Как-то в полночь, в час угрюмый, полный тягостною думой...
Будни Тибидохса
24.05. В Тибидохсе вовсю гремит свадебное праздненство, но никто еще не знает, что свадьба обернется настоящим кошмаром, как только в порог Тибидохса переступит Чума...
В ИГРУ НУЖНЫ:
| ДРЕВНИР | ДЕНИС | КАТЯ | |
Добро пожаловать на ролевую "Тибидохс: Противостояние". Мы рады приветствовать всех и каждого. Не задерживайтесь на пороге, проходите, знакомьтесь с нашими сюжетами, регистрируйтесь и присоединяйтесь. Мы рады любым новым и оригинальным персонажам, поспешите, мы начинаем...

Тибидохс. Время, назад!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тибидохс. Время, назад! » Будни Тибидохса » 3 июня э.г. С женщинами спорят сердцем, а не умом.


3 июня э.г. С женщинами спорят сердцем, а не умом.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Отыгрыш заморожен
Вид отыгрыша: индивидуальный, закрытый
Время: утро после завтрака и до обеда
Действующие лица: Соня Самовар, Михаил Чернов, Катя Лоткова
Предисловие:
Спорили они, спорили и, наконец, доспорили. А до чего доспорили? А до русалок и водяных. Мол, первая красавица Тибидохса, Катюша, не сможет заманить в свои сети водяного. Более того, получит за попытку по шее от русалок. А Мишенка, Чернов, который, не сможет провести в обществе этой милой особы и десяти минут. А заварила всю кашу, кто? Правильно, Самовар заварила. Вот пусть теперь и расхлёбывает.

0

2

-Нет, лучше убей меня, Валенок... Повесь меня на самой высокой сосне, чтобы все любовались моей фигурой и оплакивали кончину...
Примерно такие сонные стоны доносились с трудом до ушей подруги, приглушённые горой подушек, которые Самовар месяц назад от нечего делать "одолжила" магией то у одних мелких первокурсников, то у других. Так же как и три одеяла, и пять матрасов. И поэтому кровать Софьи теперь навевала мысли о сказке "Принцесса на горошине". И эта самая "принцесса", пряча буйну-голову под третьей подушкой старательно пыталась обратно провалиться в сон и не слушать Юльку, которая бузила что-то "про корабли, которые бороздят просторы Большого Театра" где-то внизу всей этой "кроватной горы". На самом деле Юля была послана Чайник будить двух тёмных подруг - сегодня была её очередь. Две светлые, чередуясь каждый день, ходили будить Соню и Тоню. Сказать, что две тёмные подруги ложились поздно, это ни сказать ничего. Они ложились часто буквально утром, ходя потом почти весь день как зомби. Юля и Стася, хоть и сами были далеко не пай-девочками, никак не понимали - где они могут бродить то всю ночь? Или как можно столько часов болтать? Пару раз Стася с подозрительным прищуром намекала на Лысую Гору, но обе тёмные клятвенно твердили, что если бы и полетели, то только с Валенок и Чайник. Что было таки истинной правдой. Но факт остаётся фактом. Особенно была тяжела " в поднимании" с утра Самовар. Сия психованная особа всегда запускала звенящий зудильник в полёт со своей горы, поэтому вечером Соня благоразумно клала пару подушек на примерное место "приземления". Могла мычать, ругаться, брыкать ногами и руками, зарываться в подушку и даже палить заклинаниями. Тоня была в этом вопросе намного менее буйная. Поэтому чаще всего Самовар просыпала завтрак и опаздывала на первый урок (если он был "неважным", по мнению Сони, то вообще приходила ко второму). Поэтому, как истинные подруги, девушки уже давно прихватывали бутерброд или пирожок для "спящей красавицы". Или "красавиц". Приходила Соня вовремя на завтрак только в двух случаях:если вообще не ложилась или свершилось почти ежемесячное чудо.
-Я не пойдууу на завтрак, я лучше посплю. Я есть не хочууу. Поклёпа тебе в мужья, Валенооок...Чихательный мяч вам все в одно место... - начала дёргать правой ногой Самовар, держась за край кровати, ведь за эту ногу её пытались стащить "на землю".
Так и не добившись ничего от Сони, Юля махнув рукой ушла завтракать, прихватив с собой всё-таки с трудом поднявшуюся Шапку. Соня же преспокойно упала обратно в сон, лениво подумав, что сегодня важный приезд кого-то там...
Во второй раз Соня открыла глаза уже в ярко освещенной и пустой комнате от повторного звона зудильника. Но на этот раз это был не звон "будильника", а звон "телефона". Пустив искру, Соня свесила голову с кровати. Зудильник лежал на полу и был перевернут, поэтому изображения как собеседника, так и самой Самовар не было. Но голос был Шапки.
-Соня, подъём! Хватит валяться, у нас много дел, забыла? Поднимай свою ленивую тушку и приводи себя в вертикальное положение. На завтрак на нашем столе была манная каша, это было ужасно. Поэтому извини, но наливать её тебе в платочек я не стала. "Заяц, ты меня слышишь?"
-Слышу, слышу - рассмеялась Соня, ответив мультяшным голосом и протирая глаза - Всё, всё, торжественно клянусь, что замышляю только бодрый самовар-подъём. - усмехнулась девушка и спрыгнула с кровати, отключив зудильник. Зевая, Сонька села на стул, пытаясь собрать обрывки быстрых мыслей воедино. Вдруг она заметила на своём столике завёрнутый в салфетку пирожок.
"Хм, ну и кто его принёс? Так, тут три варианта: добрый и неизвестный, меня хочет отравить враг или просто у Стаськи и Юльки сегодня была пирожковая скатерть и доброе сердце. При втором варианте...ну что ж, хоть в гробу буду молодой и красивой."
Уже через пару секунд Соня дожёвывала пирожок и обдумывала цепким умом весь сегодняшний день. План, план, всё в жизни нужно делать по плану, стремиться только к своим целям. Быстро составив в голове своё "во-первых", "во-вторых", Соня доела пирожок и подошла к овальному зеркалу, висящему рядом с её кроватью. Перед её взглядом предстала она же сама:худая как вешалка (что на взгляд совсем немногих было приятно, но самоуверенной Самовар было как то начихать с высокой ёлки), с растрёпанными "огненными" волосами, в длинной мужской белой майке, которая чуть ли не доставала до колен. Заспанные глаза и в целом недовольное выражение лица. Самовар вздохнула, и надела на палец второе колечко, лежащее на столике рядом с кроватью: её колечко-артефакт с аметистом. Необыкновенно полезная штучка, особенно, стоит признать, в ситуациях с Васильевым. Магическое же кольцо Соня вообще никогда не снимала, пользуясь магией чуть ли не как дыханием. В этом она была похожа на многих тёмных, например, Гробыню.
-Чистус трубачистус - спокойно произнесла Соня, выпуская алую искру. Секунда - и лицо, шея и руки были свежими, как после тщательного умывания, а дыхание ещё пахло зубной пастой с мятой.
Затем Самовар быстро прошлась по, и без того густым, ресницам тушью, делая взгляд серых "льдинок"-глаз выразительным. И вот на этом минутном собирании и закончился её подъём. Да, Сонька всегда с лёгким смешком наблюдала, как многие девушки по часу приводят себя в порядок и подбирают одежду. У Сони всё было просто как табуретка.
-Пробкис вырубонис - выпустила ещё одну искру напоследок Соня, гася свет в комнате.
Даже не трогая растрёпанные волосы, Соня так и вышла босиком и в майке в коридор уже почти бодро и быстро "прошествовав" в гостинку. Идти пока куда то конкретно Соня не собиралась, а выяснить чем заняться и что нового, можно и в таком виде. В гостиной было достаточно много народу, если учитывать факт утра. Все были уже в нормальном "божеском" виде, и только Соньке не хватало в зубах щётки для полного образа. Усмехнувшись, Самовар картинно плюхнулась на диван рядом с Мишкой, опередив какого то второкурсника, и подобрала худые ноги под себя, подумывая о кофе и быстрым взглядом изучая присутствующих. Быть всегда в центре событий и знать всё - её конёк.
Все движения Сони казались очень чёткими и пылкими, но абсолютно естественными, что часто привлекало интерес к данной особе. Сейчас же взгляд Самовар "зацепил" парня, который кажется учился на четвёртом и Катю. Просто потому что они производили больше всего шума. Парень с неким подобием обожания смотрел на то, как Катя то ли из вежливости, то ли по каким то самодовольным причинам пробует предложенные ей конфеты, дорогие и в шикарной упаковке. Казалось, для него сейчас важно только то, как отреагирует на его старания светловолосая красавица. Соня поймала взгляд двух парней того же курса, что и этот. На Катьке и на нём, такой завистливый и пытливый. Самовар закатила глаза и показала им "мини-пантомиму", показывая как её тошнит. Увидев это через пару секунд, они явно смутились и тут же сделали вид, что смотрят на картину возле камина. Причём так слаженно и в одну точку, как будто обговорили это заранее. Соня не выдержала и рассмеялась. На этот раз вовсе не из вредности и не зло, а просто потому что это было действительно и реально смешно. Повернувшись к Лотковой, Соня протянула:
-Святые трусы Древнира, Катечка. Подари им уже свои колготки, пусть они от них на радостях повесятся и умрут счастливой смертью. И не надоело тебе так мучить мужской пол приворотами и женский потолок ревностью? А ещё светленькая... Ведь это же не настоящая "лубофф". И даже если что-то вроде настоящей, она не на всех действует, что показывает, что это всего лишь слабая магия.
Соня самодовольно улыбнулась, склонив голову чуть набок.

