалось меньше минуты на то, чтобы дать идиоту пинка и с весьма хорошим настроением отправиться на стену Тибидохса, дабы выслушать список Поклёпа от Всеволода, который, впрочем, осчастливил Полину тем, что той необходимо было присматривать за горкой людей, якобы изображающих активную деятельность и готовившихся к приёму столь важного лица. По мнению Аполлинарии "столь важное лицо" было до такой степени неуважаемым, что готовиться надо было очень и очень серьёзно. Но не из-за того, что хотелось заискивать, уподобляться, а из-за того, что если что-либо пойдёт не так - дедушке Сарданапалу придёт весёлый конец в паре с похоронным маршем для школы. А этого было нельзя допустить, ибо директора было жалко [неужто?], да и оставлять молодое необразованное поколение без пинков было очень не по-Булгаковски.
Тяжёлый вздох возвестил о том, что девушка появилась перед всем собранием активистов, которое не удовлетворило сознание Полины. Ибо командовать тут особо было и некем. Но печальный настрой быстро был выгнан из головы. Некогда ипохондрии завладевать и без того разушенным сознанием девушки. Подойдя чуть ближе и протирая глаза, Полина внезапно наткнулась на очки, так удобно пристроившиеся у неё на голове.
[Hell yeah, да я бью все рекорды по состояниям после бессонных ночей. Надо заканчивать читать человеческие книги и учебники. А то совершенно выведу себя из-под контроля. Не смогу даже нормального откритиковать этих деградантов. ]
Самобичевание также продолжалось всего-то каких-то десять секунд, ведь сегодняшнее дело было гораздо важнее мелких неурядиц, то есть недосыпа и прочих прелестей. Выслушав Орлова, Полина подняла вверх одну бровь, покосившись на двоих парней, мирно стоявших в стороне, но всё же сказала:
-Хорошо, Сев, всё будет в наилучшем виде. Собственно, ты же меня знаешь. Если только эти два идиота ничего не испортят - мы достойно покажем наше лицо и не позволим недополитику Кощееву даже претензию предъявить. А то раздражает он  меня уже.
После своих слов девушка резко развернулась, быстро подойдя к Армасу и Иннокентию. Чуть прищурившись и вернув очки на их законное место, Полина оценила ситуацию и показала "двум идиотам" на плакат, который явно заинтересовал малютку.
-Итак. Что же от вас требуется на данный момент. Поклёп, конечно, умеет составлять списки, но мы поступим несколько иначе. Во-первых вы должны проверить плакат, ибо если Бессмертник хоть краем глаза заметит непорядок - уже целых три, а то и четыре листа с нашими "нарушениями". Во-вторых - угомоните этого сопливого монстра. Это же ни в какие рамки. В-четвёртых, если что-то случится - не надо орать: "Полина, о нет, о чёрт, о боже, о господи, спаси нас, помоги нам!". Подойдите, в конце концов, ибо я буду занята приготовлениями серьёзного характера. -далее Аполлинария чуть приблизила лицо к лицам парней. И этот жест получился довольно резким -И если хоть что-то пойдёт не так - вы знаете, что я обещала с вами сделать.
Закончив поучительную речь и кивнув головой в знак того, что лекция окончена, Полина прошла на свою "территорию", изредка поглядывая на  "работающих" Армаса и Кешу.
[Мда. Хорошая же компания подобралась.] - думала девушка, прогуливаясь вдоль стены, дабы устранить все рисунки и прочее, увековечевшее наших глупых соотечественников.

п.с: Кеш, Армас, отыгрываем после падение плаката на малютку, в общем, поэпичнее.

Отредактировано Аполлинария Булгакова (2011-10-09 09:46:30)

0

4

Холодно. Кто бы мог подумать, что может быть так холодно. Олеся с большим усилием переборола свое желание не вылезать из-под одеяла и вылезла. Пока она собиралась, то раза четыре залазила на кровать, накрывалась покрывалом и грелась. В комнатах всегда тепло, но Олеся наверно хотела насладится этим теплом в самой большой мере, так как надо было выходит на улицу, а там холодрыга. Можно было, конечно, на все плюнуть и никуда не идти, но это эгоистично с ее стороны. Во-первых, подставит немного школу. Во- вторых – разочарует Всеволода. А ей этого не хотелось. Да и Олеся не была из тех девочек, которые придаются лени, только бы чего-то не делать.
К тому же ей казалось, что все эти приготовления – это очень интересно и занимательно. Ведь ты что-то делаешь. И делаешь что-то полезное, и в то же время это полезное что-то важное. А еще набираешься какого-то опыта. В общем, это лучше чем просто провалятся в постели, ничего не делая и ни о чем не задумываясь. Она вышла на улицу и тут же немного скукожилась, скрестив руки на груди, таким образом, не отпуская тепло  и не подпуская холод.  Хотя все это было бесполезно – холод все равно взял свое. Но на счастье, Олеся выбивала зубками чечетку не долго, около десяти минут, а потом привыкла, начала что-то делать, расслабилась,  и наступил момент, когда холодно, но не так, что б ничего не хотелось, или кожа была синей. Конечно, было не душно, но если побегать – то вообще красота будет.
Ну ладно, холод это одно. Наступал более серьёзный момент. Всеволод распределял ответственность. Наблюдать за всем этим процессом было интересно. Еще просыпалось желание узнать, о чем это он думает. Ну ведь все люди что-то думают, когда что-то делает. Высказывают в уме свою точку зрения.  Но никогда не произносят ее вслух. Вот Сева выглядел вполне обычно. Словно все это для него обычное дело. Но Олеся хорошо его знала,  и поэтому не сомневалась в том, что он или чем-то не доволен или волнуется. Или то и другое вместе. Она бы хотела услышать его мысли, но это не возможно, поэтому она досадно вздохнула и просто выслушивала то, что кому досталось. 
Когда Сева сказал, что они пойдут вместе – Ларина не сильно удивилась. Она этого ожидала. Он же не отправит ее с кем-то куда-то, если можно пойти вдвоем. Но вот с обаянием он немного перегнул палку.  Она попробовала представить, как будет помогать Пельменнику, запомнить то  - чего ему делать не стоит, но пришла к тому, что это ни к чему не приведет. Он точно будет думать совсем о другом, если будет думать в обще. Но у Севы скорее всего был как-то план, просто Олеся пока не додумалась какой именно.
Апполинария точно поняла, что должна делать и Олеся ей немного позавидовала. Она знает в чем заключается ее ответственность, а Олеся только догадывается. Ей намекнули. Хорошо, что хоть суть сказали. Но Ларина не сильно расстроилась. Большим плюсом было то, что она идет вместе с Всеволодом, поэтому она улыбнулась и взяв парня под руку, произнесла:
- Идем? Или будем мерзнуть?- голос был веселым и не сонным. Впрочем, как всегда. Олеся всегда была весела и позитивная. Возможно, она просто не умела грустить. Но проверить это ни у кого не получится.

0

5

- О Древнир, почему утро начинается так рано? Кто это вообще придумал? Поразить заклинанием этого человека мало! - прошипел Ещёбин, пытаясь заткнуть магический будильник. Утро - оно и в Африке утро. Его не любит никто. Или все-таки есть такие моральные идиоты, которым эта часть суток по душе? Едва ли Кеша их встречал. Да если и увидит, то будет долго и упорно пялиться на них с непонятным выражением пришибленности на лице. Впрочем, никто бы его не осудил. Ибо многие поступили бы на месте бедного Кешеньки точно так же. Спустя минуты странных завываний будильник смолк, довольный выполненной работой. Иннокентий же смотрел на него, как на врага народа, желая истребить его каким-нибудь кошмарным заклинанием. Потом парень неожиданно для себя вспомнил, что он светлый, и что терпение и доброта - лучшие его друзья. Он похлопал глазами, добродушно подмигнул будильничку и, предварительно потянувшись, встал. Парень подошел к зеркалу, криво ему улыбнулся и сказал: - Странно как - то. Кому - то даются мозги, но не красота. Кому - то милая мордашка, но мозги напрочь отсутствуют. Блин.. А со мной - то что такое? Почему ни того, ни другого? Подобные размышления приходили Иннокентию в те нечастые моменты, когда он подходил к зеркалу. Они всегда были полны самокритики и желания очередной раз пожаловаться на свою нелегкую судьбу. И как было заведено, отражение в зеркале показало Кешеньке язык. Но на это юный маг не обращал уже никакого внимания: он привык к тому, что отражение не любит критики, считая себя самым милым и «симпатиш-шным» на свете.
Кое-как Ещёбин выудил свою больную на все ворсинки скатерть-самобранку. Оную ему впарили Ржевский с малюткой Клоппиком не так давно, которые играли как-то с Кешей в карты. Иннокентий же, будучи обычным доверчивым человеком, подвоха не обнаружил и принял все за чистую монету. А суть скатерки была в том, что каждый день она давала что - то определенное. Но ей было совершенно безразлично: она могла подать утку с яблоками или геркулесовую кашу, тушеное мясо или горькую редьку. И весь день она давала только один продукт, но зато в немеренных количествах. В жадности сию скатерть обвинить никак нельзя было, ну и на том спасибо. Сегодня для парня был явно удачный день, ему выпал джек-пот! Ну а как еще можно назвать блинчики с малиновым вареньем, а? Вот-вот.
Закончив свою немудреную трапезу, Ещёбин соизволил быстро напялить белую непачкающуюся майку [мэйд бай Лысая гора!], рваные джинсы (к слову будет сказано - рваными они стали после падения Кешеньки с нехилой высоты в кусты!), любимую шляпу и курточку и быстро выкатиться на стену, где его уже ждали.
Пришед, Иннокентий заметил, что все уже давно на месте. Поэтому он скромно притулился рядом и начал внимать словам Всеволода, который весьма проникновенно наставлял людей на дела благие. - А кто там приезжает? - напряг память Кеша. - Ах, да.. Кощейка, Древнир его раздери! За главную Орлов оставил Булгакову, отчего Иннокентий внутренне вздохнул. - Сейчас начнутся нравоучения.. Ну да ладно, разве ж мне привыкать? Ещёбин не ошибся. Все случилось так как должно было случиться. - Хорошо, Сев, - ответила «гражданину - начальнику» девушка. - Всё будет в наилучшем виде. Собственно, ты же меня знаешь. Если только эти два идиота.. До конца фразу парень не дослушал, только внутренне поставил галочку, чтобы учудить чего-нибудь во здравие Булгаковской нервной системы. Далее Полина рассказала еще раз подробненько, что Армасу - а с ним и придется работать Иннокентию - и Кеше нужно будет делать. В голове отдавались Полинины «Во-первых, во-вторых..». Причем, говоря это, она, пропустив «в-третьих», перешла сразу к «в-четвертых». - Для солидности, наверное, - многозначительно хмыкнув, подумал Кеша. Закончила свои наставления Аполлинария четко и ясно: «И если хоть что-то пойдёт не так - вы знаете, что я обещала с вами сделать.» Ещёбин, который пропустил эту часть слов девушки, кивнул в знак согласия с тем, что все слышал, все понял. Булгакова же еще раз пристально взглянула на парней и ушла по своим делам. А тем временем в Кеше уже начинал зарождаться внутренний дар к сеяниям разрушений.. Он резко повернулся к Армасу, выставил руку, как Ленин и, картавя, произнес: - Ну шо, батенька? Благославление на тр-руды великие нам дали? Дали! Так давайте же не подведем товарища Булгакову! - сказал он и закончил фразу уже в своей привычной манере: - То есть пойдем халтурить, как всегда!..

