Тибидохс. Время, назад!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тибидохс. Время, назад! » Будни Тибидохса » 27 мая э.г. У каждого должен быть скелет в шкафу. А лучше сразу три!


27 мая э.г. У каждого должен быть скелет в шкафу. А лучше сразу три!

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Вид отыгрыша: индивидуальный, закрытый.
Время: вечер, время ужина
Действующие лица: Марина Чудова, Дмитрий Серебряков, Никита Ростовцев.
Предисловие:
Ко умеет не только печеньки на халяву в Тибидохской кухне печь да стены Тибидохские разукрашивать своими лицами, но и пользу обществу приносить. Ну или хотя бы пытаться принести. По крайней мере, именно за этими целями троица из Ко под прикрытием остальных отправилась в комнату одного небезызвестного ученика школы - Шурасика. И вовсе не затем, чтобы знаниями обогатиться...

0

2

Шила в мешке не утаишь, как известно. Вот и Маринке в разгар конца года и подготовки к сдаче экзаменов вздумалось снова поиграть в детективов. Время от времени в ней проспалось желание что-нибудь расследовать, выяснить, докопаться до истины и, обязательно, сделать сенсацию! Ну, а как иначе? Зря силы что ли тратили? Правда, в основном все подобные затеи Чудовой и яйца выеденного не стоило, ведь пока они занимались выяснением, почему у Поклепа трусы в синий горошек, рядом происходили по-настоящему интересные события. Марина кляла себя за слепоту и обещала в следующий раз раскопать уж что-то действительно стоящее! На этот раз повод был более чем весомый – пропажа Шурасика переполошила весь Тибидохс с утра 25 мая, а вчера днем в местной газетенке со сплетнями опубликовали шокирующую новость: старина Шурасик хранил в своей комнате запрещенный артефакт! Выяснить, что же на самом деле случилось с Шурасиком и куда да почему он делся, стало для Марины первоочередной задачей. Сагитировав Ко на данное мероприятие, она предложила план: они с Серебряком и Ником идут проникать в комнату Шурасика, а все остальные прикрывают их за ужином. Лишив таким образом друзей ужина и пережив ворчания вечно_голодного_Димки, она бодро собиралась в поход. Тем более, что ужин – невеликая потеря. У них всегда есть никогда_нескончаемый_запас_печенек, к тому же она, как заботливая подруга, прихватила всем за обедом бутерброды, которые сейчас и раздавала сообщникам. Попасться на том, что у кого-то забурчал живот, требуя еды, - ну очень глупо!
Выждав для верности пять минут с начала ужина, Чудова двинулась к выходу из потайной комнаты. Все опоздавшие должны быть уже в Зале Двух Стихий, и у них есть как минимум полчаса на то, чтобы провернуть свои темные дела.
Ну, Древнир с нами
! – выдохнула она, выныривая в коридор Тибидохса. До Жилого этажа было недалеко – всего один поворот налево и два пролета вверх, и вскоре они уже были на половине темных у комнаты Шурасика и его соседа Ерухимова.
Ммм, - промычала Чудова, глядя на своего «темного» друзей, - может, ты знаешь отпирающее заклинание или какой-нибудь прием взлома комнаты? – уж больно ей не хотелось выпускать красную искру, используя запрещенное заклинание. Но похоже что иного выхода не было. Еще раз напоследок тяжко вздохнув, Марина произнесла: Туманус прошмыгус, - и проскользнула спиной в заветную комнату. Слава богу, второй ее обитатель исправно кушал в Зале или был где-то еще, самое главное, что в комнате никого не было. Не решаясь лишний раз привлекать внимание, она извлекла из рюкзака обычный лопухоидный фонарик, который верой и правдой служил им в ночных вылазках.
Сюда по всему это половина Шурасика, - сказала она подсвечивая на кровать по правой стороне комнаты. На ней лежала, и, видимо, уже не первый день, любимая засаленная рубашка парня, в которой он частенько появлялся на занятиях.
Мм, пожалуй, нужно осмотреть кровать и под кроватью, и обязательно стол, шкаф… Что-то еще я упустила? – она оглядывала комнату, в которой царил полумрак, представляя предметы немного в непривычном и порой сюрреальном виде. Чудова старалась говорить почти шепотом, опасаясь сама не зная чего. Сколько раз они выбирались под покровом ночи, но сердце все по-прежнему екало и нервно стучало. Все-таки не каждый день забираешься в чужую комнату, чтобы обыскать ее. К тому же она ни на минуту не ослабляла бдительности, внимательно прислушиваясь к звукам за дверью. Мало ли кого куда понесет? Нужно быть готовыми ко всему. Думаю, сосед Шурасика не обрадуется, обнаружив в своей комнате троих незваных гостей.
Димка, посвети! – передавая фонарик другу, она опустилась на коленки, решив начать с самого неприятного – осмотреть, что там у школьного гения валяется под кроватью. Может, среди фантиков от шоколадок, найдется какая-нибудь бумажка, прольющая свет на это темное дельце.

+3

3

То, что у Чудовой шило в неположенном месте находится, Дмитрий понял с самого первого дня их знакомства. И убеждался в этом факте чуть ли не каждый день дружбы с Маринкой. Хотя и приближающиеся экзамены, вроде, усмирили пыл начинающей детективщицы, новость о пропаже Шурасика заставила юную Нэнси Дрю, образно, вытащить свою лупу и приступить к расследованию.
И Серебряк с большим удовольствием сидел бы сейчас на ужине в Зале Двух Стихий, уповая на то, что хоть раз им достанется скатерь с тортами, или хотя бы без манки, но он тащился по темным коридорам Жилого Этажа, бурча себе под нос, что второй раз за два дня влезать в истории - мягко говоря, в духе святой троицы Таньки-Ваньки-Ягуна. Они ведь только позавчера получали люлей за свои портреты на стенах Тибидохса. А еще воспоминания от последней их расследовательской деятельности до сих пор чуть ли не в кошмарных снах приходили. Поклеп в незабвенных трусах в горошек оставил неизгладимое впечатление, а Серебряк потом еще сутки ныл про свою травмированную психику.
На самом деле, идя сейчас по коридору рядом с Никитой и Маринкой, он чувствовал азарт. А ворчал, скорее, ради порядка, да и должен же хоть кто-то проявлять хотя бы внешнее благоразумие? Да и оправдываться, в итоге, за всех будет он, в очередной раз применяя дар. А это, между прочим, сложно, Поклеп - не дурак.
К тому же, он чертовски голоден. Молодому растущему организму требуется куча калорий.
- Чудова, если ты решила отомстить мне за все хорошее верной смертью от голода, так бы сразу и сказала.
Парень скользнул спиной вперед сквозь дверь, и оглянулся вокруг. Комната ни чем не отличалась от других спален, те же шкафы, столы и кровати.
Серебряк примерно знал эту историю с непонятным артефактом у Шурасика, и ему на самом деле было интересно, что такое раздобыл заучка. Один из когда-то принадлежавших Шуре артефактов лежал в кармане  Серебрякова - ложка Гумбольта. Он и сам не знал, зачем взял ее с собой, просто поддался порыву. А вдруг пригодится?
- Мм, пожалуй, нужно осмотреть кровать и под кроватью, и обязательно стол, шкаф… Что-то еще я упустила?
- Кто-нибудь помнит, на чем летал Шурасик? Может, у него какой-нибудь футляр от полетного инструмента... - в отличие от Марины, он говорил в полный голос, не опасаясь.
Дима, сколько ни пытался, полетный инструмент проавшего так и не вспомнил, слишком редко его видел на драконбольном поле.
- И нужно будет поискать что-то вроде дневника. Это, конечно, в порядке общего бреда, но все же?
Громкий голос, нарушающий тишину этажа, действовал на нервы, но Серебряка это даже забавляло. Пока бояться было нечего, а вот как закончится ужин, придется притворяться неслышными и незаметными мышами. Сейчас он бы даже свет в комнате включил, но, во-первых, его бы Марина кроссовками забила до полусмерти, и свет в окне навлек бы лишнее внимание.
- Димка, посвети!
Серебряков послушно опустился вслед за Мариной на колени, а потом, недолго думая, разлегся на полу на животе, вытягивая руку с зажатым в ней фонариком вперед.
Фантики, листки бумаги, обломанные перья. Запах стоял тот еще, и Дима никак не мог понять, откуда он идет, за кучей бумажного мусора было ничего не видно.
- Хочешь - не хочешь, а надо, пока есть возможность спокойно шуршать, это все вытаскивать. Хотя воняет оно... вдохновляюще, я бы сказал.
Серебряк, почувствовав под животом что-то колючее, сдвинулся, и тут у него в кармане что-то смачно хрупнуло. Что-то, удивительно напоминающее по звуку сломавшееся печенье. Он замер, а выражение лица моментально сделалось в духе ничего_не_знаю_все_нормально_ничего_не_было.