+3

3

Сегодня Катя встала относительно поздно. Вчера они допоздна всем театральным кружком бурно обсуждали предстоящее представление и приезд Кощеева, споры были горячие, дискуссии продолжительные, и разошлись все глубоко за полночь, благо Поклеп не стал устраивать им за это нагоняй, а даже наоборот, активно способствовал удачному разрешению спорных вопросов, ведь завуч был весьма заинтересован в удачном выступлении школьного театра. Зато утром она позволила себе понежится в кровати подольше, а не подскакивать как обычно в шесть тридцать утра, чтобы выглядеть красавицей на пару миллионов. Катя прекрасно понимала, что она красива в любом виде: выспавшаяся, невыспавшаяся, накрашенная, ненакрашенная, однако не позволяла себе появиться на людях в неряшливом виде. В конце концов, она была одной из тех, кто задавал тон внешнему виду и на кого равнялись другие девушки, а значит снижать планку было нельзя. Вместе с тем она умудрялась выглядеть очаровательно и в ночной рубашке с пучком на голове. Вот и сегодня она не стала мудрить ничего особенного и, нанеся легкий макияж – все равно потом придется красится для театра, так чего же два раза стараться? – и надела зауженные к низу штаны вместе с топом и серой майкой сверху. Распушив хвост, Лоткова улыбнулась своему отражению и выбралась из комнаты с кружкой кофе, любезно оставленной соседкой по комнате. Та, прекрасно понимая, что Катя решила сегодня отоспаться, не стала ее будить и принесла завтрак в комнату. Ей же однако упорно не лезла овсяная каша, которая к тому же остыла, а потому девушка решила обойтись одним кофе и подождать до обеда, все равно он уже не за горами. Но разве в этой школе можно остаться голодной такой девушке как Катя? Стоило ей появится в общей гостиной, как откуда не возьмись перед ней возник четверокурсник, протянувший в подарок набор конфет.
Ах, как это мило! – сказала Катенька, любезно принимая конфеты и примериваясь с какой бы начать пробу. Кофе и шоколад – что может быть лучше? А лишние калории легко скинутся во время тренировки, так что она за состояние своей фигуры особо и не переживала, с удовольствием пробуя одну конфету за другой и запивая их кофе. Четверокурсник расположился поблизости – в соседнем кресле – и не отрываясь следил за процессом. Он такой милый и наивный, - подумала девушка. – Интересно, как Ягунчик отнесется к тому, что я принимаю подарки от поклонников? В конце концов, не прогонять же мне их всех и не выкидывать конфеты с цветами? Правда же? Правда! Тем более, что конфеты и вправду очень вкусные. Только этот парень так пристально следит за мной, что я скоро подавлюсь. Или растаю от его взгляда.
Жизнь в гостиной текла своим чередом. Ученики подтягивались со всех сторон, возбужденные предстоящим прилетом Кощеева. Во сколько прибудет оный было неизвестно. То ли в десять, то ли в одиннадцать, то ли уже совсем скоро. Но так как Поклеп никакого кипиша не наводил, то можно расслабиться. К тому же лично она не горела особым желанием идти на стену и изображаться массовую радость по поводу его приезда. Это удел первых курсов, а она уже почти выпускница, некогда ей в таком участвовать. К тому же дел на сегодня очень и очень много, так как репетиция в театре предстояла тяжелая. Благо, что Катя человек ответственный, еще неделю назад, получив свою роль, она сразу же принялась за текст, чтобы полностью вжиться в роль. Сейчас же ей не нужно судорожно учить все, как многим другим, а только повторить. К тому же Муза сказала, что они начнут со сцены без ее участия, а потому можно еще порасслабляться до звонка руководительницы.
От сладких мыслей ее отвлек голос Сони Самовар. Лоткова смерила ее непонимающим взглядом, в котором ясно читалось: а тебе вообще какое дело до этого всего?
Это вы, темные, используете привороты, а у меня все свое, природное, никаких заклинаний и обрядов! – отрезала она и обратилась к четверокурснику: Спасибо, милый. Конфеты просто чудесные! – девушка очаровательно улыбнулась ему так, что парень едва ли не растаял на месте от счастья. – А теперь, милый, иди, занимайся своими делами.
Четверокурсник покорно кивнул и, не отрывая глаз от Кати, ушел в свою комнату. Лоткова удовлетворенно кивнула.
Слабая говоришь? Что-то на парней она действует как мед на мух. Не так ли, Мишенька? – девушка была слегка разражена комментариями Сони, а потому не удержалась и подцепила Чернова, находившегося поблизости. В конце концов, она теперь снова занятая девушка и про извинения можно забыть.