Отредактировано Иннокентий Ещебин (2011-10-09 19:13:13)

+2

6

Едва открыв глаза, Армас понял: сегодня будет его день. Просто как-то сама в голову забралась мысль о том, что сегодня все должно быть просто замечательно. Препятствия, недоброжелатели - все ерунда, сегодня будут ждать лишь сочные победы! Знал бы бедняга, как сильно его "ошибает" собственная интуиция...Но пока он этого не знал и весьма бодренько вставал с постели. Холод парня волновал не особо - в конце концов, на его исторической родине бывало и прохладнее.
Арут с минуту постоял посреди комнаты, вспоминая, что же собственно намеревался сегодня делать. Чуть вздрогнул, вспомнив, что нужно готовиться к встрече Бессмертника Кощеева. Ну что ж, надо так надо. Армас лениво подтянулся к Тибидохской стене, где уже собрались Всеволод Орлов, Полина Булгакова (тут беднягу снова передернуло) и Олеся Ларина. Чуть попозже подтянулся Кеша Ещебин. Глубоко вздохнув, Арут попытался вникнуть в смысл того, что ему предстоит сделать.
Кеша, пойдите-ка с Армасом налево...
Дальше сию фразу парень даже не стал дослушивать - его удовлетворила одна только возможность сходить налево. Да-да.
Большую часть всего, что было сказано после, Арут тоже благополучно пропустил мимо ушей. Булгакова, кажется, это заметила и добавила для пущего устрашения:
И если хоть что-то пойдёт не так - вы знаете, что я обещала с вами сделать.
Пирхонен резко, как болванчик, закивал головой, пытаясь изобразить вид, что он все слышал, все понял, вообще не надо с ним делать ничего противозаконного.
Наконец все эти длинные разговоры-нравоучения-дополнения закончились, и все присутствующие разошлись по "боевым постам". Кеша же повернулся к Армасу и толкнул какую-то фразу, смысл которой вроде сводился к тому, что надо идти ИБД-шничать, но ИБД-шничать так, чтобы от этого выходил какой-то толк, а не то "товарищ Булгакова"...
Армас подождал, пока Ещебин затихнет.
-Пойдем, пойдем, конечно. Только, еще раз, тихо, но четко - куда и зачем мы идем?
Слабоумная улыбка в довершение.

0

7

Сева достал зудильник из заднего кармана, потряс его, чтобы тот выдал время. Семь часов сорок минут. Зудльник – единственный из его часов, которые показывали обычное время, а не то, что нужно делать. Ибо чтобы вместить весь график его занятий не хватит никаких делений на магических часах. Итак, без двадцати восемь, у них в запасе еще час двадцать, ибо Поклеп четко дал понять, чтобы в девять утра все было готово. Десять минут они потратили впустую. Орлов вздохнул. Зная привычное, типичное русское «авось все само собой сделается» и любовь доделывать все в последние пять минут, то смело можно прибавлять к отведенному им времени еще часа с пол. Значит, должно хватить на все про все. Если, конечно, никаких ненужных эксцессов не случится внезапно так. Но ребята вроде бы подобрались исполнительные и ответственные, на которых можно положиться.
Что-то я слишком пессимистично настроен, - посетила его голову мудрая мысль. – Так дело не пойдет. Хоть приезд Кощеева ничего хорошего не предвещает, это еще не повод заранее вешать нос и думать, что ничего толком не получится. Все получится, уж я-то постараюсь.
Приободрив себя, он и вправду воспрял духом. Наверное, все-таки стоило выпить с утра чашку кофе, а не перехватить наспех два бутерброда с соком. Его организму этого явно мало. Что немедленно подтвердило недовольное урчание живота, привыкшего получать с утра гораздо большие дозы питательных веществ, нежели сегодня.
Глядя с каким энтузиазмом за дело взялась Апполинария, Орлов совсем успокоился. Под таким надзором дело хорошо пойдет. Ему самому иногда недоставало жесткости и твердости в указаниях. Все-таки пятикурсники зачастую такие еще дети, и вести себя нужно с ними соответствующе. А у Севы не всегда получалось, потому что он с детства привык, что вокруг взрослые люди и что со всем нужно общаться как со взрослыми, понимающими людьми. Но раз есть Булгакова, у которой эти качества были в избытке, то можно не переживать.
Удачи всем, и постарайтесь не свернуть себе шеи на стене, - усмехнулся Всеволод вместо напутственных слов. Пятикурсники выдвинулись в сторону стены, оставив их с Олесей вдвоем. С ней ему было гораздо проще, чем со всеми остальными вне зависимости от того, кто это был.
Ты замерзла? – мигом обеспокоился он. – Могу сбегать за курткой. Что же ты вышла налегке, не дай Древнир простынешь! Пошли быстрее к Пельменнику, у него там в сторожке печка есть, погреешься.
Подхватив девушку под руку, парень поспешил к сторожке циклопа, благо она была в трех шагах от полянки, на которой они собрались для предпроизводственного совещания. Постучавшись для вежливости в полураспахнутую дверь сторожки, он зашел туда. Циклоп мирно посапывал на лежанке возле печи.
Вот те на…  - пробормотал Сева. Спящий циклоп не входил в его планы. – Пельменник! Подъем! – оглушительно крикнул он. Ноль эмоций. Циклоп даже бровью не повел. – И как нам его будить? – надо сказать, Орлов был в легкой растерянности. Не применять же тяжелую артиллерию в виде магии. – Может, ты знаешь какой-то способ поднять его без применения подручных средств? – с надеждой обратился он к Олесе. Ей часто в голову приходили неожиданные и оригинальные идеи в отличии от его подчас шаблонного мышления.

0

8

Как только Олеся услышала важную информацию, а точнее просто то что произнес Всеволод – она тут же начала думать на другие темы.  О том, какой формы облака. Одно облачко было очень любопытной формы: оно больше походило на какого-то зверька. Вот только на кого  девушка все никак не могла вспомнить. Она прокручивала в голове все новые и новые силуэты, пытаясь найти нужный вариант. Но в голову никак не приходили ответы.
Потом она предположила, что возможно небо – это такой же мир, как и их, то есть тот в котором живет она. Там тоже есть поля и озера,  леса и болота, люди и животные, растения и деревья. Только это все отличается от того, что находится в ее среде обитания. Ей стало интересно и она начала изучать другие облака, пытаясь понять, кто они и куда плывут, да и зачем плывут.
Но в этот момент все закончилось. Ну не облака исчезли, а весь монолог или диалог закончились . А это означало, что нужно идти. Олеся не долго думая или сомневаясь направилась в сторону стены, наблюдая радом Севу.
Парень, как всегда начал заботится. Это в его стиле. Она привыкла и знала, что если попросит он пойдет за курткой. А надо ли подобное действие? Вот именно, только время затянется. Но девушка не сильно переживала за время. Она просто не ответила на вопрос, а посмотрела на облака и взяв Севу под руку, что б не споткнутся или не пойти в не нужную сторону, посмотрела на небо вновь.
- Как думаешь, там такой же мир как у нас? – она спросила, но на самом деле ответа не ждала. Олеся просто подождала несколько секунд и продолжила, - ну там ведь точно кто-то живет. Смотри во то облако наверно цветы в том мире. Как такое возможно? А сколько миров существует еще? А ты был хотя бы в одном? – начала спрашивать Олеся спокойным голосом. Таким, как обычно свою лекцию рассказывают преподаватели. Но в ее монологе присутствовала некоторая задумчивость. К тому же ответы на эти вопросы девушка таки ожидала.
Они быстро пришли к Пельменнику.   У него и правда было тепло, так как и говорил  Всеволод.  Вот только силуэт Пельменника у печки не очень нравился. Но выбор был не большой, к тому же его поза вызвала жутко интересный вопрос: неужели ему удобно?
Он был похож на кота, который вывалился на солнышке и греется в теплых лучах. Вот только тут теплых лучей не было.  И его поза совсем без повода. Это жутко возмутило Олесю.
- Не знаю – ответила она на вопрос о том, знает ли она способ разбудить циклопа – может так?- она подошла к столу и опрокинула кастрюлю. В детстве ее так будила подруга, а потом говорила. Ну как вот так, постоянно приходила к Олесе в комнату через балкон. Не подумайте, у них просто так балконы расположены, и что-то роняла, говоря, что случайно. Был, конечно, вариант, что она просто неуклюжая. Но не постоянно же. Да и вещи задевала в разных углах комнаты.