Отредактировано Дмитрий Серебряков (2014-06-04 16:06:53)

+3

4

Что-то определенно происходило. Это было известно уже давно, да и когда вообще в Тибидохсе было тихо? Рано или поздно могучей кучке ударило бы в голову сунуть нос в тайну случившего и хорошо, что это произошло не в ночь перед тестом, хотя Никита почему-то не сомневался, что движущие силы Чуда вполне могли поднять всех на уши в такой ответственный день. Прочие человеческие ресурсы команды самозабвенно отвлекали внимание от недостающих элементов, что-то тщательно пережевывая, в идеале порядка 80 раз, но нельзя было сказать, что Ник хотя бы самую малость им завидовал, так как приключения случаются, а пища вроде как никуда в свою очередь не убегала.
Выйдя из потайной комнаты, друзья направились к обиталищу всеми любимого Шурочки, надеясь углядеть что-то, скрывшееся от цепких наметанных глаз преподавателей. Прибыв на место, троица остановилась.
- Может, вы знаете отпирающее заклинание или какой-нибудь прием взлома комнаты? – задала риторический вопрос Марина, на что он лишь хмыкнул и последовал за ней сквозь дверь, также выбросив красную искру.
В голове у парня крутилась мысль, которая проводила параллель между их жизнью и популярной лопухоидной игрой, где дают «ачивки» и поощрения за жизнь тру белого мага, который не выпустил ни одной красной искры, имеющей возможность испортить кошерную статистику.
- Мм, пожалуй, нужно осмотреть кровать и под кроватью, и обязательно стол, шкаф… Что-то еще я упустила?
На ходу оценивая фронт работ, девушка раздавала указания.
Пока товарищи опустились на карачки, чтобы обследовать ПМЖ всех детских кошмаров, Ник прошествовал к окну, у которого стоял, заваленный книгами и конспектами, стол. На стене, нежным еще не оформившимся почерком, красовались старые заметки Шурасика, которые он, видимо из-за своей романтичной натуры, не стирал. Ник, глубоко вздохнул и подумал, что сейчас вторгнется в душу самого гениального ученика школы, поворошится и уже никогда не сможет смотреть на него, так как раньше. Он погрузил руку в кучу тетрадей и стал медленно их просматривать, пока не раздался предательский хруст в районе Серебряка.
- Кто слишком много нудел, что рискует откинуть копыта? Ну так, кажется, кого-то взаправду ждет голодная смерть, – насвистывая под нос «Если друг оказался вдруг…» Никита довольно продолжил сканировать стол на предмет интересных зацепок.

+2

5

Марина как заправский детектив говорила четко поставленным шепотом, так чтобы слова были ясны, но не звучали громко. Ей в голову вбилась мысль, что они должны соблюдать всеми правдами и неправдами конспирацию. Ей-то она вбилась, а вот вбить в головы своих друзей Чудова этого не успела Серебряков болтал вслух словно у себя домой. Марина поминутно шикала на друга, но разве того было остановить? Вздрогнув очередной раз от Димкиного голоса, девушка не выдержала и двинула ему локтем в бок. Серебряк притих и покорно полез на пол да под кровать светить и изучать внутренний подмир Шурасика. Тибидохский всезнайка был тем еще поросенком, мягко говоря. Копаться в фантиках от шоколадок, обломках перьев и прочем мусоре желания у нее особого не было, но, как говорится, назвался груздем – полезай в кузов. Марина вытащила из их походного рюкзачка барабанную палочку – кто-то из мальчишек пару лет решил увлечься музицированием и игрой на барабанах, но как-то не сложилось, а палочки остались и использовались по мере надобности в самых разных целях. Она глянула на Никиту, который, по всей видимости, решил проверить предположение Серебрякова и найти блокнотик или какие иные записи Шурасика, которые могли помочь им в выяснении истины. Мысленно одобрив действия друга, Чудова опустилась обратно на колени и, заглядывая под кровать, куда исправно светил Дима, стала тщательно осматривать пространство, отодвигая мусор в одну сторону, бумажки с какими-то записями в другую (мало ли, что там важного?), добираясь до ранее недоступных мест. Внезапно в комнате раздался громкий хруст, заставивший Марину нервно вздрогнуть и удариться головой о кровать Шурасика.
Ай-яй-яй! – вскрикнула она, хватая за лоб. Чудова обернулась, глядя на Серебрякова, который старательно делал вид, что он не причем, но фраза Ростовцева о голодной смерти убедила Марину в том, кто виноват.
Не от голодной смерти он умрет, я его раньше придушу, будет так пугать! – пригрозила девушка. Если честно признаться самой себе, то душа у нее в этот момент ушла в пятки, а живое воображение мигом подкинуло мрачные картины из фильмов-ужастиков, что-то вроде раскрытия портала из потустороннего мира, откуда с хрустом вываливается мертвенно-бледный с синим отливом в грязных одеждах Шурасик. Брр! Ну Серебряк, ну подстава! – но времени у них было мало, и она решила отложить на потом бичевание Димы. На самом деле, Марина порой удивлялась, как ее друзья вообще терпят. В те минуты, когда ее охватывала какая-то мысль, идея, остановить ее было невозможно и Чудова превращалась в сущего тирана. Недаром ее друзья сравнивали с бронепоездом, который сам остановиться не в состоянии, пока топливо не закончится, и то еще не автомате пару сотен метров пройдет.
Ник, ты там что-нибудь нашел интересного? У нас тут куча исписанных и исчерканных бумажек, мы с ними век чувствую разбираться будем, у Шурасика почерк-то не айс, - поинтересовалась она из-под кровати. Прямо откровенных улик под кроватью не наблюдалось, и Марина подумывала покопаться в самой кровати и под подушкой. Серебряков на пару минут затих – видимо, горевал по раздавленным печенькам, но светил исправно, и Чудова старалась побыстрее закончить с этим грязным делом, чтобы перейти к следующему этапу обыска.
Ник, посмотришь еще книги? Быть может, самые последние, которые он смотрел, наведут нас на какой-то след… - размышляла светлая вслух, перелезая через Серебряка ко второй половине кровати. Она недаром в свое время проглотила множество книг про детективов, особенно серию про Шерлока Холмса. До Шерлока ей, конечно, было далеко, но она старалась соответствовать и использовать полученные знания по максимуму. Впрочем, это был ее первый обыск в жизни, и, самое главное, она не знала, что конкретно они ищут. Тем более, что до них тут побывали преподаватели, что тоже накладывало отпечаток. Но внутреннее чутье подсказывало ей, что они найдут что-то интересное, и поэтому Чудова не сдавалась и покорно осматривала сантиметр за сантиметром в поисках улик.

