Тибидохс. Время, назад!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тибидохс. Время, назад! » Вселенная безгранична » ну ты только послушай...только подумай.


ну ты только послушай...только подумай.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

заморожен с 08.02.2015
Вид отыгрыша:
Индивидуальный.
Дата|время:
10 июля, день.
Действующие лица:
Всеволод Орлов и Олеся Ларина.
Предисловие:
Олеся и Сева, как часто бывает, проводили вместе время. У них завязался весьма любопытный разговор из которого каждый почерпнул что-то интересное. А еще, они просто провели хорошо время.

0

2

Июль – время каникулярное, и располагает к длительному пребыванию на свежем воздухе. Ученики, запертые большую часть года (а точнее месяцев семь с легким гаком) в стенах школы, ибо за ее пределами страшный дубак, слякость и прочие мерзости осени-зимы, проводили на открытой местности максимально возможное количество времени, как только это становилось возможным. А когда у тебя каникулы лучшего способа провести их и не найдешь. Не сидеть же в самом деле в пыльных аудиториях летом? Разве, что только Шурасик никогда не променяет тишину и спокойствие библиотеки на шум и гам жизни острова. Но Сева, при всем его ответственном отношении к учебе и образованию в целом, ни одним боком не Шурасик, а потому каникулы проводил преимущественно за пределами каменных стен Тибидохса, появляясь там только, чтобы поесть да поспать. Жизнь вокруг Орлова шумела, кипела, и общественные дела занимали в ней немало важную часть, но при этом он старался по максимуму проводить времени с Олесей, желательно наедине. Все-таки отношения пары предполагают какую-никакую близость, некое единение, а не только появление на людях, держась за ручки. Всеволод вообще очень трепетно относился к своей возлюбленной, настолько трепетно, что порой не знал, как это выразить, но верил, что она чувствует это и без слов. Он тронул ее руку и улыбнулся. Олеся сидела рядышком – буквально в нескольких сантиметрах, уже было поздно и немного прохладно: земля еще не настолько прогрелась, чтобы и ночью полыхать теплом. Он накинул на нее свой свитер и теперь держал ее ладошку в своей, чтобы она ни в коем случае не замерзла.
Солнце садится, - открыл Америку Сева. – Наверное, сейчас отправится спать… Оно сегодня хорошо поработало, кажется, ты немного загорела, - он посмотрел на свою спутницу. Загар был ей к лицу. Он подчеркивал ее черты, делая их чуть острее, отчетливее. Впрочем, по мнению Севы, Олесе шло все. Наверное, дай ему волю, он бы говорил о ней часами, неустанно восхищаясь всем, что с ней связано: ее внешностью, ее отношением к жизни, ее мировосприятием, наконец. Он безмерно ценил в ней особенно эту уникальную особенность – видеть мир так, как его не видит никто. Орлов, будучи в своей основе закоренелым материалистом, раз за разом сталкивался с ее миром, ощущал себя так, словно ему открывают глаза. А спорить с ней у него язык не поворачивался. Олеся всегда говорила так просто и с такой уверенностью, что невольно задумаешься, а может так оно и есть, может, это ты всю жизнь считал неверно? В конце концов, миллиарды людей убеждены, что никакой магии и в помине нет, а ему ничего не стоит выпустить искру или оживить бумажного человечека. Тут уже скорее вопрос стоит о том, что считать магией. Но сегодня Сева не был настроен на столь глубокие философские размышления. Ему просто нравилось сидеть на пригорке с Олесей и смотреть на закат. Это было весьма романтично, настолько романтично, что Орлов даже не решался сделать лишних движений и попытаться обнять девушку, вдруг испортит всю прелесть момента, и она посчитает его банальным парнем, у которого все мысли об одном. Последнее особенно претило Всеволоду, воспитанному на высокоморальных ценностях.
Ты хочешь спать? – заботливо поинтересовался он. – Закат сегодня очень красив, я бы еще посидел, полюбовался им. Да и после выглянет луна, будет совсем иная атмосфера, но не менее красиво. Вот сколько всего на нашей Земле поменялось, а Солнце все также встает и садится, а Луна сменяет его на посту и охраняет ночной покой. В этом что-то такое незыблемое, что ощущаешь себя не то, что винтиком в громадном механизме, а песчинкой на дне океана, - наверное, это время суток такое, что волей-неволей располагает к философским рассуждениям.