+2

4

Очередная бессонная ночь на крыше в компании любимой флейты, луны и звёзд. Пожалуй, последняя за ближайшее время, так как с приездом Кощеева все просто помешались. Думаю, больше посидеть спокойно на крыше не дадут, блюдя, так сказать, выполнение всех правил. Мол, в школе порядок, порядок и только порядок.
Мише же на Кощеева было наплевать, как в принципе и на весь Тибидохс вообще. Но даже Чернова этот костлявый субъект успел достать. Не приезжал бы - и парень спокойно сидел в своё удовольствие на крыше.
Ночь закончилась, наступило утро, и молодой человек сомкнул свои светлы очи, дабы отправиться в царство Морфея на своей тёплой кроватке. Но и тут ему подгадил Бесмертник, переполошив всех своим скорым приездом, поэтому Мише не давали спать поминутно хлопающие двери и снующие туда сюда малолетки, создающие неимоверный шум. Пришлось вставать раньше обычного, то есть раньше обеда. У магспирантуры есть свои плюсы. Например, можно позволить себе поспать подольше, так как лекции, в общем-то, и не обязательно посещать. Главное потом всё сдать. Да и среди учителей он зарекомендовал себя хорошо, еще, когда учился на младших курсах. Так что на его прогулы смотрели сквозь пальцы.
Оторвав голову от подушки, парень натянул первую попавшуюся футболку, джинсы и кеды, прошёлся рукой по волосам и счёл себя готовым к выходу в люди. Входная дверь неприветливо захлопнулась за спиной, как бы намекая, что в ближайшее время видеть Мишу она не желает.
-Уж больно надо... - проворчал ей в ответ Чернов. Вообще за ним водилась странная привычка разговаривать с вещами, предметами интерьера, бытовыми приборами...Короче со всем неодушевлённым.
Еле- еле переставляя ноги, парень добрёл до гостиной и опустил своё бренное тело на диван, устремив свой взор в стенку напротив. Ничего интересного на стенке не было, но ещё меньше его волновало, происходящее в гостиной, неугомонные младшекурсники и старшекурсники. Особенно его не радовало присутствие Екатерины Лотковой, но раз пришёл, уходить уже поздно.
За ней увивался очередной поклонник с младших курсов, подсовывая ей шоколадные конфеты.
-Хотя бы у тебя попа растолстела что ли... - лениво, скорее по-привычке зло подумал Чернов, по-прежнему буравя стену отсутствующим взглядом.
Мозг до сих пор не проснулся и отказывался воспринимать что-либо кроме этой замечательной стены. Мысли текли плавно и очень лениво, пока...
Боковое зрение засекло росчерк огненно-рыжего цвета и тут же рядом приземлилась чья-то попа. И эта чья-то попа обладала ещё и рыжими волосами. Точнее не попа, а хозяйка попы...ну и волос.
-Привет, Самовар. - даже не повернувшись в сторону девушки, улыбнулся Чернов. - И тебе доброго утра.
Но девушка его не слушала, первым делом она зацепилась за Лоткову. Чернов мысленно застонал, ведь по-любому же приплетут сюда и его. А это ну совершенно не устраивало парня. Хотя с Соней был полностью согласен, что продемонстрировал, тем что, наконец, перевёл взгляд от стены и сфокусировал его на Соне. За что и был наказан.
- Про сто парни все придурки у тебя. - после глубокого вздоха произнёс парень, отчасти подразумевая и себя. - А чувства и правда, не настоящие. Лёгкий приворот, запудривание мозгов  - не больше. Ни сердце, ни душу не цепляет. Дешёвый развод...Сейчас он тебе вон в рот смотрит, а стоит тебе скрыться за поворотом, так побежит к другой за косички дёргать. Только вот другую он действительно любить будет. Жаль мне тебя, Катюш. Вот так всю жизнь проживёшь и не узнаешь, кто любил, а кому просто мозг затуманило. И на того ли время своё тратила.