+2

6

- Не от голодной смерти он умрет, я его раньше придушу, будет так пугать!
- Если ты меня задушишь, то кто будет освещать тебе это подкроватное царство? - риторически вздохнул Серебряк, выковыривая из кармана смятую упаковку.
Решение взять с собой печенье было типично серебряковским, бесполезным и глупым, и Маринка его, наверняка бы, подвесила за аппендицит, предварительно вывернув наизнанку, если бы они попались на хрусте печенья в кармане джинсов Серебряка. Не посмотрела бы, что лучший друг, точно подвесила бы! Но есть-то хочется. "И печенье жалко. Блин."
Вновь обративший внимание на непонятную бурду под кроватью, парень почувствовал, что пальцы наткнулись на что-то легкое, сухое, и странно-пугающее по ощущениям. Решив было, на радостях, что отыскал какой-то таинственный артефакт, Серебряк перевел свет фонарика на собственную руку:
- Роди меня обратно, мама. Какая гадость! - чувствуя, как поднялись волосы на затылке, заголосил Дима.
Серебряк совершенно не мужественно завозился под кроватью, пытаясь отползти от только что обнаруженного птичьего скелетика под грудой мусора. Маленький, воробьиный, или, может, синицы. Отвратительный на вид, явно очень хрупкий и старый. Серебряк почти физически ощутил, как у него пропадает аппетит, и вообще желание любого рода.
- Чудова, отвернись от греха. Это явно не с обеда осталось.
Осторожно подцепляя скелетик за ребро, бесперестанно морщась от отвращения, Серебряк вытянул "гадость" из под кровати, чтобы не натыкаться лишний раз.
- Я, конечно, догадывался, что Шурасик даже в глубине души не белый и пушистый, но кости? Ник, только не наступи на это.
Все ведь знали, что кости - основная атрибутика темной, очень темной магии. Пусть, даже и животные, но кости оставались костями.
Дима снова вытянулся по полу, возвращая Чудовой свет фонаря, на время пропавший из-за ярой возни парня. Под кроватью пыльно, под кроватью грязно и просто кошмарно, да и к тому же тут они перевернули уже абсолютно все, что можно.
- Вылезай, Чудова, мы тут все посмотрели.
Если Марина старалась говорить тихо, уподобляясь героям из лопухоидных детективов, то Серебряк разве что не орал на весь этаж, и уже за это его можно было бы поблагодарить.  Взгляд парня, пока он пытался вылезти наконец из под слишком незкой для него кровати, упал на противоположную сторону комнаты, и Дима отчетливо представил себе, как прямо здесь Шурасика засасывает в какую-нибудь магическую воронку, образовавшуюся - а вдруг - под действием какого-нибудь артефакта. Шурасик пропадает, артефакт падает на пол, и, может быть, откатывается на вторую часть помещения? Всякое же бывает, верно?
- Кто-нибудь знает, кто живет с Шурасиком? Может, стоит проверить, что под кроватью его соседа. Правда, если он такой же, как и Шурасик, я желанием не горю, - голос из под кровати звучал глухо, но от того не менее громко.
Вылезший все же из тесной "западни", Серебряк оценивающе глянул на собственную белую футболку. Точнее, на когда-то бывшую белой футболку. Мысленно пообещав себе, что подарит гению школьного масштаба швабру-самомойку, и отряхивая налипший на ткань мелкий мусор, Дима обернулся к Ростовцеву.
- Скажи мне, что ты нашел разгадку к этой тайне, и Чудова больше не заставит нас никуда лезть. Ну пожааалуйста.

+2

7

Как он собственно и думал, тибидохский умник был еще тем романтиком: верлибры,  хокку, танки и еще бог знает какими видами рифмоплетства он баловался. Кому он писал, Ростовцева не сильно волновало, поэтому он просто откладывал бумагу из главной кучи, в кучку поменьше. Множество листов лежали перепутанными между собой без особого порядка, куча неясных пометок, перечеркнутых мест и забавные приписочки с названиями вроде: «Святая любовь», «Страсть касаний», а также цифры, по всей видимости, насчитывающие количество слогов. Даже к стихотворениям он подходил с чисто технической стороны. Никите было его немного жаль. Если Шурасик жив и в недалеком будущем решится на бунт или попытается разорвать шаблон восприятия себя другими людьми, он и это делать будет строго по инструкции, когда напишет выборку схожих ситуаций, закрепленных на бумаге классиками или криминальными хрониками, вычислит среднее и лишь тогда приступит к действию. Никакой импульсивности, никакого простора вариантов отчебучить что-нибудь крайне эпичное в духе Ко.
Когда подельники поинтересовались, не нашел ли он чего, Никита просто не смог удержаться и мысленно попросил прощения у Шурасика за вмешательство в его личную жизнь.
Нашел. Перлы. Вот, например:
«Твои ланиты и уста
Я лобызать готов всегда.»
Или вот эта вещь, помасштабней:
«Бессчетны дни, когда без промедленья,
Я мчался за тобой и, не таясь,
Мечтал что это самое мгновенье
Остановится, вовсе не скупясь.

О время, почему ты так жестоко,
Ну почему так долог этот день?
Ведь без нее мне очень одиноко,
А в голове господствует мигрень.»

Так, тут что-то он начеркал, поэтому пусть будет Марина, – Никита усиленно вглядывался в лист, пытаясь разобрать зачеркнутое обращение, но плюнув, так ничего и не расшифровав, продолжил с зашкаливающим уровнем патетики, –

«Марина, ты сияешь словно солнце,
Ты Персефона в нашем царстве тьмы!
Я лишь толкусь у твоего колодца,
Мечтая докоснуться глубины…»
Аплодисменты, друзья, аплодисменты.

Оценив гениальное творчество Шурочки, Марина попросила:
– Ник, посмотришь еще книги? Быть может, самые последние, которые он смотрел, наведут нас на какой-то след…
Ростовцев плюнул на Шурасикову писанину и сменил объект поисков.  Небольшие по размеру книжные полочки были под завязку набиты таким количеством книг, что даже дураку было ясно, что без пространственной магии тут не обошлось. Справочники, журнальчики, толстенные тома, наверняка из запрещенной секции. «Интересно, если книги будут близки к просрочке, парень восстанет из мертвых чтобы их сдать? Или, может, его за эту самую просрочку Абдулла добьет, контрольным?» Конечно, ни в какую смерть парень не верил, он вообще всеми конечностями был за счастливые концы, но и суеверным Никита ни в коем случае не был, чтобы отказываться от дурацких шуточек, боясь сглазить.
Мысли прервались полным отвращения вскриком Димы:
– Роди меня обратно, мама. Какая гадость!
Серебряков выполз из-под кровати, напоминая серого озлобленного на весь мир утенка, которого, кстати, похоже и держал в руках. Темный даже брезгливо скорчился и отложил его куда подальше, оставив это без комментариев. Наверное, не стоило ожидать от Шурасика с темного отделения желаний придерживаться каких-то сковывающих светлых правил. Кто знает, для чего была нужна эта тушка, но комната обрела какую-то более зловещую атмосферу, потому что неизвестно было, какие еще сюрпризы могли ожидать ребят. В это же время Марина, как всегда, будто бы ничего не произошло, продолжала играть в заправского детектива и осматривала матрац со всех видимых и невидимых сторон. Наблюдая за ее методичной работой неутомимого хомячка, бегущего в колесе, пушистый друг метнул на Ника полный отчаяния взгляд:
– Скажи мне, что ты нашел разгадку к этой тайне, и Чудова больше не заставит нас никуда лезть. Ну пожааалуйста.
Когда Серебряк смотрит на тебя такими глазами, хочется бежать сломя голову, чтобы а) эта психическая атака закончилась, б) чтобы выполнить то, о чем просить обладатель тех самых «кошачьих» глазок.
Так как Дмитрий отрезал путь к отступлению, а черным ходом было окно, Никита предпочел действовать. Светлый почесал затылок и пробурчал под нос:
– Ну, попытка не пытка. Квасис грасис отыскатис, дневник Шурасика!
Перстень сверкнул зеленой искрой и со шкафа у двери, прямо под нос Ростовцеву, спикировала пыльная 96листовая тетрадь с котиками.
Хочешь спрятать – положи либо на самое видное место, либо высоко, где никто не смотрит.
– Товарищи, кажется у нас что-то есть.