+1

3

Лето. Олеся очень любит лето. Солнце, свет, яркие краски. Это самое замечательное время года. Кроме того, не надо посещать уроки и готовить домашние задание. Вместо библиотечной пыли ты дышишь пыльцой цветов. Девушка обожала лето. Другие время года она тоже любила, несомненно, потому что точно знала, что в любом сезоне есть что-то хорошее. Но лето было одним из самих любимых. 
  Солнце уже начинало садиться. Олеся и Сева сидели на пригорке, недалеко от школы, но в тоже время на достаточно дистанции, чтобы их никто не потревожил. Ларина очень доброжелательная девушка. Она с удовольствием будет находиться в большой компании, но иногда ей хотелось, чтобы они с Севой были только вдвоем. На самом деле, с ним ей было намного комфортнее. Просто так этого не описать. Олесе было уютно вместе с Орловым. Она чувствовала, что он ее человек.
Еще ни к кому девушка не испытывала чего-то подобного. Обычно, если ты в компании с каким-то человеком, молчание заставляет чувствовать неловкость. Но с Севой все иначе. С ним даже молчать приятно.  Получается особенное молчание.
Олеся глубоко вдохнула, на мгновение закрыла глаза и представила, как лучики солнышка касаются ее кожи и обнимают их с Севой.  Парень кок раз в этот момент накинул ей на плечи свитер, а потом взял в руки ладошку. Девушка тут же открыла глаза и, посмотрев на парня, улыбнулась.
- Да. Садиться. Или просто уходит на другую сторону планеты, чтобы посветить остальным.  Ты ведь знаешь, что солнышко крутить вокруг земли, Севушка. Сейчас на него смотрят другие парень и девушка. Тоже вдвоем, тоже на траве и говорят о том, что оно встает. Правда забавно? – увлеченно произнесла Олеся, обращая свой взор на небо и немного прищурив глазки, чтобы солнечные лучи не так били в глаза. – Солнышку и правда хорошо постаралось. Я действительно загорела. – Олеська захихикала и посмотрела на свои руки и грудь, - буду теперь как молочный шоколад!
Девушка искренне этому радовалась. Во-первых, она очень любит шоколад. Во-вторых, обожает проводить время на солнышке. В-третьих – это заметил  Всеволод. Олесе было важно знать его мнение. Он ведь являлся одним из самых важных людей в ее жизни. На самом деле, у Лариной не так много близких друзей. Знакомых – много, друзей, как-то не очень. Да и откуда им взяться, если она,  то сама гуляет, то с Всеволодом.
  Девушка снова начала смотреть на небо. На небе начали появляться первые звездочки. Их было всего одна или две, Олеся внимательно наблюдала, чтобы не упустить появление еще одной звездочки. На улице было не слишком холодно, но сбрасывать свитер Севы Ларина не стала. Он грел, и было приятно.
  - Нет, не хочу спать. Давай еще немножечко посидим, - тихо произнесла Олеся и положила голову на плечо Всеволода, - Ты не можешь быть песчинкой, ты живешь в большом мире. Но вполне можешь быть механизмом вселенной. Допустим, если бы не было тебя, именно это солнце, именно твое солнце, не уходило сейчас куда-то с горизонта, потому что если нет тебя, то нет и солнца. Если бы не было этого солнца сейчас и если бы оно не садилось, то и мы бы сейчас тут не сидели, - спокойно произнесла Ларина, продолжая смотреть на небо и выжидать новых звезд.