+2

5

Соня сладко зевнула и устроилась поудобнее, стаща с соседнего кресла подушку. Вообще, Самовар во всём и всегда любила удобство. Если диван - то мягкий, если кухня - то чистая, если платье - то идеально сидящее. Ибо Сонька была всем известной максималисткой, по натуре своей: либо всё и в лучше виде, либо ничего мне не надо. И, как это ни странно, она вполне справлялась с таким вот подходом к жизни.
Хотя сейчас Соня ни о чём таком не думала, просто потому что явно не выспалась. Голова была как будто забита пухом, мир вокруг казался искусственным, плоским и нарисованным, а звуки наоборот слишком реалистичными и громкими. И причём такая вот всемирная подстава началась именно, когда Самовар присела на мягкий диван. Видимо организм решил, что хозяйка снова решила отдаться дяде Морфею и теперь бунтовал, почему это собственно не происходит.
"Нет, я конечно сейчас могу тут вырубиться, но тогда зачем я вставала?" - лениво подумала Соня и картинно улеглась на колене к Мише, растянувшись на весь диван и "подметая" рыжими длинными волосами пол. Но уже через пару секунд Соня в своей "самоварной" манере вскочила с Миши и снова уселась, поправив майку и подогнув ноги под себя, по привычке собирая волосы в хвост, а потом, за неимением резинки, отпуская обратно "в свободное падение", ещё больше их этим действом лохматя и пуша. Это действие почему то приводило Соню в хоть какое то спокойствие. Хотя Самовар и спокойствие - увы, две вещи несовместные.
Самовар лучезарно улыбнулась Мише, обняв подушку, и сейчас можно было поверить, что когда то эта девочка верила в Деда Мороза, не врала и звалась Сонечкой.
-Доброго утра, Мишенька, рада видеть - протянула Соня, всем своим видом олицетворения "милое солнышко". И на этот раз без ехидного подтекста - Соня реально была рада видеть в добром здравии Чернова. Редко кого Соня считала действительно своими друзьями, но этот парень был именно Другом с большой буквы. Не "бест фрэнд", не "бро" и не "влюблённость". А именно друг. Пожалуй единственный, с кем Соня могла ругаться всегда и спорить обо всём, зная, что он всё равно в нужный момент будет рядом. Зная, что они всё равно скоро помирятся, прекрасно понимая суть характеров друг друга. И главное - что Миша ничего и никому не разболтает и к нему реально можно прийти и посоветоваться почти о чём угодно. С Черновым было просто уютно.
Но все эти мысли занимали не больше секунды голову Сони, и уже в следующую она выслушивала ответ Лотковой, с лёгким насмешливым прищуром голубых глаз. Заметив от второго четверокурсника-наблюдателя корзиночку фруктов на столе ("явно решил выпендриться перед другом, что он то бережёт фигурку Катьки"), Соня быстрым движением руки сцапала большое зелёное яблоко. Подкинув его вверх, Самовар поймала гладкий круглый бок и аппетитно хрустнула. При этом ей даже в голову не мог прийти текст небольшой записки на корзинке: "Для Катюши". Было как то само-собой разумеющее, что оставленное на столике в общей гостинке - уже общее. Ну, точно если вещь была съестной.
Прожевав кусок, Соня чуть наклонила голову набок, с какой то театрально-наигранной обречённостью посмотрев на Лоткову. Кто она ей собственно? Не подруга, не приятельница. Так, хорошая знакомая, с которой даже можно было весело поболтать. Но они слишком разные. И дело даже не в разности девушек, как таковой (стоит только вспомнить крепкую дружбу столь разномастной четвёрки у Сони), просто они как будто были "на разных волнах приёма" или вообще " на разных планетах". Точки соприкосновения упорно соскальзывали с них. Ссориться с Катей Соня никогда бы не захотела, и свято считала свои слова безобидными и будничными.
Миша неожиданно ответил Кате, и Соня взглянула на друга с любопытством.
"Ответил то "спокойно и мудро", как эдакий умудрённый опытом старец, хех"
Но в его словах чувствовалось и ещё что-то...и Соня естественно знала что именно, но заострять на этом внимание совсем не собиралась. И так всё всем понятно. Самовар одобрительно улыбнулась Чернову. Несмотря на пылкость своей натуры, Соня, как ни странно, была достаточно вдумчивой девушкой и знала цену словам, особенным метким и умным. А Миша был таки прав, абсолютно. И то, что он её поддержал, Самовар было только в радость. Отряхнув на пол капельки с яблока, Соня посмотрела на Лоткову.
-Мухи летят не на мёд, Катюш - язвительный выпад первым вырвался даже против воли Сони. Он просто выскочил наружу при взгляде Лотковой аля "а тебе какое дело_чего лезешь", что, чего уж скрывать, слегка задело Самовар. А что она то? Она вообще ничего! - Вот тут я с тобой не соглашусь по всем пунктам. Первое - зачем нам это, тёмным, привороты? Это скорее светленькие ими ой как пользуются, да и не одна - при этом на губах девушки появилась знаменитая ехидная "улыбка Самовар", означающая, что Соня знает что-то, что вся общественность пока не знает - Второе - да оставь ты эти заклинания и обряды бабушке Маше с рынка. Элементарно, Ватсон - ты как раз таки и пользуешься приворотной магией. Только она у тебя врождённая, поэтому тебе и не нужны заклинания, обряды и тэ дэ. А так сути это не меняет, и ты сама это знаешь. Третье - не на всех. Могу поспорить, что не на всех. - Соня посмотрела дерзко и прямо, всем своим видом выдавая своё упрямство - Вот, хотя бы на Мишеньку - явно передразнив Катю - Он таки отличный парень, а от твоей магии у него явно уже вакцина. Он и десяти минут с тобой не продержится рядом. Или вот, например... - Соня понимала умом, что тут нужен более весомый аргумент, чем "вакцированный" Мишка. И идея пришла достаточно неожиданно. Слово вырвалось так, как будто его произнёс кто-то потусторонний Сониными голосовыми связками - водяные. - Сама удивившись этому неожиданному факту, пришедшему на ум, Соня тут же быстро подумала
"Так, стоп. Водяные...нежить...ой, а точно, да я просто гений, вовремя же слово выплыло в голове..."
-Да, водяные - продолжила через секунду Самовар, тряхнув волосами и садясь уже "культурно" на диван, по обычному. Только ручки сложить на коленочках - и совсем будет "умница". Прямая, как стенка, и худая спина Самовар только подчёркивала её разгоревшийся азарт в словах. Утро явно переставало быть томным для Сони. Впрочем, как и всегда. Всегда находилось что-то такое, что делало очередной день Сони ярким. В этом она была везучая. Или нет, это как посмотреть. Встретив на себе не доверчивый взгляд Лотковой, Соня снова сказала, ехидно растягивая уже знакомое, по множеству произношений его вслух Самовар, слово. Оно вырвалось примерно так же как и "водяные"- На спор?