0

9

После того, как Иннокентий уже было направился к месту работы, его остановил вопрос Армаса, брошенный ему, скажем так, прямо в спину. -Пойдем, пойдем, конечно. Только, еще раз, тихо, но четко - куда и зачем мы идем? Кеша задумчиво почесал свой затылок, посмотрел на небо, на Пирхонена, снова на небо. - Знаешь.. Вот об этом я хотел спросить у тебя, на самом деле. Насчет «куда» - еще ладно, я помню, но вот насчет «зачем» - я как-то прослушал. Я после фразы «эти два идиота..» внутренне обиделся минуты на 3 и перестал внимать словам Полины, - Кеша ухмыльнулся и направился налево, куда было ранее указано. Там - таки и висел злополучный плакат... - Ёлки-моталки, да кто же так вешает? - Ещёбин застыл перед плакатом, который гласил «Добро пожаловать в Тибидохс!». В общем - то, все бы было в порядке.. если бы циклопы повесили его не кверх тормашками. - М-да. Вот до чего доводит образованность некоторых тибидохских индивидуумов. Даже плакат повесить нормально - уже сложно, - пробормотал он, оборачиваясь к Армасу. - Ну что делать с этим будем? Он высоко. Мне придется подлететь, ибо удлиняющейся стремянки у нас с собой нет, а идти к Поклепу у меня как-то желания.. Тьфу ты. А сегодня, кстати, ветрено.. Ну да ладно. Высказав это, Кеша сгруппировался и оторвался от земли. Порывом ветра его сдуло куда - то за стену, но потом он благополучно выбрался из воздушного водоворота и подлетел к плакату. Но как только он схватился за край, чтобы отцепить его, плакат слетел с петли и накренился вниз. Ещебин, естественно, следом за ним. - Ох, ты ж, Древнир тебя раздери.. Это ж надо! Они и закрепили его плохо! - крикнул Пирхонену Кеша. - Мне помощь твоя нужна! Вспомни заклинание, которое помогает леветировать предметы.. А то я сейчас отсюда.. Ой, блин! - парня качнуло в сторону, после чего он вцепился в плакат и повис на нем, отчего оный начал раскачиваться и подозрительно скрипеть. - Ну все, поминай как звали! Еще бы, ибо тут же так высоко.. И подстраховаться заклинанием тоже не успею! - прикинул Кеша. Он вздохнул и попытался прислониться как можно сильнее к стене, чтобы плакат перестал раскачиваться. Но едва ли это помогло. Ещебин вперил взгляд в Армаса, который с ошалелым видом взирал на качающегося на плакате Кешу. - Слушай, друг, сделай милость, думай скорее. Но если что: я не люблю галстуков. И дуб мне как дерево не очень. Слишком вычурно, ага, - попытался пошутить он.

0

10

Вот, например, Полина, агент 007, с заданием "X" - проверить все ли в порядке на взлетно-посадочной площадке у рва, куда уже меньше чем через два часа должен был приземлиться Бессмертник:
Х-м, а никому до меня не бросалась в глаза неизвестно откуда взявшаяся трава по колено?
Озадаченно подумала девушка, дойдя до назначенного места. Кто бы сомневался, что на этот раз обойдется без шалостей. Когда тибидохцы радушно принимали Кощея? Вот и сейчас. Травушка-муравушка на лицо. Знаменитейший сорняк - одно зерно и без зелья век не выведешь - хоть жги: пять минут и "чисто поле" готово.
Оторвать бы сейчас руки этому любознательному ботанику!
Не слишком-то миролюбиво подумала Аполлинария, для которой задание "проверить" неожиданно превратилось в "придумать с какого такого перепугу тут трава по колено". Можно было бы конечно воспользоваться зельем, но оно настаиваться должно 24 часов, а к этому времени, дай бог, Кощей уже улетать будет.
-Ок, будем импровизировать! - себе под нос проговорила девушка, надеясь, что у остальных "горе добровольцев" дела идут куда лучше.

О да, у остальных дела "куда лучше"! Подумаешь, Кеша обнаружил "малюсенький недочет" в закреплении плаката и теперь висит "на волоске" от большого "бух".
Армас, если быть честным, благополучно пропустил в числе прочих и тот момент, когда его "боевой товарищ" собственно повис на злополучном плакате. Парень вообще сегодня был явно не в лучшей форме - реальность упрямо от него ускользала, возвращаясь все в более и более неприглядных формах: сначала он забыл куда и зачем идет, теперь вот очнулся, услышав требование "немедленно вспомнить заклинание для левитации".
Ничего себе задачка с утра пораньше! Заклинание ему подавай.
Недовольно подумал Пирхонен, но размышлять над данным вопросом все же стал: не было как-то желания отскрёбывать Кешу от булыжника, или от того, куда он там приземлиться. Мозговую деятельность явно затруднял суетящийся вокруг малютка Клоппик. Ну очень затруднял! А вы когда-нибудь пробовали что-то вспоминать, когда кто-то с криками носится вокруг, а над головой висит человек, "терпеливо дожидающийся вашего озарения"? Нет? А что так. Попробуйте, увлекательное занятие, адреналин в крови, так сказать. И все же Армас вспомнил! Далее должны были следовать апплодисменты, но с ними пришлось повременить - как раз в этот момент плакат, "не выдержавший такого издевательства", стал падать. Ничего не скажешь - циклопы поработали "на славу". Пришлось в скором порядке замедлять падение Ещебина и плаката заодно. К счастью, приземление было относительно мягким - во всяком случае убиться парень по идее не должен был.
Правда плакат приземлился прямиком на малютку Клопика, который тут же запутался в этой махине. Итак, теперь имелось: запутанный в плакат Клопик, разрисованная стена и Кеша, потиравший ушибленное "мягкое место".
- За спасение можешь не благодарить, лучше скажи что делать будем, - тут же проговорил Пирхонен, кивком головы указывая на "свиток", получившийся из плаката путем активной деятельности Клопика по выпутыванию, из глубины которого доносились отголоски каких-то очередных заклинаний.
Ох, не к добру это...

А в это время в другой части места встречи шла не менее усиленная мыслительная работа.
Точно! Идея!
Наконец-то, однофамилица известного российского писателя придумала что делать с чьим-то неудачным, а может, напротив, излишне удачным биологическим экспериментом. А иначе и быть не могло - какой же русский человек без смекалки! Как говорится, если гора не идет к Магомеду... Раз сделать с травой ничего нельзя - будем делать вид, что так и было задумано! Пару секунд на то, чтобы вспомнить нужное заклинание, и импровизированный луг уже "украшен" ромашками, васильками и незабудками. И ничего, что для них еще не время. Это же Тибидохс!
М-да, конечно "не айс", но для него сойдет.
Решив, что на этом ее миссия здесь завершена, Булгакова развернулась и пошла в сторону стены, что-то подозрительно долго там задержались парни. Их же ни на минуту одних оставлять нельзя!

Отредактировано Древнир (2011-12-09 09:24:59)

0

11

Если бы перед ними не стояла столь важная задача, как подготовка места встречи Кощеева, на которую отведено столь же мало – обратно пропорционально важности задания – времени, то он бы обязательно заинтересовался предположением Олеси о жизни на облаках. Он уже беседовал как-то на этот счет с некоторыми из нынешних пятикурсников и кое-какие мысли были, которые могли бы заинтересовать его любимую девушку, но время пока работало не на них и терять драгоценные минуты на не относящийся к делу разговор не было никакой возможности.
Цветы? Как по мне, так это куст шиповника, - невольно подумал Сева, глянув на облако, которое заинтересовало его спутницу. Но обстановка в сторожке циклопа заставила его напрочь забыть об облаках и том, на что или кого они похожи. Ибо сон циклопов был крепок, как у медведя глубокой зимой, и попытки разбудить его криками не привели к желаемому результату. Унижаться и вопить дальше на всю округу как-то не улыбалось Орлову-старшему.
Вот соня-то, - пробормотал парень под грохот кастрюль, заботливо скинутых Олеськой. Если бы еще Пельменник хоть как-то на это отреагировал. Но циклоп продолжал спать без задних ног, как ни в чем не бывало. Это создавало значительные проблемы, ибо Всеволод не планировал задерживаться в сторожке, однако дело принимало прямо противоположный оборот.
Так, так, так, - напряженно размышлял он вслух. – Может, пощекотать его?
За словом – дело. Немедля, Сева достал из кармана блокнотик, вырвал оттуда лист и ловкими привычными движениями рук скрутил нечто, напоминающее опахало. Встряхнув подделку, чтобы та ожила, Орлов оглядел тушу циклопову в поисках наиболее уязвимого места. Вероятно, самым успешным вариантом были бы пятки, но Пельменник спал в обуви, а парень не рискнул стягивать сапоги, не без оснований опасаясь, что воздух в сторожке немедленно станет непригодным для дыхания. Циклопы не отличались особой любви к водным процедурам. Именно поэтому, он решился щекотать где-то в области носа и усиленно замахал опахалом туда-сюда. Сначала Пельменник не реагировал, но потом внезапно так махнул рукой, что Сева едва увернулся от удара, прикрывшись опахалом. Сам-то Орлов не пострадал, чего нельзя было сказать о средстве для щекотаний.
Ну, вот, - печально развел он руками, глядя на Олесю. – Он оказывается во сне еще и буйный. Хоть и спит как убитый
Циклоп тем временем, недовольно что-то пробормотав, стал посапывать дальше в обе дырочки, как ни в чем не бывало. Всеволод продолжал думать, с некоторым огорчением понимая, что его знания о повадках и привычках циклопов весьма и весьма ограничены. Он настолько привык к ним, что казалось, знает о них все на свете – все-таки восемь лет ежедневно видит этих товарищей. Однако на деле выяснялось, что это далеко не так.
Может, ну, того, водой его полить? – с легким оттенком безнадежности предложил он. Сева вообще был категорически против насильственных мер, но похоже здесь ничего другого не оставалось. По крайней мере, у него идей не было да и времени подумать обстоятельно – тоже. – Или у тебя есть какие-нибудь другие идеи? – надежда оставалась только на Олесю.