+1

4

Умение нестандартно мыслить больше всего Сева ценил в Олесе как в личности. Хотя это даже не умение, ведь умение – то, что вырабатывается тренировками, оттачивается день за днем, у Олеси же это было естественным процессом. Всеволод хотел научиться также. Вообще, строго говоря нестандартное мышление в его восприятии было присуще личностям творческим, таким как Эдька, например, ну а творчество не привлекало Орлова в той же степени как точные науки. Но за все время общения с Олесей он начал понимать, что та картина мира, которую видит она, те простые вещи, которые она видит с другой, непривычной стороны дает огромный простор для научных изысканий. Чтобы открыть что-то новое, нужно видеть привычные вещи в совсем другом свете. И потому выработать умение мыслить нестандартно стало его первоочередной задачей. А с братом-художником и девушкой, которая видит мир иначе, чем все остальные, задача представлялась вполне себе решаемой.
Сева нежно провел пальцами по ладони Олеси, слушая, что она говорит.
Тебе идет быть шоколадкой, - улыбнулся он. – Так бы и съел, - коротко засмеялся парень. И мигом стал серьезным, возвращаясь к основной теме их разговора, им самим и заданной. – Ты думаешь там, за тысячи километров отсюда, сидят такие же как и мы с тобой и точно так же разговаривают о чем-то? Быть может, даже о том же, что и мы с тобой? В мире все настолько циклично и повторяемо
Солнце всходит и заходит. Деревья зеленеют и опадают. Люди рождаются и умирают. И маг ты не маг, естественного хода вещей не изменить. И даже как-то грустно от этого становится. Вот кажется тебе, что ты весь такой могущественный, можешь дождь вызвать и град обрушить, и так далее по списку, а все равно, по большому счету, ничего не изменить в громаде бытия.
Вот именно, что в большом мире. Ограничивался бы наш мир размерами этого острова  - другое дело. А так представь только, насколько он огромен этот мир, а если принимать во внимание и Потусторонний мир? А ведь наш мир – это лишь один из многих параллельных и не очень миров. Ты только вообрази это бесконечное множество! А что мы о них знаем? Ничего же по сути… - он замолк, пытаясь сам осознать то, что только что сказал. Представить эти громадные расстояния, пространство и время, причудливо переплетавшиеся и создававшие среди хаоса островки жизни. В такие минуты понимаешь, что маг – это всего лишь ступень, причем одна из первых, в структуре мироздания и миропознания. Сева вздохнул. От таких размышлений его ощущение собственной малозначительности по сравнению с громадой мира усиливалось.
А где бы мы тогда были? – Орлов, признаться, запутался в этих «твое солнце, твой мир». Вроде бы все и понятно, а вроде бы и нет. Так-то все логично, но как-то расходилось с его привычными представлениями о мире. А бороться с собственными закорстелыми идеями очень сложно. Но светлый был из тех, кто если уж взялся за что-то, то никогда от этого не отступится. Потому что решения, которые он принимает, он всегда очень долго обдумывает, взвешивает и только потом решается на что-то.