Отредактировано Соня Самовар (2012-04-25 00:48:13)

+2

6

Миша ее прямо радовал. А она еще бегала за ним полгода, пытаясь извиниться за все. Наивная какая. Мы, оказывается, не умеем прощать, нам проще строить из себя сильных и независимых, нежели признать свои ошибки. Ну или хотя бы ее ошибки. В конце концов, не жизнь же она ему сломала, неужели ее поступок заслуживает того, чтобы сейчас ей выслушивать вот такие вот слова в свой адрес? Чернов, конечно, темный маг, но все-таки парень и должен быть выше этого. Но как показывают его поступки, благородство – это не про него. Катя разочарованно покачала головой.
Я была о тебе лучшего мнения, Чернов, - с горечью в голосе произнесла девушка. Неприятно разочаровываться в людях, которые когда-то были тебе близки. Даже удивительно, как она могла быть с ним так долго. Ведь люди не меняются и нынешнее его поведение – лучший показатель истинного лица Михаила. А лицо-то не слишком приятное. Но устраивать разборки с ним и парировать его слова не хотелось. Катя хотела быть выше этого. К тому же ее утомила ночная репетиция, и сейчас хотелось тишины и спокойствия. Однако об этом ей, по всей видимости, придется только мечтать.
Надо было идти на репетицию к ребятам. Уж лучше болтаться в сторонке и смотреть на других, нежели сидеть тут и слушать глупые речи. Впрочем, еще не все потеряно и вполне можно уйти, - подумала она и даже дернулась встать с кресла, на которое не так давно присела. Но тут же пришла другая мысль – ее уход будет означать ее поражение в глазах присутствующих и особенно обвинителей. Еще чего не хватало! Свой имидж нужно поддерживать, не взирая ни на что. К тому же вполне вероятно, что парочка, наконец, успокоится и займется чем-нибудь более полезным с утра. Но похоже, что ее чаяниям не суждено было сбыться.
Сонечка, радость моя, у тебя своей личной жизни нет, раз ты так усиленно лезешь в мою? – смерила ее взглядом Лоткова. – Расспроси вон своего закадычного дружка, он многооое тебе поведать сможет. Да, Мишенька?! – убийственным голосом добавила она и отвернулась от этой сладкой парочки. Впрочем, настроение было уже подпорчено. Катя не видела смысла в глупых придирках, которые были абсолютно не к месту и не ко времени. Но что поделать, если людей интересует больше ее личная жизнь, нежели своя. Остается только посочувствовать. Но Самовар не замолкала, скорее наоборот, исторгала все новые и новые потоки слов. Бровь девушки удивленно лезла вверх. Какая муха укусила рыжеволосую? С какой третьей ноги она встала? Чем ей Лоткова-то жить помешала?
А ты, небось, и завидуешь-то? Ишь как разошлась… Ну, неудивительно, с твоим-то стилем и поведением, поклонников приходится искать долго и с прожектором, а потом еще привязать к себе, чтобы не сбежали, - хмыкнула девушка. Зависть – плохое чувство. Типично темное. Катерина обычно старалась никому не грубить, но сегодня она слишком устала, чтобы просто терпеть вот такое вот поведение наглых выскочек с темного отделения.
Самовар, боже мой, ты хоть сама себя слышишь? Ну что за чушь ты несешь? – она только покачала головой. Ну как еще обращаться с зациклинными на одной мысли людьми? Ты им что в лоб, что по лбу, они все то же твердят. Уж кому как не Лотковой лучше разбираться в чем разница между приворотами с обрядами и прочим и природным даром, который, как и все другие, идет от сердца. Впрочем, она была не уверена, что у Софьи есть сердце. Уж больно черствым сухарем она была. – Водяные? Не проблема! – с довольной улыбкой уверенно произнесла она. В чем в чем, а в своем даре она ни на минуту не сомневалась. Если ему поддавались даже толстокожие древние как мир драконы типа Гоярына, то водяные и подавно не устоят перед ее очарованием. Особенно если сильно захотеть им понравится. Главное, чтобы русалки не приревновали, и Милюля не нажаловалась Поклепу, а то от того добра не жди, когда дело касается его любимой русалочки. Но это дело десятое.
А вот Миша, наверняка, не продержится и десяти минут подле меня, чтобы не пытаться как-то оскорбить или задеть, как он это любит делать, - насмешливо заметила Катерина, отвечая разом на все его выпады в ее адрес.