+1

12

Почему-то Олесе нравилось смотреть на такого сонного и беззаботного Пельменника. Он так спокойно и невинно спал, что просто вором снов себя чувствуешь, когда вот так его нагло будишь. А вдруг ему снится что-то хорошее, приятное и просто то, о чем он мечтает. А мечты это всегда хорошо и приятно. Конечно, девушка понимала, что чтобы она сейчас не сказала, Сева все равно его разбудит. Потому что надо.
В какой-то момент Олеся подумала, что было бы неплохо попробовать сделать все самостоятельно без Пельменника. Конечно, идея не ахти, да и в подобном плане куча дыр, но все же идея ей нравилась, потому что это немного  делало ситуацию проще.  Ну вот смотрите, сейчас перед Орловым и  Лариной цель разбудить того, кого в принципе разбудить не возможно. А если они все сделают сами, вместо Пельменника, тогда надо будет просто сделать так, чтобы он не появился в самый не подходящий момент и все не испортил. Мысль хорошая, но не известно, что хуже:  сонный Пельменник или не довольный.
Олеся решила пока молчать. Она наблюдала за действиями парня и улыбалась. Сева сейчас казался бесстрашным. Он так наверняка решил разбудить это «сонное царство», что даже не подумал о последствиях. А именно о том, что может попасть  в медицинский пункт. В принципе, наблюдать за тем, как Орлов махал опахалом – очень весело, но вот когда он чуть без головы не остался, Олеся даже немного вскрикнула от испуга. Но хорошо, что все обошлось.
- Хотела бы я посмотреть, как ты будешь размахивать руками, если тебе перед носом чем-то помахать, когда ты будешь спать и видеть сладкий сон. – на этих словах Олеся словила себя на мысли, что точно попробует проделать подобную операцию. Конечно, она уже решила, что отползет подальше и размахивать будет нежнее, но на реакцию она точно посмотрит. Не потому что ей интересно, хотя все же именно по тому, что ей интересно.
Все что сейчас происходило, было смешно, на самом деле, если наблюдать за этим всем со стороны. Олеся бы с удовольствием не будила Пельменника,  дала бы ему выспаться и посмотреть свой сон до конца. А вдруг там что-то важное. Но она понимала, что должна помочь Всеволоду. Он же ее парень и всегда ей помогает. К тому же было видно, что Орлов всерьез решил разбудить это чудо, даже ценой собственной шеи.
- Сева, а может пускай спит? Ну мы сами все сделаем. Знаю, работы будет больше, но мы целее будем и он в хорошем  расположении духа. – немного печально произнесла девушка, но тут же поняла, что смысла в ее словах мало. Да и вообще, тут требуется именно рука Пельменника.
- Ну может его с кровати сбросить? Скажем, что стояли и ждали пока проснется, а он возьми да и свались. – с последней надеждой предложила девушка. Просто вот если они обольют нашего соню, то тут только два варианта исхода событий. Он или проснется и будет кричать, а с испугу еще и шибануть кого-то может или вообще не проснется.  Лучше бы конечно, не проснулся в данной ситуации, но ведь Всеволоду надо его разбудить.
- А может его сможет разбудить какой-то запах. Вкусненького чего, как пример?- последняя идея, которая родилась в голове девушки. Она не знала, что можно предложить, чтобы результат был более положительным. Но если учитывать что шум, и опахало не помогли разбудить – запах тут вообще не к месту. Но это же Пельминнки – с ним не стандартный подход – самое то, наверно.

+1

13

Какой дурак придумал утро? А главное, для чего ему это нужно было? Ведь стопроцентно он и сам пострадал от своего изобретения, а вместе с ним еще и около семи миллиардов человек до кучи. В числе которых оказался-таки и наш Женечка, которому пришлось разлепить глаза, поскольку его зудильник трезвонил уже минуты две. Все бы ничего, да только эта психованная миска еще три дня назад провалилась за шкаф, своим настойчивым звоном раздражая не только Женечку, но и его соседей по комнате, и еще тех соседей, которые в соседней комнате. Кстати, вот они уже начали долбить в стену. Причем такое ощущение, что с применением характерного для товарища Гломова стиля чугунного кулака. Женя уже начал опасаться, что настойчивые соседушки прорубят такое окно в его комнату, какое Европе и не снилось. Но зудильник умолк, а Женечка уткнулся носом в матрас и накрыл голову подушкой в надежде ухватить за заднюю конечность еще пару-тройку сновидений. Но как ни крути, Васильев уже проснулся, а дядя Морфей ускакал на Кудыкину гору, где как раз проходила сезонная распродажа помидоров.
Зевнул, потянулся, обвел комнату несфокусированным взглядом. Чем заняться с утра пораньше? Большая часть Тибидохса скорее всего еще спит и видит цветные сны, а долго находиться в одиночестве Женечка теоретически не мог. Да и практически тоже. Его всегда тянуло в какую-нибудь шумную компанию, где любой желающий мог вдоволь насладиться прекрасным Женькиным чувством юмора. Светало. Первые солнечные лучи лениво проникали в комнату через оконное стекло. Женечка прищурился и принялся раскачиваться из стороны в сторону на кровати, сложив по-турецки ноги и схватив себя за щиколотки. Сегодня важный день для всего Тибидохса - намечался визит несравненного Бессмертника Кощеева собственной черепушкой. Хотя, по правде говоря, ничего особо важного в этом и не было, каждый визит этого товарища всенепременно заканчивался тем, что ему приходилось улепетывать отсюда. Причем чаще всего потому, что он становился жертвой какого-нибудь новоизобретенного заклинания бай малютка Клоппик.
А что, поглазеть на то, как команда полусонных добровольцев-раздолбаев готовится к приезду неуважаемого гостя - вполне приемлемый вариант для проведения утра. Особенно если учесть, что заняться все равно больше нечем. Быстренько одевшись и напялив поверх футболки ветровку (прохладно все-таки, да), Женечка поспешно побежал на улицу, дабы не опоздать, чтобы  лицезреть мучения избранных.
Для лета было и правда несколько прохладно. Даже как-то слишком. Женечка поежился, но отступать обратно в школу было уже поздно, вышел так вышел. Тем более нет ничего лучше, чем с утречка прогуляться по прохладе и подышать свежим воздухом с примесью доносившейся из рва вони. А на стене тем временем кипела жизнь. (Фраза, больше подходящая для мух или тараканов.) Причем эта жизнь так и норовила вот-вот оборваться: Кеша Ещебин повис на плакате в честь приезда дорогих гостей, подвергаю свое хрупкое здоровье и, самое главное, целостность и сохранность плаката, большой опасности. На земле-матушке стоял Армас, и думал то ли о прекрасном, то ли о смысле жизни, то ли обо всем сразу. Рядом суетился малютка Клоппик, и это явно не предвещало ничего хорошего. Так и случилось: Кеша вместе с плакатом рухнул, как развитой социализм. Все бы ничего, да только плакат упал прямо на бывшего главу темного отделения, который не в состоянии был выбраться из-под него самостоятельно. Спасти плакат от малютки или малютку от плаката - чем не души благородный порыв? Ну а сели серьезно, у этого "порыва" были вполне такое рациональное объяснение: спасти всех и вся, может, даже Поклеп похвалит, какой он-таки сообразительный молодец. Если Поклеп и не похвалит, то это стопроцентно сделает Сарданапал. В идеале еще и растяпе Ещебину достанется сковородкой по лбу. Поэтому Женечка, возликовав в душе от таких светлых перспектив, двинул прямо к месту предполагаемой трагедии. А события тем временем разворачивались не самым приятным образом. Вредный малютка решил от безысходности подпалить транспарант. Женечка среагировал мгновенно: одна искра - и Клоппику уже не суждено стать шашлыком. Дело за малым - вытащить его из плаката и повесить. Плакат, не Клоппика.
- Не торчи, помогай, - задорно обратился Женя к Армасу. Вдвоем они извлекли пострадавшее дитятко из шедевра агитационного искусства, пока Иннокентий отскрябывался от песочка.

Отредактировано Евгений Васильев (2011-12-21 23:34:10)

+1

14

Кеша еще висел на плакате в надежде, что Пирхонен вспомнит заклинание для левитации, но увидав поблизости мельтишащего малютку, понял, что задача для его товарища стоит ой какая не простая. - Хотя, впрочем, кому еще легче?.. Мне или ему? Это моя жизнь тут вот-вот оборвется... в прямом смысле, - мрачно подумал Ещебин, слушая скрип покачивающегося на ветру плаката. Тот был готов уже сорваться вниз без всяких предварительных "Пой-йехали!". Кеша уже внутренне готовился к самому худшему, пытаясь вызвать в памяти ленту лучших и самых ярких событий своей жизни, как в глупых американских комедиях. Но тщетно: эти самые лучшие моменты жизни узкользали от него, оставляя взамен лишь ругательства в пользу своей памяти, которая не могла вспомнить нужного заклинания. - Ну как так получается: большинство лопухоидных анекдотов я помню, а заклинания не помню - прямо несправедливость какая-то, - с тоской ответил парень, краем глаза отмечая, как от кольца Армаса отделилась красная искра. - Да неужели? - шепотом сказал он, но тут плакат издал очень уж громкий скрип, и Ещебин почувствовал, как ухнул вместе с ним вниз. Все произошло мгновенно: порывом ветра незадачливого парнишку сдуло чуть в сторону, что способствовало его приземлению на стену. Но вот незадача: приземлился он прямо на бедного Клоппика, который успел лишь пискнуть. Ещебин же попытался встать, но с первого раза не получилось. Он качнулся и снова плюхнулся на мягкое место, которое дико болело. - Сегодня придется идти к Ягге, а то не усну - болеть будет, - отметил про себя парень, заметив приближающегося Пирхонена. - За спасение можешь не благодарить, лучше скажи что делать будем, - сказал он. Кеша усмехнулся. - Да я бы и рад поблагодарить, да не за что особо, - ответил он. Тут он услышал, как с ним приближается Женя, который Васильев. Он первее всех уловил странное шептание под плакатом, издаваемое похороненным там заживо малюткой. - Не торчи, помогай, - обратился он к Пирхонену, дальновидно не глядя на Иннокентия, который сейчас и стоял-то с трудом. Вместе они извлекли из под плаката Клоппика, который тут же улетучился, что-то ехидно про себя бормоча. Кеша думал, что на этом все и кончится, но не тут-то было. От вышеуказанного произведения искусства вдруг пошла тоненькая струйка дыма. Парни даже одуматься не успели, как плакат охватило магическим пламенем. Ещебин только руками развел, тяжело вздохнув: - Ну малютка нам жизнь и подпортил. Испортил плакат вконец, - сказал он, а потом добавил, - хотя я не думаю, что он был бы пригоден после падения. Я как рухнул, увидел дыру чуть скраю, она бы все равно разошлась. Ну что, Армас, твой вопрос все еще в силе: что делать-то будем? Полина придет в бешенство! - Кеша уже как наяву видел, какой шок будет сначала у Булгаковой после этого. И как она разозлится. Ещебин же будет с невозмутимо-вежливым видом отвечать ей, что сильнее ее разозлит. От этого Кешенька пришел еще в большее умиление, впрочем, никак него не выдав при этом.