+1

5

Олеся чувствовала счастье. Все ее тело было теплым изнутри, словно вместо ее сердца пульсирует сгусток светлой энергии, которая по кровеносным сосудам растекается по всему телу и создает вокруг девушки прозрачный шар. Этот шар как проекция этой энергии и защищает Олесю и тех, кто рядом от любых невзгод. Сама она в это не особо верила, поскольку не считала себя настолько сильной, но чувствовала эту радость и любовь, которая согревает ее тело и заставляет улыбаться. Чувство это становилось сильнее с каждым днем, начиная с той секунды, когда у нее появился Всеволод. Многие, очень многие недооценивают силу любви, а зря, ведь множество сказок и легенд  наталкивают своего читателя на любовь ко всему и всем, дабы обрести великую силу духа и всевозможности. Ведь почему темные не побеждают? Потому что не любят…
- Съел бы меня? Правда? Какой ты – девушка весело захихикала и крепко обняла Орлова за шею, нежно его поцеловав. Ларина слегка ослабила свои объятия, но ближе подвинулась к парню, стараясь быть к нему ближе. – Какой же ты забавный, Севушка. Людей кушать нельзя – это не этично. – Простодушно заметила Олеся, продолжая зачаровано смотреть на горизонт. Момент был замечательный. Она была готова сидеть вот так всю жизнь, так хорошо было. Сидишь, и ничего тебя не беспокоит, не гложет, не огорчает, просто ты и весь мир. Так как Орлов в какой-то степени и был частью мира Олеси, потому что она любила его подобно сказочным персонажам, всем сердцем и духом, безвозмездно и всепоглощающе, ей действительно больше ничего не надо было. Прохладный ветерок нежно касался кожи и развеивал распущенные, волнистые волосы. Солнце своими лучами освещало горизонт, придавая ему оттенок красного сатина, который простилается по воде.
  - Нет. Таких как мы больше нет. Просто где-то по ту сторону горизонта сидит девушка с парнем, и встречают солнце. Говорят они тоже о другом, и любят друг друга по-другому. Просто они есть где-то там. – Тихо произнесла Олеся, нежнее обнимая парня и прислушиваясь к его словам. Он говорил интересные вещи, которые заставляли девушку погрузиться в мечты, будто однажды они с Всеволодом смогут посмотреть на те, другие земли, где восход одновременен с закатом. В многих мечтах Олеси присутствовал Сева, потому что она не представляла своей жизни без него. Это словно у нее нет сердце, точнее оно есть, но заключается не в ней, а в другом человеке и близость с ним – улучшает ее самочувствие, даже мир становится светлее. Только с Всеволодом Олеся готова и даже хочет делиться абсолютно всем, доверять, не смотря не на что. Если он попросит ее прыгнуть со скалы, когда в низу камни и бушует шторм, обещая что она не разобьется – она ему поверит.   
  - Миров много и у каждого своя реальность и свои парень с девушкой… - немного грустно произнесла Олеся, потому что у каждого мира есть свои влюбленные, но не у каждого человека есть свой мир. – Мы были бы где-то в другом месте. Не знаю, может по комнатам сидели или ужинали. Может, гуляли бы у скал. Много возможных вероятностей существует. Где-то мы просто люди или птицы, а может волки! – Ларина улыбнулась и перевела взгляд на Орлова. Она смотрела на него глазами полными нежности и трепета. Ей нравилось то, как он ее понимал буквально с полуслова, будто читает ее мысли или видит в своем выражении те же кадры, что и она. Олеся считала Всеволода своим человеком и старалась держать его рядом, в смысле, не держать постоянно под боком, а просто не нарушать его доверия, не лгать ему и не предавать.
  Ларина взяла в свои ладошки щеки Севы и внимательно посмотрела в его глаза. Легкая улыбка коснулась ее губ.
  - Уверена, ты существуешь в любом из миров. Ты слишком ценен, чтобы хоть где-то не существовать, - девушка аккуратно поцеловала парня и прислонилась головой к его груди, обнимая за пояс и принимая полулежащее состояние, продолжая смотреть на горизонт.
  - Хорошо вот так сидеть. Давай будем делать это чаще? Каждый день или хотя бы раз в неделю! – мечтательно попросила девушка, сильнее обнимая парня.