+2

7

Обычно парень избегал долгих взглядов в сторону Кати, да и даже мимолётных, но тут он буквально впился в неё своими глазами, наблюдая за тем, как она меняется в лице. Когда-то он мог угадывать её настроение и мысли по глазам, теперь же от былых способностей осталась только пыль. Но и этой пыли хватило, чтобы парень ухватил нотку разочарования. И эта нотка его привела в бешенство.
Своё обучение на острове парень начинал на светлом отделении, куда позднее распределили и Лоткову. Миша был светлым и ярким мальчиком. Всегда боролся за правду и не терпел несправедливости. Теперь же ему, в сущности, наплевать на то, что происходит рядом с ним. Лишь бы ему жить не мешало. И виновата в этой Катя. После расставания с ней у Чернова всё чаще и чаще стали выходить красные искры. Теперь же он с одинаковым успехом швыряется искрами обоих цветов. Тем более Тибидохс он невзлюбил сразу, мечтая всегда вернуться назад, домой. Но из-за неё продолжил учёбу и остался в магспирантуре.
- Я о тебе тоже. Как хорошо, что ты открыла мне глаза на тебя настоящую. - в тон ей отозвался Чернов, пристально смотря девушке в глаза, слегка прищурив свои.
А Соню тем временем понесло. И понесло куда-то не в ту степь, явно. Куда-то к водяным. И если насчёт всего молодой человек был согласен с рыжим безумием, то вот насчёт водяных...
Ну не хотелось Чернову тащиться куда-то в мокрую местность и терпеть присутствие каких-то там водяных. И тем более наблюдать за тем, как Лоткова будет их охмурять.
- Я бы на твоём месте не был бы так уверен в водяных, Катя. Они всё-таки не наивные малолетки, на красивые глазки не поведутся. Да и ты явно... - парень сделал неопределённый жест рукой в сторону Кати - не в их вкусе. Они предпочитают более хвостатых мадам. А ты им, увы, не конкурентка.
Здравый смысл ещё вопил где-то в мозгу Чернова, что идея плохая и не стоит принимать участие в этом безумие, когда он услышал фразу девчонок про десять минут. Да, он бы не продержался десяти минут рядом с Катей без того, чтобы не наорать или на худой конец не сломать что-то рядом с собой. Да, её общество его тяготит, раздражает и мягко говоря, не радует. Но тут уже пошли принципы.
- Ну, во-первых, этот наш разговор первый за... - парень что-то начал подсчитывать в уме. Он всегда старался избегать Катю, а когда избегаешь человека становится как-то не до разговоров с ним. Поэтому заявление девушке было наглой ложью. Тем более разговаривать с ней ему было не о чем, да и это общение грозило нервным срывом. Все свои отношения они выяснили ещё давным-давно, и выяснять их каждый раз при встрече у Миши не было желания, да и нервы ему дороги. -...ну год так точно. Так что насчёт "любит делать" это ложь. Ну и во-вторых, ещё так выдержу. И даже очень с удовольствием посмотрю, как ты в буквальном смысле сядешь в лужу. Русалки тебя не пожалеют.
Чернов приобнял Самовар и, наконец, перевёл взгляд с Кати на рыжее чудо, которое уже место не могло себе найти на диване от предчувствия незабываемого зрелища.
- А это Кать, ты её завидуешь. У неё зато поклонники с настоящими чувствами. И всё в порядке у неё и со стилем и с поведением.