+1

15

И чем он только думал, когда вызывался на это задание? Понятное же дело, что Поклеп Поклепыч из чисто природной вредности не подкинет ничего легкого и простого, а обязательно с кучей подводных камней в лице Пельменника, например. Ох уж эти циклопы! Неужели за столько лет службы их никто не научил дисциплине? А как же подъем в восемь утра и бдительная стража? Ну-ну, видел я какая стража бдительная, особенно, когда невесть каким способом группа в семь (!) человек пробирается и всю ночь рисует громадную картину на стене, а бдительный страж Пельменник, который себя в грудь бил, что перед ним ни одна муха не пролетит незамеченной, ничего не видел! – возмущайся – не возмущайся, циклоп от этого не проснется.
В этом ты права, щекотка вообще вещь не самая приятная, - согласно кивнул Сева, с содроганием вспоминая, как ему в детстве Эдька щекотал пятки. Коварный брат, знает где у него слабое место!
Передернувшись от нехороших воспоминаний, Орлов-самый старший вернулся к действительности, где все тоже было не так уж гладко, как хотелось бы. Пока они с места не сдвинулись, Пельменник как сопел в обе дырочки, так и сопит себе дальше.
Сбросить? – парень критически окинул взглядом внушительную тушку циклопа. Сбросишь тут, держи карман шире! А с заклинанием левитации можно полсторожки разнести, уж больно непросто таким большим объектом управлять. Возможность поднять и сбросить циклопа отметалась сразу. – И как мы его сбросим? Сломаем ножки кровати и он рухнет сам? Это ничуть не гуманнее моего предложения, дорогая. Вода хоть его освежит, а так немудрено руки-ноги переломать или шею. Да, шею вероятнее всего.
А последнее явно не входило в их планы. Всеволод вздохнул и прикинул, сколько времени они уже потратили впустую. Получалось, что практически около одной четвертой из максимально возможного. Да его Поклеп вздернет! А если не вздернет, то придумает наказание похуже. Например, запретит кружки. ЗАПРЕТИТ КРУЖКИ?! Орлова чуть удар не хватил от такой мысли. Прости, Пельменник, выхода нет.
Делать нечего, у нас еще куча дел, ты уж прости, - он извиняющее взглянул на Олесю. – Ниагарус водопадус!
Две зеленые искры отделились от кольца и взлетели над головой циклопа. Едва они встретились, то немедленно полилась вода. Ну, как вода. Представьте, что стража входа запихнули головой в низвергающийся Ниагарский водопад. Спохватившись спустя пару минут, что Пельменник то может и захлебнуться, Сева выпустил еще одну искру – отменяющую заклинание. Поток воды постепенно иссяк, а циклоп осоловело хлопал глазами, явно не понимая, что с ним сейчас случилось и что они тут перед ним делают.
Доброе утро, Пельменник! Утренний душ полезен, между прочим, - сказал он. – Мы тут к тебе заглянули напомнить, что скоро Кощей прибывает и нужно гостя встретить в подобающем облике, а не дрыхнущим у себя в сторожке. Да-да, и не смотри на меня так, будто собираешься сделать из меня котлету, мы тут по поручению Поклепа, все претензии к нему, - тем не менее Всеволод на всякий случай отступил на шаг назад, прикрывая Олесю от возможных неожиданностей. Мало ли какое настроение у циклопа с утра пораньше, особенно если его разбудили таким вот не самым приятным способом. Но Пельменник похоже потихоньку соображал, что к чему и чем грозит проспать встречу важной шишки. К тому же он не помнил, что за шишка такая прибывает, но весь Тибидохс вчера гудел об этом и было сложно не запомнить даже ему.
А это, че там, когда он, ну как его, этот, который... эээ, - циклоп почесал макушку, напрягая извилины. – Ну, Кощей который! Когда он прилетает?
Вообще-то, где-то через час. Может быть, задержится. Мы сами точно не знаем, - он развел руками. – Эти товарищи из Магщества любят устраивать неприятные сюрпризы. Олесь, напомни нашему дорогому стражу, чего он ни в коем случае не должен делать, когда Кощей прилетит, - мавр сделал свое дело, мавр уходит. То бишь, разбудить циклопа он разбудил, пусть теперь Олеся включает свое обаяние на максимум и втолковывает Пельменнику, что от него требуется. У Севы всегда с инструктажом были проблемы.

+1

16

Олеся всегда знала, что ее парень отчаянный человек.  Он способен на многое в трудные моменты. Вообще, в любые моменты. Сейчас это выражалось как никогда ярче. Всеволод вел себя смело и рассудительно. Если бы на его месте была она – Олеся, то она бы давним давно оставила  Пельменника в покое и все бы делала сама. Это правда. Она боялась его разгневанного или  не выспавшегося, на практике – это одно и то же. Не подумайте, Олеся не трус. Конечно нет. Просто иногда она с удовольствием обойдет проблему стороной, особенно в те моменты, когда главное результат, а не процесс действия. Сейчас, наверно было именно так – главное результат. Но чтобы достичь того, чего надо было, следовало разбудить Пельменника. Ларина это не совсем понимала, но казалось, что именно так и должно быть. Хотя, перспектива пообщаться со злым циклопом не воодушевляла на поступки.
Всеволод все аргументировал, и это заставляло Олесю думать, что он прав, хоть она и не была с ним во всем согласна. Ей все еще казалось, что должен быть более безобидный способ разбудить нашего стража. Что-то, что имеет более возможность появления более мирных действий Пельменника. Вот только способа она не знала. Знаете, будить людей куда легче. Подсунул под ухо будильник и все – дело сделано. А тут…
Олеся безвыходно вздыхала на все доводы парня. Она ничем ему не могла возразить, хотя хотела. До последнего хотела. Олеся переживала. Она бы сама все сделала, честное слово – сама бы все сделала и даже не жаловалась бы, но Севе это не понравится, к тому же ему нужна ее помощь, наверно. Он не поведется. Девушка просто отошла немного в сторону наблюдала за действиями парня. Когда он применил заклинание - она немного вздрогнула и начала надеяться, что ничего не выйдет.  Но она ошиблась. Хотя, к счастью, все обошлось. Циклоп отреагировал вполне нормально, даже как-то не похоже на него. Олеся немного обрадовалась, но поняла, что все еще может исправиться, когда  Сева немного ее защищал. Так мило.
Орлов рассказал Пельменнику причину, по которой они пришли к циклопу. Причина была весомой, так что страж не должен был разочароваться. Все же знают, что люди из Магщества – очень важные персоны, даже если их действия кому-то не по душе.
Далее Сева сказал, что все объяснит Олеся и вот тут она начала немого паниковать. Дело не в том, что она боялась циклопа. Страх уж давно развеялся. Она не знала что говорить. Догадывалась, а вдруг не то? Вообще, состояние у нее было какое-то странное. Она не особо боялась, просто вся ситуация была странной. Они с Севой выглядели как два человека, которые издеваются над стражем. Ну а что? Они разбудили Пельменника, который, так крепко и нежно спал. Что может быть хуже?
- Пельменник, дорогой, мы пришли, чтобы попросить тебя о маленьком одолжении. Понимаешь, Бессмертник персона важная и поэтому когда он приедет – его надо просто впустить на территорию Тибидохса без лишних вопрос, предложений. – спокойно и немного неуверенно произнесла Олеся. Она посмотрела на Севу, словно спрашивала о том, правильно ли она все говорит или нет.
- Ты и просто впусти, поприветствуй и все. А то они на придумают себе всего, а Поклеп потом со всех шкуру снимет, - добавила Олеся и снова глянула на Всеволода. В какой-то момент она пожалела о том, что предложила циклопу поприветствовать Кощея.  Зачем она это сделал? Ведь даже приветствие может все испортить…

+1

17

По большому счету циклопу не было никакого дела до визита людей из Магщества, который так взволновал весь замок, заставив суетиться, усиленно готовиться, чтобы все прошло "без неприятных сюрпризов". Врожденная узость восприятия окружающей действительности все же имела свои плюсы, причем неоспоримые, среди которых полная свобода: от предрассудков, услужливых ценностей материального мира, где мудрые вынуждены пресмыкаться перед глупцами, занявшим "хорошее место в общественной иерархии". Конечно, циклоп ни о чем таком не думал и лишь придирчиво уточнил:
- А пароль?! - выглядел он при этом весьма серьезно, насколько это возможно, показывая что он исполнительный и свое дело знает хорошо. А то, что он не помнит ни пароля, ни отзыва - это, как говориться, нюансы. Вообще за столько лет циклоп понял, что Сева скорее друг, чем враг. Опять же не засоряя свою головушку столь сложными понятиями, а лишь разделяя магов на "хороших" и "плохих". Так вот, Орлов в его представлении был в первом разряде, поэтому кочевряжился он лишь для проформы, в целом уловив суть слов Севы и Олеси.   