+1

6

Нет ничего лучше, чем обнимать любимого человека, сидя на природе и глядя на горизонт. Все сразу становится таким простым и понятным. Вот Олеся, а вот он сам, а вот мир вокруг. И больше ничего и не надо. Просто как дважды два равно четыре. Три слагаемых, одна сумма, формула счастья. Всеволод чуть скосил глаза на Олесино лицо, пытаясь уловить, чувствует ли она то же самое, что и он сейчас. Ему казалось, что чувствует, что она не может не чувствовать такого же подъема, вдохновения и умиротворения, как и он. Но нужно же было убедиться, уловить это в ее глазах или уголках губ, расплывающихся в улыбке. Сева мягко коснулся своими губами ее щеки, одновременно нежно и не навязчиво. И стал снова созерцать горизонт и катящееся к закату солнце. Он был из того сорта парней, что в девушке в первую очередь ищут друга, а потом уже все остальное, присущее отношениям. Ему было приятно и интересно поговорить с Олесей, узнать ее взгляд на то или иное событие, предмет. Он всегда брал в расчет ее мнение, когда принимал какое-то решение, всецело полагаясь на ее внутреннее чутье. Ларина была одной из немногих по-настоящему искренних людей, которые живут сердцем, а не доводами разума. Этим Орлов бесконечно восхищался, потому как в нем обычно побеждал именно разум.
Ну, я же образно, - попытался оправдаться Всеволод. Просто он так сильно любил Олесю, что хотел быть с ней вечно и целиком и полностью. И предложение съесть ее было как раз таки выражением этой безграничной любви.
А как это любить по-другому? – спросил он то ли себя, то ли Олесю, то ли просто воздух. Он всегда считал, что любить можно с разной силой, но всегда одинаково. Ведь любовь – это химический процесс, непонятный и неизученный, но тем не менее работающий бесперебойно вот уже сколько тысяч лет. А все они состоят их одних и тех же химических элементов и процесс должен происходить одинаково. У кого-то чуть сильнее, у кого-то нет, вызывая разную реакцию, доводя порой до сумасшествия или вторгая в депрессивно-маниакальное состояние, но, тем не менее, одинаково. Но ему интересно было знать, что по этому поводу думает Олеся, как она понимает любовь.
Он внимательно слушал ее, ловя каждое слово и тщательно его обдумывая. Иной мир, иные они. Орлов столько всего читал о параллельных мирах, о точках соприкосновения их друг с другом, о различиях, о том, как попасть туда и как оттуда выбраться. Ему мигом нарисовался один из параллельных миров, и он попытался представить самого себя в этом мире, каким бы он был, чем бы отличался – внешне и внутренне. А потом Олесю. Для надежности даже сравнив оригинал с копией из параллельного мира. Себя другим он мог представить, а вот ее не очень. Олеся казалась ему настолько цельной, что любое отличие делало бы ее уже не Олесей, а кем-то другим.
Слишком ценен? Совсем нет… Таких как я много, а вот таких как ты – мало! Но в каком бы мире мы не были, я бы обязательно тебя нашел. Именно тебя, - с твердой уверенностью произнес Всеволод. Он вдруг понял, что ни здесь, ни в каком другом мире он не сможет нормально жить не будучи знакомым с Олесей, своей верной подругой. Он находил в ней не только поддержку и понимание, но и те качества, которых ему не хватало. Орлов всегда был перфекционистом и стремился стать лучше, и Ларина, как никто другой, помогала ему в этом, возможно, даже не специально.
Чаще? Обязательно! – согласно кивнул он, покрепче обнимая девушку. – Когда-нибудь у нас будет собственный домик на берегу моря, и мы будем каждый день садиться на косогоре и любоваться тем, как заходит солнце и как оно окрашивает морские воды в огонь.
У каждого человека должна быть своя тихая гавань, куда он будет заплывать после насыщенного рабочего дня, чтобы успокоиться, отдохнуть и набраться сил для новых подвигов. Орлову уже рисовалась картина, как он прилетает в их домик после работы, где его встречает любимая жена и ватага детишек. Идеальное будущее!