+2

8

Знаменитую фразу "Остапа понесло" можно было применить и в этом ситуации. Правда непонятно, кто конкретно был "Остапом". Хотя скорее всего, опять таки Самовар. Но Сонька как всегда себя считала "белой, пушистой и невиновной". Закинув ногу на ногу, Соня подняла брови и слушала Лоткову. Если честно, она даже не ожидала такой бурной реакции на свою утреннюю поддёвку.
"Вах, как мило, я и не ожидала, что это настолько её заденет...видимо, это для неё больная тема..."
Душа истинного журналиста тут же закричала "Ура, точно!" и взяла это себе на заметку, поставив галочку. Если настолько задело - значит Самовар "копнула" в верном направлении. И в сотый раз сама того не ожидая нашла тему для новой статьи. О, в этом Соня была везучая...
-Я была о тебе лучшего мнения, Чернов
"Как пафосно! Великолепно, нужно записать это дословно. Но скажем, очевидец Рафаэль это видела из-за угла...а то догадаются ещё" - Самовар уже видела заголовок новой статьи: "Красавице и чудовище в одном флаконе". Хотя нет, это слишком громко для Катьки.
- Я о тебе тоже. Как хорошо, что ты открыла мне глаза на тебя настоящую.
Соня бросила взгляд на Чернова и поджала губы. Червячок сомнения тихо начинал проедать мысленный блокнот. Взгляд Сони был всегда цепкий, иначе бы она не была "Рафаэль" в их газете.  И сейчас этот взгляд зацепил, увы, не новую сплетню. А только боль в глазах, казалось бы, всегда спокойного Миши. Соня помнила его ещё с первого курса. Тогда он был учеником 4 курса светлого отделения, милый, слегка взбалмошный парень. 11-летняя Соня тогда не сильно обращала внимания на старшеклассников, да и те особое внимание "малявкам" не уделяли. Они были просто как "нечто маленькое, бегающее под ногами". Тогда это сильно оскорбляло гордую маленькую Соньку. Но сейчас, иногда цепляя взглядом первокурсников, Самовар ловила себя на мысли, вроде:"Ох, как достали это верещащие муравьи, только мешают!". А ведь когда то она чуть ли не клялась себе, что когда вырастет, не будет такой "взрослой задавакой". Что ж, тут явно работает закон: "Чем выше ты поднимаешься на древо жизни, тем меньше тебе кажутся те, кто внизу". Но всё же впоследствии они познакомились и сдружились. Самовар не попадались никогда раньше такие люди - Миша не только терпел её вредность, но никогда не отступал от своей дружбы. Человек, который если уж назвал себя "другом", то держит эту планку до последнего.
И сейчас в голове появилась статья об этой бывшей парочке, о том, как Миша стал "смешанным магом", а том, как развивались их отношения, и их сегодняшнее препирание, подробное описание характера и душевных переживаний Чернова, вроде бы стойкого парня, неустаявше...Офигенная же была бы статья! Другого слова и не придумаешь. Но...Соня ещё раз взглянула на друга.
"Ох нет, ну не надо..." - Самовар так и не поняла, кому были адресованы эти мысленные слова. Скорее всего, своей совести. Девушка закусила на секунду губу и вздохнула, мысленно комкая несуществующий листочек.
"Ну и не надо! Обойдусь..." - девушка мысленно фыркнула на свою совесть и снова затолкала её далеко и надолго.
-Сонечка, радость моя, у тебя своей личной жизни нет, раз ты так усиленно лезешь в мою? – смерила ее взглядом Лоткова. – Расспроси вон своего закадычного дружка, он многооое тебе поведать сможет. Да, Мишенька?! А ты, небось, и завидуешь-то? Ишь как разошлась… Ну, неудивительно, с твоим-то стилем и поведением, поклонников приходится искать долго и с прожектором, а потом еще привязать к себе, чтобы не сбежали
Голубые глаза "милой девочки Сони" сузились в ехидном разглядывании Кати. Самовар встала с дивана и откинула назад свои волосы.
"О, а ты у нас вот как пошла! Что ж, посмотрим. Переплюнуть главную журналистку всея Тибидохса в ехидстве? Хах, да тебе придётся спуститься с небес на землю, блондинка"
Но внешне Соня только мило и дружелюбно улыбнулась и спокойно сказала:
-Катюша, солнце всей моей жизни, которое, я надеюсь, как истинное солнце будет от меня в 150 миллионах километрах. Такого от тебя даже я не ожидала. Честное слово, моя тёмная душа аплодирует стоя и даже прослезившись. Так подло сказать не могла бы даже я - Соня хмыкнула - Расспросить Мишу? Я, конечно, чёрствая, но не бесчувственная. И даже у меня хватило бы совести не говорить подобные слова в адрес человека, истинную любовь которого ты просто скомкала и выкинула в мусорку, как очередную интрижку. В этом то и беда твоей магии. Ты даже не видишь кто просто увиливает за тобой, закармливая калориями, а кто готов жизнь отдать и без твоей слащавой мордашки и врождённого вуду. Ох, а ладно, я не психолог и не философ. Просто меня это поразило, насколько светлые бывают жестокими. Однако, может быть в этом ты и не виновата - усмехнулась - Не будем заострять внимание на этой теме, таки здесь не подходящее место. Но вот выкручиваться ложью просто глупо. То ты Чернову всякие глупости говоришь, то теперь мне. Во-первых, ну нафига мне, мать моя, искать поклонников? Это что, модный аксессуар аля Лоткова? Я как то и без лизоблюдов проживу. Неужели ты реально думаешь, что я каждый день в панике ищу с фонариком и детектором парней? Это так принято среди девушек? Вах, прости, я не знала, была занята другими вещами. Например, гулянием с лучшими подругами. У тебя то такие есть, Катя? Или их ты тоже приворожила? Хотя скорее, распугала, когда поотбивала их "любовий". Поклонники, Катя, должны сами находиться, как и настоящая любовь, а не "по объявлениям".А насчёт моей личной жизни - довольно улыбнулась. Уж кто-кто, а Соня была девочка самовлюблённая и задеть таким заявлением её было невозможно - Тут ты и сама знаешь, что врёшь.
Соня только хотела сказать про всякие флирты и интрижки, припоминая имена, но в голове предательски всплыл Женя и Соня "прикусила язычок". Больную тему в стиле "да нет у нас ничего!" не хотелось сейчас выставлять напоказ.
- А это Кать, ты ей завидуешь. У неё зато поклонники с настоящими чувствами. И всё в порядке у неё и со стилем и с поведением. - приобнял Миша Самовар. Соня еле сдержалась от самодовольной улыбки.
"Лаадно, так и быть, статью о Мишке точно не будем писать" - совесть удостоилась внутреннего рукопожатия Самовар и полной "амнистии". - " И всё-таки, да, дура Катька - ну как она умудрилась такого человека продинаминить?"
Соня улыбнулась другу и забрала прядь рыжих волос за ухо, промолчав. Да и что тут ещё добавишь? Затем, Самовар снова быстро кинула взгляд сначала на Мишу, потом на Катю.
"Раз уж сказала, поздно отступать" - Соня расплылась в ехидной улыбочке, хотя в душе у неё скребли кошки. Так срываться на Катю, которая, в принципе, была неплохой знакомой? Самовар и сама от себя такого не ожидала. Но в этом уж натура "огненного Рыжика". Сначала срывается, потом жалеет и понимает, что перегнула палку.
"И как меня, такую вредную, друзья терпят?"
-Отлично, ребятки. Идём, прям сейчас и выясним. Думаю, Кощеюшек не сильно расстроиться, если мы всё утро не будем думать только о приезде его высокопоставленной черепушки.
Соня гордо зашагала к выходу из гостиной, как вдруг сообразила, что на ней одна майка. Но дело не в этом - босиком идти как то "не камельфо". Девушка едва не рассмеялась. Настроение, как всегда, поменялось в один миг. Сонька уже хотела обнять всех и со смехом плюхнуться обратно в кресло, как вдруг заметила лицо Кати и Миши. И отнюдь не безоблачные взгляды.
"Упс, мдаа. Как всегда, все что-то слишком много думают..."
Соня вздохнула.
-Секунду, граждане. Я не хочу принимать босиком грязевые ванны...
Самовар пулей ринулась в свою спальню, чуть ли не сбив по дороге двух второкурсников. Еле успев затормозить рядом со своей дверью, Рыжик схватилась за ручку и схватила первое, что попалось под руку - красные, длинные осенние сапоги Шапки, длинной до колен. Даже не задумываясь, девушка быстро, но с титаническими усилиями мышц рук, напялила их на босые ноги, попрыгала, ещё больше тем самым растрепав волосы, и побежала обратно.
"Только б не убили друг друга, только б не убили друг друга, а всё ты, Самовар, только бы не..."
Но оба более адекватных "спорщика" были целыми и невредимыми. Наконец, "экспедиция" направилась ко рву. Некоторые из студентов, а особенно нарядившиеся по случаю "банкетного дня" девушки, смотрели во все глаза на Самовар, с её майкой, сапогами и общей растрёпанностью. Но Соня шла с таким видом, как будто она как минимум спасла мир и надела платье английской королевы. Самовар же, что с неё взять?