Полина конечно всегда знала, что мальчишкам ничегошеньки важного да и не очень важного нельзя доверить и оставлять их одних также не рекомендуется, но не настолько же! За те пять минут, которые она потратила, чтобы благополучно превратить "взлетно-посадочную полосу" из просто заросшей травой в прекрасное поле, украшенное полевыми цветами, парни умудрились испортить даже ту малость, которая уже была сделана, пусть и далеко не идеально.
Казнить нельзя помиловать...
Девушка мысленно прикидывала где бы поставить злополучную запятую, наблюдая весьма "веселенькую картину": плаката на положенном месте не было, зато открывался прекрасный вид на художества на стене; да и вообще плакат был в там виде, что куда лучше оставить "наскальную живопись", чем вешать его; горе-добровольцы, которые должны были помогать, а на деле лишь удваивали проблемы, стояли чуть поодаль, видимо решая что делать.
- Ну вам хоть что-то можно доверить? - несколько раздраженно осведомилась девушка, подходя к парням и обводя их взглядом - то, что к ним присоединился Женька шансы на благополучный исход не увеличивало, впрочем лишние руки и какая - никакая голова не помешают. Полина, подходя, услышала окончание фразы про извечное "что делать" и естественно о том, что она придет в ярость. Нет, конечно Кеша, как говориться, "в воду глядел", но, скажите, разве можно не злиться? И все же девушка старалась вести себя как можно более спокойно и не доставлять Ещебину лишнего удовольствия.
Хочешь что-то сделать хорошо - делай сама...
Для того, чтобы окончательно успокоиться девушке пришлось пару раз глубоко вздохнуть и  сосредоточиться - нужно было срочно придумать что делать с внезапно возникшей проблемой - как это чисто по русски искать решение, когда время поджимает. Но ничего не поделаешь. Булгакова не придумала ничего лучше, чем начать все с самого начала, то есть этой четверке придется нарисовать плакат с нуля. Меньше чем за час. Блеск.
Не тратя больше драгоценного времени, Полина телепортировала ватман, к счастью заранее приготовленный для подобных случаев, и принялась за работу: благо дело ничего особенного для плаката не требовалось - симпатичный шрифт и, затем при нанесении цвета, красивый фон. Для того, чтобы набросать буквы потребовалось около пятнадцати минут, на время которых девушка предоставила парней самих себе. Теперь же она принялась за них по-полной.
- Раскрасить буквы по контуру, я надеюсь, вы в состоянии? - едко поинтересовалась девушка, всучая каждому парню по баночке красной гуаши, телепортированной из ее личных запасов. Сама же Полина принялась за фон, который по задумке должен был представлять из себя летние кучевые облака.

0

18

Кеша, будучи человеком в меру оптимичтичным, всегда всех, и прежде всего себя, убеждал, что этим миром правят роковые обстоятельства. Поэтому Ещебин, сам по себе, никогда не огорчался по пустячным и незначительным проблемкам вроде потери дырок от бубликов или же порче собственного имущества, то есть одежды, путем тренировок своей способности. Более того, Ещебин призывал всех окружающих его людей верить в эти роковые обстоятельства. Но вот незадача - упрямая Булгакова в это верить ну никак не хотела. Именно поэтому, оценив "работу" мальчиков, она выдала точно то, что ожидал услышать Кешенька: - - Ну вам хоть что-то можно доверить? Оценив правильность построения вопроса, Кеша про себя улыбнулся. На лице же торжествовала и правила бал самая-самая "сурьезная" мина из всех существующих на лице долговязого парня. Булгакова глубоко вздохнула и призадумалась на минуту. В этот момент Кеша перемигнулся в парнями, мол, надо привести все в порядок, а значит сейчас не до размолвок и прочего. Споры, медлительность можно смело упаковать в бандероль и отослать кому-нибудь на время. - А лучше вообще навсегда! Было бы неплохо! - прикинул Кеша, хотя где-то глубоко в душе понимал, что это едва ли реально. Более того, совсем нереально. Тут Полина откуда-то телепортировала белоснежный лист ватмана. Булгакова решила не медлить и начать работать над новым плакатом сама, а парней же предоставила самим себе на неопределенный срок. Армас, Женя и Ещебин отошли от злой и раздраженной Булгаковой подальше. - М-да.. - протянул Кеша, потягиваясь. - Я, конечно, знал, что вредить и портить я умею лучше, чем созидать, но чтобы так.. Впрочем, плакат итак был плохой, - без сожаления уточнил он и умолк. Женька в ответ пожал плечами, а Армас и вовсе не слышал реплики Иннокентия. Перхонен обитал где-то глубоко в себе, повесив табличку "Не беспокоить!" Ребята дальновидно не лезли к нему, уважая право мага на задумчивость и уединение, пусть даже и в такой ситуации. Вдруг раздался властный голос Полины: - Раскрасить буквы по контуру, я надеюсь, вы в состоянии? - понять ехидный тон в голосе девушки можно было, ведь сколько всего свалилось на ее голову.. - Ну ей - то на голову свалилось, а я сам свалился, да еще откуда, как еще кости целы остались - не ясно! - вспомнил Кеша, потерев ушибленную пятую точку и бок. - Завтра точно будет синяк, блин! Ну еще бы, с такой высоты-то.. - Все мы постараемся и все сделаем, правда, ребята? - с энтузиазмом сказал Ещебин, но взглянув на отсутствующее, если можно так выразиться, состоянии Армаса, понял, что и сейчас они вполне себе могут напортачить. С этими словами Булгакова всучила парням по баночке с краской, а сама принялась разрисосывать ватман какими - то белыми разводами на голубом фоне, которые, если немного скосить глаза и прищурить их, можно было принять за облака.

+1

19

Их миссия была почти выполнена. По крайней мере, циклоп более-менее осмысленно хлопал глазами и даже кивал в такт их словам. Не засыпает ли он? – усомнился Всеволод в действиях охранника. А то может это он не кивает понимающе, а сонная голова падает обратно. На всякий случай Орлов отобрал у циклопа подушку и держал кольцо наготове, чтобы чуть что сразу устроить ему очередное внеплановое посещение Ниагарского водопада.
Пельменник! – Сева не выдержал и повысил голос. – Какой пароль? Никаких паролей сегодня – приказ Поклепа! Забудь о них! – он выдохнул и уже более спокойным голосом спросил: ты все запомнил? Точно все? Смотри мне! Поклеп обещал со всех шкуру снять если что не так, а он шутить не любить, как известно.
Так как пряником, то бишь Олесей, не получилось втолковать в голову циклопа нужную информацию должным образом, пришлось применить метод кнута. Его-то, Орлова, циклоп не боялся, но вот своего непосредственного начальника явно страшился. Благо, что у циклопов память короткая, уже к вечеру он обо всем забудет, в том числе и о том, кто сказал, что Поклепыч обещал шкуру сдернуть.  Получить втык за самоуправство все-таки не хотелось.
Ну, Пельменник, мы пошли. Не забудь, что Кощей прилетает часа через пол и у тебя уже вовсю идет служба на посту! – подхватив Олесю за руку, Сева поспешил ретироваться, пока циклоп не устроил темную не в меру поучательному магспиранту. – Пошли, проверим как там наши гаврики справились.
Вскоре они подошли к поляне, на которой проходил сбор. Рядом с поляной откуда ни возьмись росла целая клумба цветов и вообще все выглядело вполне прилично и чистенько. Сразу видно – Булгакова постаралась на славу привести в порядок стартовую поляну, куда должен будет приземлиться Бессмертник на своем боевом коне. Вон даже цветочки для коня вырастила. Самой Полины поблизости не наблюдалось. Вероятно, пошла проверить парней, -решил Сева и двинулся к стенке.
Долго же мы торчали у Пельменника, они, наверное, все уже закончили и отдыхают, - поделился мыслями он с Олесей. Ему и вправду казалось, что в сторожке они проторчали чуть ли не полвека. Орлов достал из-за пазухи зудильник и сверился с графиком. Минут десять до контрольной точки у них было. Вполне хватит, чтобы все проверить. Но, подходя к стене, Всеволод усомнился в том, что им хватит времени. Вместо отдыхающих пятикурсников они застали их за рисованием плаката с приветствием для Кощея. Старый плакат валялся в стороне, весь в пропалинах.
Даже и не буду спрашивать, что вы тут с ним делали, - кивнул он на плакат. – Что за кружок самодеятельности? – парень с некоторым удивлением посмотрел на Полину, которая здесь явно заправляла. Парни тем временем дорисовывали последние буквы, и Сева решил не лезть – места возле плаката и так было мало. Но Орлов не может же стоять на месте просто так без дела. Пока пятикурсники красили, он достал из кармана пару листков бумаги и принялся скручивать сушилку для краски. Это магическая надпись высыхает сразу же, а обычной краске требуется время – уж он-то знал благодаря Эдьке. А времени у них было в обрез. Сушилка получилась несуразная, но лишь бы работала. Сева потряс бумажную подделку, чтобы та «ожила».
Закончили? Пустите дядю с феном, - Орлов принялся методично высушивать буковки. – Кто ж из вас тут решил поиграть в пожарника? Или это Гоярын с отпрысками помочь решили подготовке? – Сева усмехнулся, но беззлобно. Всякое в жизни бывает.
Краска высыхала, потрогав ее аккуратно, Сева выключил сушилку. Дядя с феном закончил, можете вешать. Мы подстрахуем, - он улыбнулся, представив себя Пяточком, страхующим Винни-Пуха, выманивающего пчел из дупла. И пусть все совсем наоборот – пятикурсники Винии-Пуха напоминали мало, а сам он на Пяточка так и вовсе не был похож, а уж плакат так тем более пчел не напоминал. Но не суть важно, главное повесить этот чертов плакат и отчитаться Поклепу да пойти уже к себе – переодеваться, ибо его одежда вся пропахла ароматами сторожки циклопа, а это вам не туалетная вода от модных домов.
Всеволод внимательно следил за тем, как Кеша и Женя осторожно взбираются на стену, чтобы повесить плакат, а Полина раздает указания: левее, выше, правее, центральнее! Лишь бы никто не упал...