+2

8

Обыск проходил, надо признаться, в отчасти и романтичной обстановке: в полутьме, при отблеске фонарика, Никита с чувством декламировал стихотворения, вышедшие из-под руки великого, но непризнанного гения поэзии Шурасика, Чудова и Серебряков романтично шуршали под кроватью и лежали плечо к плечу – ну чем не сцена из мыльной оперы? Разве что Димка, далекий от романтики как орангутант от этикета, с чисто научным интересом разглядывал извлеченный скелет птички и перепрятывал его в более надежное место, подальше от Маринкиного взгляда. Чудова, конечно, истеричкой не была и в обмороки при виде мышек и пауков не падала, но, повинуясь другу, даже не поглядела в сторону этого нечто, а потому избежала нелицеприятного зрелища. Когда Ростовцев перешел на стихотворение, посвященное, по его словам, некой Марине, пятикурсница недовольно сморщилась, но воздержалась от комментариев. Никита был любитель подколов, и это было вполне в его духе, чтобы реагировать, тем более в такой ситуации.
Вылезай, Чудова, мы тут все посмотрели, - подвел тем временем Дима итог их трудам. Труды, к Марининой печали были напрасны, и даже пошли во вред – Серебряков был весь в пыли и местами даже в грязи, и она не сомневалась, что выглядит аналогично. Никитос поступил очень благоразумно, отправившись к столу и предпочтя книги мусору. Впрочем, втроем под кроватью им было делать и вправду нечего, они с трудом поместились на полу с крупногабаритным Димкой, если бы еще к ним добавился далеко не тощий Ник…
Пока Ростовцев исполнительно копался в книжках, Чудова не менее исполнительно копалась в постели Шурасика. Впрочем, умник, угодивший накануне пропажи в магпункт, явно давненько не ночевал в своей кровати, оставшейся нетронутой несколько дней, и кроме грязных носков она там ничего не нашла.
Ерухимов, насколько я помню, - шепотом ответила Марина, делая небольшой перерыв и наблюдая, как Ник успешно изображает книжного червя, копаясь в несметных запасах книг. Полка выглядела как будто бы небольшой, но ее друг извлек оттуда уже не один десяток книг, а они все не кончались. Явно не обошлось без пятого измерения… Это же Шурасик, ему все мало! Говорят у дураков мысли сходятся, а у лучших друзей и подавно. Троица сыщиков, не сговариваясь, пришли к одному мнению – без пятого измерения тут никак не обошлось, а значит искать среди книг Шурасика то же самое, что и в библиотеке Абдуллы. Ростовцева такая перспектива явно не радовала, Серебряков и вовсе картинно строил рожи и молил богов, чтобы она не заставила его лезть куда-то еще.
Мы еще шкаф не смотрели! – зловеще намекнула Маринка Диме на следующий объект обыска. Ишь чего, разворчался! Небось потому что печенье раздавил, а есть хочется. Чудова коварно молчала, что у нее с собой в рюкзаке еще пара бутербродов, надеясь употребить их потом, по окончанию миссии.
Товарищи, кажется у нас что-то есть, - возвестил Ник, выбросив искру в поддержку поискового заклинания. Девушка немедленно метнулась к нему, чтобы убедиться самолично. Он уже начинал листать тетрадку, пестревшую пока пустыми листами.
Охраняющее заклинание? – вопросительно посмотрела она сначала на Никиту, а потом на Диму.
В этот миг в коридоре неожиданно раздался шум, и Чудова испуганно замерла. Увлеченные поисками, они не заметили, как пролетело время ужина, и вполне возможно, что сосед Шурасика вот-вот вернется в комнату. Друзья, находившиеся в Зале, должны были их предупредить, когда тот выйдет из Зала, но Марина поставила зудильник на режим без звука, а подпрыгивание тарелки в рюкзаке они могли и не заметить, ибо рюкзак лежал в стороне, сброшенный в первые минуты.
Я в комнату, - раздался громкий голос за дверью, в котором она признала Ерухимова, соседа Шурасика.
О боже, я балда! – сокрушилась Марина, понимавшая что из-за ее чрезмерной предосторожности, они упустили сигнал – в том, что друзья пытались до них дозвониться, она не сомневалась. Но посыпать голову пеплом было некогда. – В шкаф, быстро! – шикнула девушка, первая открывая дверцу шкафа Шурасика и таща за собой Никиту с ценной находкой. Она планировала, что они поместятся здесь все втроем, да еще и с комфортом – Тибидохсовцы частенько использовали пятое измерение в своих шкафах, узких по размеру, чтобы занимать мало места в комнате, но широких по наполнению. Но старина Шурасик был не из таких. Он пять лет пользовался одними и теми же брюками, увеличивая и обновляя их за счет магии, и, в отличие от многих, частенько ходил в оранжевой мантии. Гардероб его был скромен, что Марина и оценила, находясь в шкафу. Они с трудом поместились здесь с Никитой, но Серебряков был малость качком и не проходил в шкаф даже один.
Дима, кровать! – пискнула Чудова, глядя, что дверь открывается. Сердце уходило в пятки. Дверцы шкафа плотно закрылись и держались изнутри.