+1

9

Отличный заряд бодрости прямо с утра. Лучшего и желать не приходится. Ведро ледяной колодезной воды просто отдыхает рядом с Соней и Мишей, которые, похоже, сговорились испортить ей настроение. Ладно, Соня – у той язык вечно режет как бритва и за словом в карман она не лезет, но Миша! От него она такого напора не ожидала. Какая муха укусила его с утра пораньше? Или он узнал, что она согласилась стать девушкой Баб-Ягуна (что в  принципе неудивительно, учитывая, какой болтливостью отличался ее парень) и теперь пытается задеть ее? Катя удивленно повела бровью и постаралась вернуть благодушное выражение лица, ей еще столько всего предстоит – в том числе и исполнение мечты любой девушки – сыграть Джульетту, что не стоит отвлекаться на всяких там злопыхателей с темного отделения. Все-таки, несмотря ни на что, отделение много значит. И пусть за пять лет они сошлись друг с другом так или иначе, не деля строго: темное/светлое, причины, определившие кого-то изначально на светлое, а кого-то на темное, все еще имеют значение. И такие черты как зависть, эгоизм, себялюбие присущи в той или иной степени всем представителя темного отделения, и с этим, к сожалению, ничего не поделаешь, в этом их сущность.
Ах, ну и прекрасно, я рада, что ты больше не живешь иллюзиями, мой милый друг, - приторно-сладко улыбнулась она Чернову, а затем, отвернувшись, продолжила дегустировать конфеты. В конце концов, не пропадать же добру из-за того, что у кого-то с утра появилось желание почесать язык на ее счет? Но не успела сделать девушка и пары глотков, как Самовар разразилась новой тирадой. Может быть, пару лет назад это все и задело бы Катю до глубины души, заставило бы оправдываться, а, возможно, и даже прослезиться от обиды, но не сейчас. За эти годы на нее успели вылить столько грязи завистницы и обиженные, у которых она увела парней или которым она отказала, что еще один ушат ничего не изменит. Кто бы что про нее не говорил, а о человеке судят по его поступкам. И, не считая случая с Мишей, в ее биографии нет темных пятен и скелетов в шкафу. Но их отношения с Черновым – это исключительно их дело, и лезть туда кому бы то ни было не стоит. А Соня начинала переступать границу. Впрочем, ожидать чего-то иного от нее и не стоило. Катенька, склонив голову, продолжала в пол уха слушать темную и разглядывать ее. Самовар так забавно жестикулировала и так горячо, убежденно говорила, что Лоткова засомневалась, не применяла ли она заклинание оратора? Экзамены на носу, как-никак, а темненькие уж очень не любят напрягаться с учебой. А тут тебе и красное словцо, и многочисленные обороты, и Зубодериха, которая ценит хороший слог. Но все-таки свои подозрения она решила оставить при себе, не пойман, как говорится, не вор.
Красиво рассказываешь, Соня, - в знак похвалы похлопала в ладоши девушка. – Мне сейчас полагается расплакаться от того, какая я бедная, несчастная, самовлюбленная девочка с ненастоящими друзьями и армией, как ты там сказала, лизоблюдов, у которой нет ничего искреннего в жизни, кроме любви к самой себе? – Катя картинно обхватила голову. – [b]Как же мне дальше жить, когда теперь я знаю всю правду о себе! О, мой иллюзорный мир! Ты его только что жестоко разбила[/b]! – не менее картинным пафосным голосом воскликнула она. А затем, подперев рукой подбородок, поинтересовалась: ты закончила расписывать мне мою никудышную жизнь или будешь продолжать? Мне даже стало интересно, что ждет меня в итоге и что же мне теперь делать.
Но если Самовар похоже выпустила весь пар и, по крайней мере, на время ее словесный фонтан иссяк, то Миша только набирал ход. Соня его что покусала и заразила? Сколько времени со мной не разговаривал, а тут наговорился на весь год вперед, видимо. Хотя он же выпускается уже
Не знала, что ты так увлекаешься изучением привычек и предпочтений водяных. Расширять кругозор – это похвально! – одобрила Катенька, напоминая себе, что злиться плохо, гневаться тоже, это нехорошо сказывается на состоянии кожи, прыщи появляются, не говоря о том, что любое проявление негативных эмоций отбрасывает ее обратно в саморазвитии и стремлении к свету. Быть идеальной не только на словах, но и в поступках, мыслях – это гораздо сложнее. Быть хорошей не потому, что это полезно, а потому, что это образ жизни, потому что в этом ее суть, все то, ради чего она все эти годы изгоняла из себя гордыню и зависть, самоуверенность и снобизм, становясь лучше.
Выдержишь? Ну, что ж, прекрасно. Пошлите смотреть, как Лоткова будет «садиться в лужу», чего так хочет мистер Чернов. Люблю, понимаешь ли, исполнять мужские мечты, - с легкой усмешкой пояснила она Соне. Но та ее похоже уже не слушала. Едва услышав их с Мишей «да», пробормотала что-то про грязевые ванны и унеслась в неизвестном направлении, прочь из гостиной, оставив их наедине. Момент, поистине неловкий, но одновременно и подходящий, чтобы расставить все по местам раз и навсегда. Но взглянув на кислое выражение лица Чернова, Катя мигом передумала предпринимать попытки извиниться. В конце концов, он не хотел слушать ее целый год, и не так уж все это было для него важно, значит. И хватит ворошить прошлое, нужно двигаться дальше. А если кто-то не может, это ведь не ее проблемы. И она уж точно не тот человек, который может помочь ему разрешить эти проблемы. А потому Лоткова с независимым видом продолжила дегустировать конфеты, восстанавливая душевное равновесие, которое было пошатнулось от сдвоенной атаки Сони и Миши. Жизнь прекрасна и удивительна, и ничего этому не может помешать, - успокаивала она себя.
Но вот Самовар вернулась, переобувшись в сапоги. Первым желанием Кати были закрыть, открыть глаза и понять, что ей это привиделось. Но по всей видимости, нет.
О, Самовар! – только и сказала она. – Веди нас уже, Сусанин, - не стала девушка зацикливаться на внешнем виде, стараясь только не идти рядом, что было очень даже легко, учитывая, что Соня неслась вперед самодостаточно и вдохновенно, надеясь, что ее спутники не сильно от нее отстанут. Что Лоткова и старалась сделать.

+1


Вы здесь » Тибидохс. Время, назад! » Будни Тибидохса » 3 июня э.г. С женщинами спорят сердцем, а не умом.