+1

20

Олеся искренне надеялась, что циклоп ее поймет, и они с Севой быстро оставят данное помещение и успеют уже через минут пять – десять забудут, что тут и говорили. Но к ее огромному огорчению, все было не так просто, как хотелось.  Орлову пришлось все повторять в более грубом и более детальном  виде. Особенно детально в той части, которая гласила о том, что будет, если циклоп не сделает того, что требуется.
Лариной приходилось видеть серьёзного и сурового Всеволода. Но он ей такой не нравился. Словно это не ее Севушка, а кто-то очень страшный и злой и с ним не безопасно. Несмотря на то что это неотъемлемая часть его характера, все же с этим ей было трудно смирится. Радовал тот факт, что Олеся видела его таким редко. Как правило с ней – он очень добрый и спокойный. А в данной ситуации было оправдание. Если бы Олеся была немного другая или только ей предстояло заставить циклопа пропустить Кощея, то она бы тоже не выдержала и накричала. Ларина была уверенна, что у нее бы это получилось хорошо. Определенно хорошо, несмотря на то, что раньше она никогда не кричала. Или кричала, но не помнит.
Олеся думала как-то разрядить ситуацию, но не решилась. Она с соболезнованием поглядывала на Пельменника и только неуверенно пожимала плечами.  Ей казались методы парня немного страшными, как для нее. И она не узнавала своего Севу. Но понимала, что то к чему они готовятся очень важно. И если все это провалится – то Орлову как-то влетит. А кто хочет, чтобы твоему парню влетело. К тому же, она наблюдала за циклопом и сделала вывод, что тот не сильно и расстроился или обиделся.
Наконец, переговоры закончились, и девушка с парнем покинули халупку Пельменника.
- Да, пойдем проверим. Ты только не нервничай. Все будет хорошо! Обязательно все будет хорошо. У хороших людей всегда все должно быть хорошо. А ты хороший, - как что-то обычное и вполне нормальное, произнесла девушка и довольно зашагала рядом с Орловом. Она нежно держалась за его руку и пыталась поспевать следом. Она очень хотела чтобы все закончилось как можно быстрее.  Нет, все это ей казалось жутко интересным.  Особенно вот эта очаровательная клумба. Девушка видела в своей жизни множество клумбочек, которые высаживали за абсолютно разными принципами, фигурами, идеями. Олеся любит цветы, поэтому часто наблюдает за произведениями, которые сделаны из эти очаровательных растений.  Но эта клумба ее подкупила. Она была не слишком шикарной, но и простой. В общем было точно видно, что Полина Булгакова постаралась как надо.
Ларина аккуратно подошла к клумбе, чтобы вдохнуть аромат цветов. -  Ой, они так вкусно пахнут, Сева! – воодушевленно произнесла  Олеся. Она была готова остаться тут навечно, но следовало идти и проверять дальше. Она бы могла попросить Всеволода оставить ее тут и построить маленькую будочку, в которой она будет спать. Но оставлять дорого Орлова не хотелось. По-видимому, он ей дороже цветов.
То что было на том месте, где должен быть плакат, немного огорчило Олесю. Точнее Всеволода, а ее как последствие.  Но она аккуратно прислонилась к парню пока он крутил из бумаги сушилку. Его поведение было легким, что говорило о его вполне хорошем настроении. Ей это нравилось. Она любит его такого. Особенно такого. Он о чем-то думает, чем-то занят, на чем-то сосредоточен. В эти моменты ей казалось, что мир, в котором живет Орлов намного больше, чем ее собственный мир. Иногда казалось, что парень далеко.  Но ей нравилась эта отдаленность. В ней было что-то личное, особенное, что-то очень важное и значительное. Именно это делало его – Всеволодом Орловым.
- Может немного левее? – тихонько спросила Олеся у парня, немного наклонив голову в сторону. Она не хотела мешать процессу фиксирования плаката, но так же хотелось как-то помочь. А то последнее несколько минут она просто стоит и наблюдает за всем происходящим. А хотелось внести хоть маленькую лепту во все происходящее. Хотелось как-то помочь и быть полезной.

+1

21

Циклоп абсолютно искренне не понимал - почему собственно на него кричат? Ничего противозаконного он не сделал, даже напротив, все, как говориться, по уставу. Сказано пароль, значит пароль. И нечего так кричать. В голове недалекого умом циклопа любые отступления от цикличного жизненного ритма укладывались прямо скажем не слишком хорошо. Однако, Сева нашел те самые слова, которые заставили "струны души циклопа воспылать пониманием". Проще говоря упоминание Поклепа Поклепыча всуе дало свой результат.
Циклоп многозначительно почесал затылок, провожая уходящую парочку взглядом. Информация была усвоена процентов на восемьдесят, что по циклопьим меркам было довольно большим процентом. Обычно у них в одно ухо влетает - в другое тут же вылетает. А на этот раз ничего так, задержалась. Главное чтобы на оставшиеся полчаса задержалась, а дальше можно и забыть благополучно.

А я всегда знала, что созидатели из вас, ровно как и помощники - никудышные, мягко скажем... Бестии ходячие...
Подумала Полина, услышав исповедь Кеши, однако вслух ничего говорить не стала - то, что парни в определенной степени понимают всю серьезность ситуации и даже признают частичную вину (что само по себе достойно быть отмеченным красным днем календаря), внушало ей надежду, что не все так плохо и что они, под ее чутким руководством все закончат. В идеале до возвращения Севы и Олеси, ну или самый край - к приходу Поклепа. Первое раздражение благополучно ушло, не без роли Кеши - ну что поделать, умеет парень сглаживать углы. Кроме того, работа всегда ее успокаивала, даже если эта была, что называется, авральная работа, когда все бегают кругами с криками " Что делать? Что делать?!" "Быстрей, быстрей, быстрей!" и тому подобным, устраивая цирк. Впрочем, сейчас даже цирка не было - напротив, парни были на удивление тихи и безмолвны. Даже Женечка, который был обычно душой компании и не замолкал даже тогда, когда замолкать было не просто желательно, а буквально необходимо, сейчас прибывал в некоторой задумчивости. О состоянии Армаса вообще говорить не приходилось - он имел в настоящий момент подозрительную сходность с зомби. Смотрел перед собой и на внешние раздражители реакции не выказывал. Не знай она Пирхонена, решила бы, что пора вызывать подмогу. Но здесь был особый случай, и девушка решила играть не в медсестру, а в сурового начальника.
На ее насмешливо-приказную реплику, в которой все же проскользнули нотки ехидства - девушка хоть уже и не злилась всерьез, но имела целью строить из себя суровую леди, во избежании того, что ей сядут на шею и свесят ножки, Ещебин отреагировал весьма оптимистично. Булгакова даже засомневалась как относиться к подобным пионерским настроениям в стройных рядах их отряда спасения. И в конце концов пришла к выводу, что пожалуй положительно. Во всяком случае никаких преступных намерений в этом на первый взгляд не просматривалось. А копаться глубже девушка не собиралась - вместо этого всучила парням кисточки и краски, сама принимаясь за работу.
Они как раз почти закончили, как на горизонте появились Сева и Олеся - Полине оставалось всего один угол покрасить, а парням по одной букве. Нужно признать, действовали мальчишки на удивление оперативно, умудрившись даже ничего не заляпать красками, включая саму Полину, что не могло не радовать. Однако, оставалась одна проблема - обычным краскам требовалось определенное количество времени, чтобы высохнуть, а времени как раз было в обрез. Можно было использовать какое-нибудь заклинание, маги они или как? Только вот беда - на ум совершенно не приходило ничего подходящего, как- никак маги такими вещами занимались видимо не часто, а посему и заклинаниями подобная тематики не изобилует. Впрочем, где наша не пропадала.
- И не спрашивай, - подтвердила Полина, которая сама о происходящем догадалась по одному лишь взгляду на малютку Клопика, снующего неподалеку. Однако сейчас тот куда-то смылся, видимо решив что свой вклад в подготовку замка к столь замечательному событию он уже внес. Этот вывод, сделанный бывшим профессором, был крайне на руку всем остальным - как ни крути, а проблем от малютки как от отряда маленьких шалопаев.
И все же вот в чем-чем, а в предприимчивости Орлову не откажешь - сразу узрел корень проблемы и тут же ее решил, невольно восхитилась Полина, услышав про "дядечку" с феном, - Тут не в Гоярыне дело, хуже - нам на помощь вместо Чипа вместе с Дейлом поспешил малютка Клопп, - не успела Полина ничего сказать, как в разговор вмешался Женечка, декларируя эти слова на манеру стихов Чуковкого. Ну наконец-то, а то она уже волноваться начала, чего это от Васильева сегодня так мало шума. Даже скучно как-то.
Через пару минут все было готово - оставалось только все это повесить. И при этом ровно. И не порвав плакат. И не упав самим. Ну то есть, чтобы не упали те, что полезут - она то уж точно на стену лезть была не намерена. В итоге на стене с парадоксальной ловкостью оказались Женя и Кеша. Тут-то и началось.
- Влево, и выше, - подсказала Полина, у которой с глазомером всегда было неплохо. В отличии от парней, которые умудрились повесить плакат вкривь и вкось, ну разве что не вверх ногам, - Еще левее. И выше правый край. Васильев, твой край левый, смею напомнить, - хотелось ударить себя по лбу - они уже почти пять минут вешают этот плакат, а кажется что его вешал слепой криворукий орангутанг со склонностью к экспрессионизму. К счастью, еще через пять минут все пришло в норму и после того, как Олеся внесла последний вклад, Поля скомандовала, - Все. Можете слезать.