+2

9

- О боже, я балда!
- Неужели ты это осознала! - букрнул Дима, заметавшись по комнате.
Он помнил, какой у Шурасика "вместительный" шкаф, был у него как-то в комнате, еще при живом хозяине, а потому даже не сомневался, что его, как самого рыжего, выгонят под кровать. Под которой, между прочим, тоже не слишком много места, чтобы разлечься с удобствами.
Он услышал шаги так не вовремя наевшегося соседа Шурасика одним из последних, да и никогда Серебряк не отличался такой уж быстрой реакцией, а потому, когда дверь уже начала приоткрываться, и полоска света из коридора уже упала на пол, он только бухнулся на колени, создавая при этом жуткий звуковой эффект, и с несвойственной ему ловкостью змеи вкатился под кровать, обреченно ощущая носом запах проклятого скелетика.
Сердце колотилось где-то в горле, Серебряк напряженно следил за тем, как полоска света расползалась по полу и на ней уже образовывалась жутковатая тень. Перед носом оказались чьи-то кроссовки, по всей видимости, небезызвестного Ерухимова.
Заметил, или нет? Услышал, или нет? Тьма кромешная, а Серебряк почти успел, и лежал сейчас, боясь даже выдохнуть лишний раз. Тошнотворный запах дурацкой птички, точнее того, что от нее осталось, отбивал всякий аппетит, и о запасе провиантка думать не хотелось, но пачка раздавленного печенья грозила хрупнуть от каждого неловкого движения, все таки, шуршащая облочка - это вам не хухры-мухры.
Ботинки ходили по комнате, и явно недоумевали, что за звук они слышали только что, при входе. Серебряк же клял свою грациозность, явно доставшуюся какими-то обходными путями от бегемота - проказница пробабушка, не иначе, - и судорожно думал о том, что. Ну залезли они в шкаф, под кровать, и чего? А если этот несчастный не угомонится? А если его Шурасик покусал, и будут ботинки ходить по комнате и сидеть за столом, заниматься, всю ночь?
И не дай Сарданапал не в меру любопытным Ботинкам заглянуть под кровать - Серебряк за себя не ручался.
Пожалуй, после того, как Поклеп чуть не зомбировал их за стены, такой косяк им не простят.
Аккуратно, по миллиметру, Дима отползал в сторону, к стене, чтобы, если что, его было не различить в подкроватной темноте.
А в конце концов, никто не отменял вариант с выскакиванием из под кровати с каким-нибудь диким воплем, типа, молилась ли ты на ночь, Дездемона? И с последующим припечатыванием несчастного Пундусом.
Серебряк вдруг позавидовал Чудовой с Ником, в конце концов, они там вдвоем, на крайняк, не скучно будет и всю ночь провести, а ему что? Он попытался представить зажатых сейчас в тесном шкафу Маринку с Ростовцевым, и ему вдруг сделалось отчаянно смешно, как это всегда - всегда! - случалось в критических ситуациях, что обычно и "палило" всю команду.
Когда из под кровати донесся какой-то подозрительный, хотя и слабо различимый звук, напоминающий одинокое хрюканье, ботинки замерли напротив кровати Шурасика.
Серебряк задержал дыхание, хотя его разрывало от желания истерически заржать в голос.
Поищите еще такого идиота. Найдете? Думается, что нет.

+2

10

Чудова, с глазами по пять копеек, отчаянно ворвалась в «Нарнию» шурасикова шкафа и за ворот рубашки втянула туда и Никиту. Серебряку досталась нелегкая доля расположиться с комфортом прямо под редким примером человеческой чистоплотности, и тут дверь коротко скрипнула, извещая, что Ерухимов вошел.
Да, если Дима имел возможность счастливо протянуть ноги, то Марина с Никитой сидели (стояли?) в такой извращенной позе, что впору было с первого взгляда подумать, что в шкафу от мужа прячется жертва чьих-то извращенных вкусов,  сиамский разнополый близнец. Радовало лишь то, что тетрадь не осталась снаружи, и они успели прикарманить и ее.
Святослав озадаченно вышагивал по комнате и, с одной стороны, хотелось, чтобы он куда-нибудь прижал свою пятую точку, а с другой звук шагов хотя бы извещал, что он не вперился в шкаф глазами и не обнаружил внутри незваных гостей.
Чем больше времени проходило, на деле, конечно, от силы пара минут, тем больше всяких замечательных идей приходило Нику в голову.  Вот вылез бы он в окно,  проскочил комнату Курло и Елизаровой, да к Серебрякову залез. А потом пришел бы, нашего красавчика поговорить куда отвел, да ребята под шумок выбрались бы. Однако, жизнь слишком непредсказуемая штука, наверное, такое ощущение создается именно за счет того, что Мойр по древнегреческим мифам было три. А с учетом того, что это женщины, так тут вообще простор для вариантов. Сегодня одно – завтра другое, никаких повторов, сплошной эксклюзив.
Никита мысленно вздохнул. Он был слишком молод, не все слова сказаны, а тетрадь, во вспотевшей от нервного ожидания руке, рисковала с громким хлопком свалиться. Нужно было думать о настоящем, на крайний случай о будущем.
Зудильника у Ростовцева с собой не было, был ли он у Димы неизвестно, но уж если вещи их «чуда» остались валяться посреди комнаты, тогда все слишком плохо и скоро их обнаружат. Первой на ум сразу же приходила цитата из культового лопухоидного мультфильма: «А мы тут… плюшками балуемся!»
Словно прочитав мысли Никиты, снаружи кто-то прыснул. Шаги приостановились, и парень затаил дыхание.
– Шурасик?
Ник шепнул насколько мог тихо:
– Ну, Марин, чего делать будем?
Напряжение нарастало. Ростовцев нежно дышал подруге в шею, левой рукой упираясь в потолок у нее над головой, чтобы не упасть.
Если бы не вся эта смехотворная ситуация, за такое можно было не смешно отхватить от Калугина.
Никита ничего не мог с собой поделать и хохотнул вслед за Серебряком.

Отредактировано Никита Ростовцев (2014-07-01 07:28:17)

+2

11

В шкафу было тесно. Душно. Ростовцев пыхтел на ухо так, словно только что пробежал десять километров. Марина на какое-то время и вовсе забыла дышать: сквозь щелку в шкафе она с замиранием сердца следила за Димкой. Успеет – не успеет? По большому счету, ничего смертельного в том, что их обнаружат в чужой комнате, нет. Это, конечно, нехорошо – без спроса залезать в жилище своих соседей, и карается суровым наказанием от Поклепа, но ничего смертельного в этом не было. За тем небольшим исключением, что не так давно они разукрасили стены Тибидохса своими плакатами, залезли в комнату пропавшего при загадочных обстоятельствах ученика и у завуча на них давно точится зуб. И, так сказать, по совокупности нарушений им грозит что-то значительное. Например, перевод на темное отделение. Серебрякову-то ладно, он уже и так там, а вот им с Никитой… Чудова даже вздрогнула от такой перспективы. И дело даже не в том, что темное отделение такое уж плохое, в конце концов, ее лучшие друзья учились там, и это ничего не меняло в их отношениях. Но одно дело дружить, а другое дело самой стать одной из них, и пустить таким образом тьму в свою душу. Перспектива Марину не радовала от слова совсем, и поэтому так важно было сейчас, чтобы сосед Шурасика не обнаружил ничего лишнего в комнате. Например, скрючившегося под кроватью Серебрякова и двух оболтусов с пятого курса, изогнувшихся в немыслимых позах в шкафу.
Едва дверь комнаты окончательно открылась и стали раздаваться шаги уже непосредственно в ней, как Ник перестал пыхтеть и даже, кажется, шевелиться. Марина мысленно понадеялась, что с ним все в порядке и от недостатка кислорода не случилось ничего ужасного, а сама продолжала вглядываться в узкую щель в дверце шкафа. В обзор попадал только угол кровати Шурасика и кусок пола, Димкина макушка мелькнула перед ней незадолго до того, как друг скрылся под кроватью. И так как Ерухимов не издавал никаких удивленно-возмущенных звуков, Чудова сделала вывод, что Серебряков успел спрятаться. Древнир его побери, этого Ерухимова! И чего ему в Зале Двух Стихий не сиделось? Мы ж уже почти закончили, а теперь жди, пока его Святейшество соберется выйти из комнаты, - возмущалась про себя девушка. А если он не соберется выйти? О, неужели нам придется торчать тут до глубокой ночи?! В этот момент такая перспектива была еще более пугающая нежели перевод на темное отделение. Ибо перевод – это все-таки одна из возможностей, а торчащий весь вечер в своей комнате Святослав – пугающая реальность.
Ну, Марин, чего делать будем, - внезапно раздался над ее ухом голос Ростовцева, о котором она ненадолго забыла, погруженная в свои мысли. Так и инфаркт заработать можно! Но ничего, и не из таких передряг выбирались! Марина от всей души пожалела, что с ними нет Мороза, недаром считавшегося мозгом Ко, который был способен придумать простое и очевидное решение в то время как она вечно изобретала нечто замудренное.
Запулить в него храпундусом? – также шепотом предположила Марина после некоторых размышлений. Как ей казалось, это было самым простым в данной ситуации решением. Можно было, конечно, выскочить из шкафа с воплями: ЭТО ОГРАБЛЕНИЕ, ВСЕ НА ПОЛ, ДЫРКИ ОТ БУБЛИКОВ НА СТОЛ, или что-нибудь в таком же духе. Главное при этом успеть натянуть шапочки с прорезями на голову и хап-цапнуть пистолет. Но так как ближайшее хранилище оружие находится где-то на материке, пистолет будет добираться долго и с приключениями, а действовать надо быстро и четко. В общем, на самый крайний случай сойдет, если все остальное не прокатит.
Ой, - шепотом пискнула Марина, завидев тень над кроватью Шурасика, заинтересованно остановившуюся там. Серебряк! Хрюканье друга они расслышали даже в шкафу, еще бы Ерухимов им не заинтересовался. А вслед за Серебряковым хрюкать от смеха стал и Ростовцев, да еще так громко (даром что аккурат над ухом Чудовой)! Это провал, - пронеслось в ее голове. Марина изо всех сил вцепилась в дверцы шкафа, собираясь оборонять их место укрытие до последнего шурупа и попутно пихнув локтем Ника, чтобы тот прекратил сотрясаться от молчаливого хохота. Нашли время ржать! Вот обнаружит их Ерухимов, будет веселуха. С Поклепом и склизняками

+2

12

На кого-нибудь когда-нибудь разве действовала накаленность ситуации отрезвляюще? Если и да, то не на Серебряка, так точно.
Он, может, и успокоился бы. Не, ну, правда, успокоился бы, как только увидел ботинки Ерухимова прямо у себя под носом. Но тут из шкафа донесся звук. Звук, снова зародивший в животе искорки смеха. Ростовцев, то ли тихо сам с собою ржал, то ли услышал Диму - неясно, но он точно смеялся, подхватив веселье от Серебрякова.
Ситуация, вот ситуация-то! Как в американской комедии. И смешно. Так, что аж дыхание спирает - Серебряк все пытается себя сдерживать.
А Ботинки в то же время задумчиво потоптались рядом с кроватью и двинулись в сторону шкафа, откуда донесся новый звук.
У Серебряка на глазах аж слезы выступили, и он, ощущая себя полным психом, замер, ткнувшись носом в рюкзак Марины, и напряженно наблюдая за передвижением Ботинок по комнате.
В конце концов, ну, что им сделает Ерухимов? Неужели побежит жаловаться на них Поклепу или Сарданапалу, мол, злые-презлые Ко в его комнату забрались, устроили обыск, вынесли коробку с драгоценностями прабабушки-хмырихи, и вообще!
Хотя, Ерухимов может и пойти. Тем более, они тетрадку стырили. Трындец их расследованию пропажи Шурасика, если так со всеми вещами и окажутся у Сарданапала у кабинете.
Зомбировать - не зомбируют, но Ростовцева с Чудовой со светлого точно пихнут, еще после сеанса ночного рисования обещались. А это уже точно нехорошо.
Ботинки тем временем истуканом замерли перед шкафом. Может, ему, Серебярку, и удалось бы заболтать Ерухимова, если бы они все вразнобой не бросились кто куда, прятаться. Выдал бы что-то типа, о, друже! А мы как раз тебя ищем, проводим исследования песочных червей на пляже, пошли с нами? Почему после ужина? Так они. Это. Только в сумерках и появляются, да, особый вид!
А так, ну совсем дурацкая ситуация.
И смешно до сих пор. Сарданапаловы подтяжки!
Делать что-то надо. Надо что-то делать. Серебряк осторожно вытягивает руку, вытирая об джинсы запылившееся под кроватью кольцо, и, пока Ерухимов не перешел к более решительным действиям, парень высунул переднюю конченость из под кровати.
- Пундус храпундус, - как можно тише.
Красная искра беззвучно скользнула в сторону Ботинок, несколько секунд ожидания, и вот вам, пожалуйста, на все готовый, сонный "труп" Ерухимова, который даже не вспомнит, что что-то слышал, на следующее утро.
Серебряк немедленно выкатился из под кровати, выдыхая наконец и разражаясь приступом истерического смеха, не вставая с пола.
- Выла... Аха... Зьте... Ыыы...
Враг спит, и в его комнате можно шариться ночь напролет, а можно и не шариться, и вообще. Они вроде нашли все, что им нужно, нет?

+2

13

Хрюкнув, Никита уже подкоркой чувствовал, что пути назад нет. Ну и что, собственно, они сделали? Вот именно, ничего такого!  В то же время половицы рядом со шкафом скрипнули, и щель от света загородил Ерухимов, приблизившийся к разгадке о происхождении домашней фермы пяточковых. Марина отчаянно затаила дыхание, и Никита был уверен, что она начала постепенно белеть. Сзади же, будто решив сбить Святослава со следа, заразительно заржал главный коняга их Ко. Но не успел сосед Шурасика обернуться, как звучно грохнулся на пол под воздействием сонного заклинания. 
Смогли! Хотя… Когда у них что-то не получалось? Из-за дверей послышался голос Серебрякова перемежающийся с истерическим хохотом:
- Выла... Аха... Зьте... Ыыы...
Ростовцев толкнул дверь и Марина облегченно выдохнула. Друзья вывалились из шкафа.
- Давайте его хоть на кровать переложим, мол, так и было? – предложил Никита, наклоняясь над спящим красавцем.
В итоге у ребят были: дневник Шурасика, отрубившийся свидетель и труп маленькой птички, что все еще красноречиво напоминал о своем присутствии интересным ароматом. Обернулась ли успехом миссия, Ростовцев оставил рассуждать главе отряда отчаянных парнокопытных.  Сам же парень руководствовался правилом, если можно так сказать: Фан ради фана. Потому просто радовался, что пока все шло вполне нормально и Поклепом все, ха, не закончилось.
- Марина, нужно бы проверить его, перед тем как открывать, а то, мало ли, чем обернется наше любопытство. А, кстати, помните ту историю, как Жикин в шкафу у Свеколт материализовался? Вот смеху было бы, если бы он сейчас к нам пожаловал. Нарния не Нарния, а свои секреты даже у этого шкафа теперь есть, - хмыкнул Ник, хватая Славика за ноги.