0

22

Все в этом мире имеет свой логический конец. Наверное, этот самый конец получила и подготовка стены к приезду такой высокопоставленной личности, как Бессмертник Кощеев. - Хотя едва ли кто-нибудь этой лысой черепушке тут будет рад, - подумал про себя Кеша, меланхолично почесав затылок. Буквы были уже почти раскрашены, когда показался Всеволод, который и был тут самым что ни на есть главным. - Даже и не буду спрашивать, что вы тут с ним делали, - кивнул он на плакат. - Правильно, лучше и не надо, - ответил про себя Ещебин. Далее Орлов решил немножечко подсобить ребятам, сделав своеобразную сушилку, что пришлось весьма кстати. Самому Кеше казалось, что Всеволод как минимум должен был быть раздасадован, но ни досады, ни тем более злобы нельзя было углядеть на его лице. Он был само спокойствие и доброжелательность. - Прямо как наш хомяк Потап после того, как братец ему пол-пакета корма отсыпал, - усмехнулся Иннокентий.
Плакат был уже готов, но оставалось дело за малым. Повесить. Ещебин думал, что Армас и Женька справятся, а он на правах раненого навестит Ягге, однако.. Кешу так просто не отпустили. - Ну еще бы, куда мне уйти. Армас у нас в облаках витает, ему же нельзя работать, - ехидно подумал Ещебин, но тут же себя одернул. - Нет, так дело не пойдет. Ладно уж, чего ныть? Повесить что ли сложно? Как оказалось, это и вправду было не так уж и легко. Взобравшись на лестницу, Кеша с Васильевым пытались повесить плакат. Но тут, как это бывает, мнения разошлись: Ещебину казалось, что плакат будет смотреться ниже лучше, однако Женька упрямо утверждал, что выше будет лучше видно. В общем, Булгакова внизу, раздавая команды, почти осипла, а парни без лишнего шума слезли, ничего себе, заметьте (!), не отбив, что уже, по сути, можно считать подвигом. Помахав всем ручкой, Кеша спустился со стены и пошел на ту полянку, где Полина высадила кучу цветочков. Впрочем, Ещебин не знал, что цветочки нашаманила Булгакова. Милый мальчик всего-то решил набрать Ягге букетик ромашек, ну правда же это мило? В общем, потоптав цветочки и отыскав злополучные ромашки, Кеша упорхал в сторону магпункта, насвистывая какой-то незатейливый мотивчик себе под нос.

+1

23

Парням, вешающим плакат, можно было посочувствовать. Мало того, что ты болтаешься на высоте трехэтажного дома, так еще снизу целая куча командиров кричит: левее! Выше! Правее! Чуть ниже! И так далее. Только начнешь перетягивать влево, как снизу уже новая команда поступает. С ума сойти можно. Собственно, поэтому, поставив себя на место Кеши и Жени, Сева замолчал, последовав примеру молчавшего Армаса, и предоставил право командования Полине и Олесе, у них и глаз точнее, и голос звонче. Худо-бедно, но плакат, наконец, повис ровно, облака ожили, буквы заиграл – ляпота, блин, понимаешь, можно заканчивать. Кеша и Женька слезли гораздо бодрее, чем залезали туда – уж больно лица у них были обреченные, зато сейчас светились улыбками. Орлов настроение портить всем не стал новыми заданиями и благожелательно сказал: Все свободны! Поклепу я сам все сдам. Только заберите с собой старый плакат, - он кивнул на груду бумаги, лежащую неподалеку.
Разумеется, все свободны не относилось к Олесе. Ее руку Всеволод лишь сжал покрепче и, когда все разбежались кто куда, но подальше от этого места, Орлов обратился к своей девушке: сейчас мы быстро все сдадим Поклепычу и будем свободны, наконец-то! Хотя Аврора и Муза просили помочь им с подготовкой театра. Эдька с Костей уже, наверное, там вовсю трудятся, устанавливая декорации. Они собирались туда после завтрака, - рассуждал Сева с легкой задумчивостью на лице. Внезапно, сообразив, что разговоры разговорами, а пока Поклеп не придет, торчать им тут, а он еще даже не звонил ему. Быстро достав зудильник из-за пазухи, парень набрал номер Поклепа – номер, которые знали немногие из учеников. Через пару секунд на тарелке появилось озабоченное и нахмуренное лицо завуча.
Что еще? – поинтересовался он.
Мы все закончили, Поклеп Поклепыч. Стена, циклоп и поляна возле Тибидохса готовы ко встрече Бессмертника Кощеева! – отрапортовал Всеволод. – Ждем вас для сдачи фронта работ.
И вы там ничего не нахимичили? – засомневался Поклеп. – Скоро буду!
Сева засунул зудильник обратно и сказал Олесе: Обещал скоро быть. Пошли на полянку подождем его.
Их счастье, что они решили пойти  на поляну. Иначе не сносить им головы, быть зомбированными, оттирать коридоры в подвалах всю неделю. Ибо какой-то «умник», зачем-то решивший в такую рань прогуляться возле школы, увидел цветочки и решил нарвать букетик. Разумеется, вытоптав всю клумбу при этом. Увидев такое безобразие, Орлов только за голову схватился.
Поклеп нас убьет. Медленно и очень болезненно! – мрачно проговорил он. – Олеся! Ты не знаешь, как это все реанимировать?!
Впору было бегать вокруг погибшей смертью героев клумбы и паниковать, размахивая руками. Если у Олеси сейчас ничего не выйдет, оставалось только это. Орлов затаил дыхание, глядя на свою девушку и надеясь на ее успех. Должно же им повезти сегодня! А то циклоп дрых без задних ног, насилу разбудили, со старым плакатом черте что произошло, благо новый успели сделать, а тут еще и это!
Цветы ожили в самый последний момент, когда Поклеп уже замаячил на горизонте. Мысленно выдохнув и перекрестившись, Сева подошел к завучу и голосом заправского экскурсовода начал рассказ: Вот здесь у нас клумбочка, цветочки, гербарий, красота! Вон там на стене вы можете лицезреть приветственный плакат, который должен порадовать глаза нашего гостя и рассказать о нашем гостеприимстве. В продолжении темы с гостеприимством, циклоп получил инструкции у гостя пароль не спрашивать, одеть свою лучшую шкуру и лучезарно улыбаться все прибывающим. За сим все.
Можно выдохнуть. Улыбнуться, покивать головой, получить одобрение завуча и, наконец, уносить отсюда ноги, пока не случилось что-нибудь еще. Не поляна, а какой-то бермудский треугольник с неприятностями!

Отредактировано Всеволод Орлов (2012-03-25 06:26:23)

+1

24

Наконец-то, плакат был повешен на стене. Он красиво обнимал стену, а главное ровно. У Олеси немного пересохло в горле из-за того, что она помогала вешать это чудо творчества.  Но попросить пить она не решилась. Жажда была не настолько сильной, а хлопот хватало и помимо этого.
Девушка была рада, что Сева в порядке и его устраивает ход событий. Это казалось самым главным сейчас.
Ларина застыла, любуюсь на результаты их совместных усилий. Было приятно понимать, что ты была как-то полезна. Но наблюдая за тем, как плакат благополучно висит, ей стало интересно, что должно произойти, чтобы он упал. А еще было любопытно, почему его повесили именно так, а не как иначе. Ну может он будет намного лучше висеть вверх ногами. Но все всегда вешают вот так, да еще и ровно. И это просто обязательные условия.
Когда Орлов объявил, что все свободны, Олеся подумала, что ей тоже надо куда-то пойти чтобы не путаться под ногами. Но на деле все было не так. Парень сжал ее руку, и Ларина довольно быстро сообразила что она не все. Фраза к ней не относилась, поэтому девушка счастливая осталась возле парня.
- Да, наконец-то. А то вся эта подготовка немного утомила. Подготовить театр? Ой, это же очень интересно. Да-да, давай поможем! – весело заключила девушка, пока парень собирался связывать с Поклепом. Пока парень занимался докладом о подготовке, девушка отошла немного в сторону, что бы не мешать и начала наблюдать за небом. Ей нравилось смотреть на то, как облака плывут. Они никогда не оглядываются. Почему-то это как-то завораживает. Олеся могла бы днями наблюдать за этим движением, не отвлекаясь на разные раздражители.  Но вот Всеволод закончил свой разговор и она с радостью переключается на парня.
Ей нравится видеть его довольного и гордого тем, что он сделал. К тому же даже Ларина испытывала некоторую гордость за то, что она рядом с ним.
-  Да, конечно, пойдем подождем его там, - согласилась девушка с идеей об ожидании на поляне. Девушка бы с удовольствием  еще посидела возле цветочков и подышала их ароматом. Они быстро направились к поляне, но то что там было повергло   Олесю в шок.
Девушка даже подумать не могла, что есть люди, которые способны на такой вандализм. Как у этого «умника» только рука поднялась сорвать такую красоту. Всеволод тоже переживал и попросил Ларину помочь. Олеся не была уверенна, что у нее получится, но ради Севы она сделает все что возможно.
- Да, конечно я все поправлю. Только не переживай. Возможно, кто-то захотел сделать подарок возлюбленной, - предположила девушка и села на колени, возле  клумбы положив руки на землю. Олеся не часто пользовалась своей силой, но при каждой подходящей возможности. Девушка закрыла глаза и решила приступить. Она представляла, как жизнь медленно поднимается по стеблям и как снова раскрываются бутоны. Получалось все как-то медленно, возможно, потому что девушка переживала и немного нервничала. Ей не хотелось все испортить. И хвала магии, у нее получилось.
Олеся внимательно слушала, как Всеволод презентует их работу.  Она был довольна что помогла Севе и того не будут убивать медленно и мучительно. Она стояла рядом и просто довольно улыбалась, отрепав предварительно руки.
Вот так вся их подготовка и закончилась. День понравился девушке. Она сделала что-то полезное, помогла дорогому ей человеку и просто потратила день с пользой. Возможно, это не самый лучший день в ее жизни, но возможно самый полезный.

+1


Вы здесь » Тибидохс. Время, назад! » Будни Тибидохса » 3 июня э.г. Этап I. Ч1. Беда приходит оттуда, откуда совсем не ждешь