+2

14

Обстановка накалялась. Чудова держалась за дверцы так крепко, что кажется слилась с ними совсем. Ростовцев вроде бы успокоился. По крайней мере, он перестал так отчаянно ржать ей на ухо и даже почти не трясся. Ситуация, конечно, комичная. Один здоровый лоб – магаспирант-первокурсник, пример для младших курсов, лежит под кроватью в пыли и в обнимку с трупиком птички, два пятикурсника-выпускника, взлохмаченные, в черт знает каких позах, скрючились в шкафу. Сразу видно интеллект и высокий уровень образованности. Из-за необходимости держать дверцы изнутри, она не могла больше наблюдать в дырочку, что происходит в комнате и томилась от полной неизвестности. Время, как холодные макароны, тянулось крайне долго. По внутренним Марининым ощущениям Ерухимов уже давно должен был вцепиться в дверь шкафа и пытаться открыть ее изо всех сил, но он почему-то этого не делал. Наверное, потому, что на самом деле прошло всего полминуты, показавшиеся ей вечностью. Внезапно раздался глухой стук, Чудова вздрогнула. Что это такое? В голове пронеслись тысячи вариантов, но тут они услышали ржущий голос Серебрякова, велевший вылезать. Ник толкнул дверцы, в которые вцепилась Марина, и они вывалились из шкафа. Причем Чудова в прямом смысле вывалилась, державшись за дверь по инерции.
Ой, ай! – вскрикнула она, ударившись коленкой о пол. Ну вот, какое приключение без синяка? В ногах она к тому же запуталась в какой-то шмотке Шурасика, и теперь сидела связанная этим на полу, пока ее друзья истерично ржали. Девушка истерично похихикала вместе с ними, но скорее с того, как Серебряк, лежа возле кровати, забавно дрыгал ножкой, пока ржал. Боль в коленке неплохо так отрезвила Марину, отбив у нее желание хохотать и добавив желания выбраться отсюда, наконец. Романтичная вылазка на обыск в духе детективных историй оказалась не такой уж романтичной и увлекательной, как ее описывали в книгах. Или им просто не повезло? Ведь недаром говорят, что первый блин комом.
Хорошая мысль, Ник! Так он, если что и вспомнит, то посчитает, что это ему все приснилось, - рассуждала она, глядя как ее друзья пыхтят, подымая тяжеленького Ерухимова, и забрасывая его на кровать. – Можно, конечно, было его еще и раздеть, но… обойдется! – Чудовой не очень хотелось выступать в роли заботливой мамочки-девушки-женушки, которая раздевает своего уснувшего посреди комнаты муженька. Калугин ей как минимум этого не простит.
Ну, извини, Никит! В следующий раз так и поступим, когда к кому-нибудь в комнату тайно заберемся и будем шариться там, а как хозяин нагрянет, так первым делом проверим вместимость шкафа! – недовольно пробурчала она. Мало того, что они торчали там скрючившись в тесноте и духоте и что, вываливаясь, она получила удар коленкой об пол, так еще и виноватой осталась. Справедливость? В круглогодичном отпуске!
Вот кстати Жикина нам там и не хватало, как раз. Он наверняка бы оценил это сообразим на троих в шкафу, - хохотнула Марина, освобождая свои ноги от рубашки главного умника Тибидохса. Рубашка доверчиво вцепившаяся в ее голень, напоминала верную собачонку, оставшуюся без своего хозяина. Не удивлюсь, если Шурасик ее как-то заколдовал на нечто подобное. Он же у нас вечно от одиночества страдает из-за высоты своего ума.
Так, дневник есть, что еще полезного может здесь быть? В кровати ничего такого, под ней тоже, среди бумажек на столе в основном куски лекций и стихотворные произведения… Книг великое множество и среди них найти что-то вручную нереально. Шкаф… то, что там не нашли преподаватели, радостно вытоптали мы с Никитосом.
Кажется, мы осмотрели все, что можно. Если только Шурасик не делал супер секретных тайников, которые мы все равно не взломаем, так как они защищены какими-нибудь смертельными заклятьями. От Шурасика можно всего ожидать. Надо двигать отсюда, да так чтобы нас никто не заметил… Ник, глянь, что там за дверью происходит, - попросила она, вставая, наконец, с пола при помощи Серебряка.

+2

15

- Давайте его хоть на кровать переложим, мол, так и было?
- Ага. Я не я, и лошадь не моя. Какой Ерухимов? Да не знаем мы никакого Ерухимова.
Все еще не оторжавшийся Серебряк подхватил инициативу Ростовцева, хватая незадачливого  Шурисика за руки. Совместными усилиями спящая туша была перенесена на кровать. Серебряк даже ботинки с него стащил, ну, чтоб правдоподобнее!
Бросил обувку рядом с его кроватью, и оглянулся.
Пока Ник с Чудовой переговаривались, составляя планы на последующие несанкицонированные проникновения в комнаты учеников, Серебряк носком ботинка затокал труп птицы обратно под кровать вместе с горой вытащенного оттуда мусора, подальше, к стенке. Поправил какие-то конспекты на столе, по памяти восстанаваливая изначальную картину, и выгреб из под кровати Шурасику  Марины.
Попутно отряхнулся, насколько это было возможно, от пыли которой набрал на одежду под многострадальной кроватью. Мистер Проппер, блин. Чтобы было чисто, зовите Чудову и Ко - под кроватью поваляются, по полу покатаются, в шкафу тоже всю паутину и пыль соберут, совершенно бесплатно! Только химчистка за ваш счет.
На самом деле, вроде, не так уж и плохо сходили? Получили дневник, и, может даже узнать что-нибудь стоящее получится. Например, какие у Шурасино были планы, или какие он проводил опыты. Или подробности их со Свеколт личной жизни.
Серебряк ухмыльнулся тихо сам с собою, предвкушая чтение шурасиковых мемуаров. Вроде, все убрал.
- Ник, глянь, что там за дверью происходит.
- Осторожно только. Мы, конечно, объясним, что забыли в комнате у Шурасика после ужина, но это будет не очень удобно.
Серебряк закинул на плечо Чудовскую сумку. Фиг с ней, с раненой, только что костями гремела по полу. Дневник взяли, своего ничего не забыли, лишнего не  стащили. Осталось только смыться, не спалившись. Зато, будет что детям рассказать, да! Ну и пусть коллекция "рассказов" и без очередной вылазки была обширной. Когда это мешало?
И вообще, сейчас хотелось только пожрать и сесть куда-нибудь, выдохнуть, наконец. И дневник этот прочитать. Если там и правда окажется только личная шурасикова жизнь, - что, на самом деле, маловероятно, - он будет дико недоволен.

+2

16

Пока Марина обиженно потирала колено, Серебряков явил товарищам  тщательно скрываемую до этого внутреннюю домохозяйку  и прибрал наведенный ими бардак. Никита оценил, какого золотого парня отхватила Аринка и даже немножко ей позавидовал.  Ну, еще бы, силен, неглуп, хозяйственный, ответственный… Что еще нужно для идеальной совместной жизни? 
В то же время Никита задумался о себе, однако, назло или к счастью заурчал живот.
– Дмитрий, где ваше печенье, оно живо? Я бы реквестировал его пока не поздно, желудок, кажется, начал поглощать сам себя, – с каменным лицом поинтересовался Ник, он еще помнил, как просмеивал Серебряка.
Хотя этот вопрос был скорее риторическим, Ростовцев уже представлял, как врывается в штаб-квартиру их бесшабашной команды и опустошает запасы мучного.  Шоколадное… Эх.
- Ник, глянь, что там за дверью происходит.
- Осторожно только. Мы, конечно, объясним, что забыли в комнате у Шурасика после ужина, но это будет не очень удобно.

Никита кивнул.
Приоткрывая дверь, парень задумался о системе защиты тибидохской жилплощади. Снаружи не впускает – изнутри, пжалста. Надо будет подкинуть Морозу мыслишку о двойном заговоре двери. Так, на всякий пожарный.
По жилому этажу курсировали ученики, однако мало кого интересовал синий глаз Ростовцева, таинственно маячивший за дверью комнаты Шурасика, разве что Лоткова проскочила мимо, бросив заинтересованный взгляд. Парень кокетливо улыбнулся, но она уже исчезла из поля зрения. Когда «московское движение»  прекратилось, Ник снова кивнул.
Все чисто, товарищи аферисты, кажется, можем выдвигаться.
Конечно же, его просто разрывало от желания погрузиться в тайны, которые были припрятаны на пыльной антресоли, но, сколько злодеев полегло, потому что любили долгие монологи о своем величии? Сколько воров пересажали за стремление поиграться чужими вещами и вкусить роскоши… Все эти мысли в голове Ника роились и с неудержимой силой размножались пАчкованием, но парень оборвал их, мысленно поставив диагноз: Наверное, просто есть хочется.
Приятных снов, спящая красавица, – сказал на прощание он случайному свидетелю и, предвкушая, как они будут красочно расписывать приключение перед остальными, Ростовцев выскочил за дверь.

Отредактировано Никита Ростовцев (2014-07-31 21:49:08)

+2

17

Как показывала практика – залезть куда-то гораздо проще, чем вылезти. Пока все радостно гремели ложками-вилками в Зале Двух Стихий, миссия была вполне выполнима, но ранее появление Ерухимова, заставившее Ко попрятаться по всем возможным углам и долгих и томительных пятнадцать минут едва дышать, чтобы не спалиться, нарушило все их планы. За все то время, что они торчали в шкафу и под кроватью, а потом убирали тело Святослава, обитатели школы успели набить свои животы и разбежались кто куда. Жилой этаж радостно гудел, Марина и, не открывая двери, могла сказать, что там за ней полно народу, который бегал туда-сюда по своим делам. С другой стороны, в толпе проще затеряться, чем вывалиться на чьих-то глазах из чужой комнаты, - рассуждала Чудова, отряхиваясь от налипшей пыли и паутины. Нужно же хотя бы попытаться выглядеть прилично, а не так, что за версту всем стало бы ясно, где они шарахались все это время.
В том, что Серебряков объяснит, что они здесь забыли, она даже не сомневалась. Димка не стеснялся использовать свой дар налево и направо, не раз спасая их от возможного наказания. Быть может, если бы он не попадал постоянно в подобные ситуации, его дар убеждения не был бы настолько развит, но накопленный с годами опыт определенно играл им на руку – даже Поклеп Поклепыч в последнее время предпочитал не выслушивать объяснений от Серебрякова.
Отлично, - с облегчением выдохнула Марина, дождавшись отмашки Ростовцева, брошенного на амбразуры. Им по большому счету добраться только до комнаты Серебрякова, а там уже можно не скрываться особо. Мало ли что они могут делать в комнате друга. Да хоть на ушах стоять, кто им что скажет? Комната Димки как раз удобно располагалась неподалеку, и по идее, там их и должны ждать остальные члены Ко, если, конечно, нервный Феодор, сосед Димы, не повыгоняет всю их дружную компашку слоняться где-нибудь в другом месте. Впрочем найти вторую половину Ко не представлялось настолько сложной задачей, как выбраться из этой комнаты. Давненько, надо признаться, они не попадали в такой переплет. Вылазка к стенам Тибидохса стоит особняком. Они и до этого сбегали на Лысую Гору, так что маршрут выхода отработан едва ли не до автоматизма. А уж расписать красками под покровом ночи и при свете луны – это не настолько сложная задача для магов-выпусников и одного магаспиранта.
Никитос закончил разведку боем и, махнув рукой на прощание бодро храпящему Ерухимову, первым вынырнул на свободу. Чудова двинулась было вслед за Серебряковым, но снова запуталась в рубашке Шурасика, которую она, отвлеченная происходящим у двери, забыла запихать обратно в шкаф. Димка еще не успел открыть рот, а она уже слышала его ворчливое «Чудова, ну сколько можно ковыряться!». Махнув рукой, Маринка прихватила рубашку и, сворачивая ее на ходу в небольшой рулончик, в два шага оказалась возле двери. Никита предусмотрительно оставил ее приоткрытой, чтобы им не хвататься за ручку. Серебряк, контролировавший происходящее за ней, уловив момент, мигом распахнул дверь и пихнул туда Чудову. Марина, стараясь делать вид, что она тут неторопливо прогуливается и вообще ищет Ростовцева, чтобы отдать тому рубашку, которую держит в руках, направилась к Никите, прогуливавшемуся в паре метров с абсолютно невинным видом.
Ну, теперь дело за Димой, - шепнула она другу, подходя к нему. На ее появление из комнаты никто не обратил внимания. По крайней мере, на первый взгляд все оставались на своих местах и никто не бросился с воплями – вот они, вот они нарушители спокойствия! Марина с напряжением следила из-под приопущенных ресниц за дверью комнаты Шурасика, ожидая появление Серебрякова, старательно делая при этом вид, что они увлечены с Ником беседой о насущем. Кстати о насущем. Бутерброды, съеденные в начале операции, уже давным давно переварились, и организм требовал новой заправки. Надеюсь Матвеич прихватила нам чего съестного. Хочется чего-нибудь попитательнее, чем печеньки.
Наконец-то! – еле слышно воскликнула она, заметив Димку с рюкзаком наперехват. Теперь оставалось только связаться с Ко и обсудить результаты вылазки.

+1

18

Серебряк, начавший уже ворчать, еще секунд сорок-пятьдесят топтался под дверью чудой спальни. Не, ну мало ли. Поклеп решил пройтись по коридору, а тут - один за одним, как горошины, блин, из стручка, выкатываются Ко. Неловко. Выйдет.
"Рубашку-то на кой черт!.."
Он фыркает, наблюдая, как Чудова с этой самой рубашкой, которая, зачарованная, видимо, обожаемым их Шурасиком на агрессию к посторонним - наверняка, после случая с ботинками на первом урсе, - норовила развернуться и вцепиться светлой в руку. Серебряк вдруг на мгновение представляет себе отчаявшуюся рубашечью душонку, впавшую в депрессию из-за пропажи хозяина, и даже придумывает целый отрывок из фильма, в духе "белый бим черное ухо", смотренный им еще у лопухоидов. Белая рубашка, ползущая за хозяином по рельсам... Не, прекращать надо с недоеданием. С голодухи его уже, видимо, вштырило.
Он поправляет на плече сумку,обстоятельно хрустит костяшками пальцев, и только тогда, наконец, осторожно распахивает дверь и с лицом "Я понятия не имею, кто там только что вышел из двери позади меня, я вообще иду из Зала, только что пожравший, и мне все пофиг. Сумка женская на плече, говорите? Ой. Ну, с кем не бывает".
Он находит взглядом Ростовцева с Чудовой, и идет к ним, кладет одну руку на плечо Нику, а вторую - на Чудову, чуть не придавливая ее к земле и еще и задевая ее собственным рюкзаком. Король Грации, что тут скажешь.
Ну, а что, вот и все. Выбрались же! Не зря он в школе магии учится столько лет, Храпундус и Прошмыгус освоил в полной мере, уже что-то, уже повод погордиться. А сейчас - в комнату, жрать, и показывать остальным членом Ко дневник. И расколдовывать рубашку. Это тоже своего рода трофей, с которым наверняка можно что-нибудь придумать и использовать в своих подпольно-детективно-разведывательных целях.
Потом они все сидят у Серебряка под гримасничанье педантичного Федора, противника всякого бурного проявления эмоций, и по тому же поводу выпнутого из комнаты - ну надо же им все обсудить. А целая Чудова и Ко примелькаются Поклепу быстрее, чем задумчивый и грустный Федя.
И троица, прошедшая огонь, воду и медные трубы, то есть труп птицы под кроватью, Ерухимова и дикую рубашку, с увлечением и чавканьем пересказывает последние события.
Естественно, раззадоренные, они пойдут и дальше искать приключений на задницу, размахивая стащенной рубашкой, как пиратским флагом над кораблем. То есть, нет, погодите, почему приключений, почему на задницу? Они будут помогать преподавателям разобраться в произошедшем и том, куда делся Шурасик. Вот. Достойная цель. И почему им за это вечно попадает, а?

+1


Вы здесь » Тибидохс. Время, назад! » Будни Тибидохса » 27 мая э.г. У каждого должен быть скелет в шкафу. А лучше сразу три!