+1

7

Вселенная слишком велика и разнообразна, чтобы загонять ее в рамки стандартного существования. Люди живут в своем мире и верят в Богов или в сверхъестественную силу. Они не доказали существования первого или второго, но верят. Олеся знает, что магия существует, в отличие от обычных людей – у нее есть доказательства, но вот о Богах она размышляет. А еще она размышляет о других жизнях, измерениях, организмах, которые не были еще открыты, но вполне имеют право на возможность «быть». Конечно, кажется вполне логичным просто подождать несколько столетий и ознакомиться с каким-то учебниками, которые все объяснят, ведь еще недавно люди не знали, почему гремит гром, почему идет дождь или даже банально не знали, как получить огонь, а вот сейчас – это все объясняется на уроках физики и биологии. Люди способны находить ответы на интересующие их вопросы, просто на это уходит время. А пока ответов нет – Олеся размышляла над тем, как бы все могло быть. Ей доставляло это удовольствие, какое-то очаровательное восхищение.
- Не знаю, если честно. Любовь – это ведь так неведомо. Кто-то постоянно сориться, и при этом они счастливы и неразлучны. Некоторые не хранят друг другу верность, знают об этом и продолжают любить друг друга, будучи счастливыми. Не понимаю как это, в смысле, не знаю как это. Мы ведь с тобой очень редко ссоримся, слишком редко, чтобы даже помнить когда. У нас с тобой тоже не так, как у наших друзей. Это нормально, мне так кажется, ведь любовь слишком своенравна, категорична и свободна, чтобы подходить под какую-то классификацию или вид - произнесла девушка и грустно вздохнула. Любовь – сильное чувство, она делает людей либо слишком счастливыми, либо невыносимо несчастными. Олеся относилась к первой группе, но всегда, где-то в глубине души, боялась когда-то неожиданно и непредвиденно стать несчастной. Существует слишком великая вероятность, подлость судьбы, банальные случайности или появление еще одной девушки, которая понравится Всеволоду больше.
  Ларина не относилась к тем девушкам, которые ревновали своих парней или маниакально боялись, что они увяжутся за другой юбкой. Она доверяла Севе, знала, что он не причинит ей боль нарочно. Просто знала. Верила ему. Кроме того, ей в голову не приходили даже подобные мысли, как порой бывало с ее подругами. В мире Олеси все намного проще, если они вместе, значит так должно быть, если разойдутся – значит и так должно быть. В первом варианте она будет счастливой, во второй, спустя время и пролитые слезы, тоже, пускай и не так ярко. Ларина верила в судьбу, как в книгу или нить, которая полностью предвидит твою жизнь, так же она верила в маленькие волевые моменты, когда ты можешь изменить предсказание, ведь будущее такое переменчивое и зависит от многого.
- И не говори глупостей. Ты ценный. С тобой я чувствую себя счастливой, - нежно произнесла девушка, продолжая смотреть на горизонт. Где-то далеко пролетали одинокие птицы, которые отбились от своей стаи, маленькие тучки одинокого блуждали по небу, а легкий ветерок слегка колыхал траву. Было мирно и комфортно. Олеся была готова сидеть так вечность, и не думать ни о каких проблемах, не задаваться вопросом о будущем и даже была готова отказаться от мечтаний о будущем. Ей просто хотелось насладиться настоящим, таким неповторимым и сладким, одурманивающим и пленительным. С таким настоящим нет необходимости мечтать о будущем, потому что оно просто обречено быть хорошим.
- Домик на берегу моря? Звучит очень хорошо! Я уже его представляю. Такой деревянный с маленькими клумбочками фарфоровыми клумбочками в которых цветут ромашки. Нежные занавески на окнах, все в теплых тонах и вместо шума общественности - настоящие и чистые звуки природы! Сказочно. - Олеся довольно вздохнула, начиная слегка улыбаться. Ей нравилось думать, что у них будет такое будущее. Ей очень это нравилось.

Отредактировано Олеся Ларина (2014-09-10 00:16:33)

+1

8

Орлову хорошо представлялся закат на море у их будущего дома, но вот такие детали как цветочки и клумбочки не очень. У него вообще тяжко складывались отношения с воображением. Это его брат был художником и легко переносил на холст то, что видел внутренним взором, Всеволоду же это умение было недоступно. Он частенько шутил, что в их симбиозе близнецов ему отошло все материальное, а Эдуарду все духовное. Они словно два полушария мозга – один отвечает за логику и точность, второй за абстрактность и вдохновение. Вот только магический дар им достался противоположный – ему мистеру логика доводится складывать из листа бумаги живых человечеков и прочее, а его брату – мистеру вдохновение – почему-то становится невидимым, хотя по логике все должно быть наоборот. Но магия и логика вещи не очень-то синонимичные.
Быть может, все дело в отношении человека к своим чувствам. Вот у меня – все или ничего. Или любить так сильно, что не выразить словами, или не любить вообще, никаких полумер или полуоттенков, - вернулся он к ранее озвученным мыслям о любви. – А кто-то, наоборот, любит эти полумеры и оттенки, и способен принимать неглубокую, поверхностную любовь. И он вполне счастлив, потому что сильные чувства делают его несчастным.
Всеволод был глубоко рациональным человеком, всегда взвешивал все за и против, основывал свои выводы на качественном анализе, но рядом с Олесей это все не имело смысла. Рядом с ней он чувствовал, как его захватывает что-то такое сильное и огромное, чему нет возможности (да и желания) противится. Чувство, когда он держит ее за руку и понимает, что по большому счету ничего кроме этого ему и не нужно. Научно-магические теории, экспериментационная практика… все это теряло смысл и ценность, когда он держит ее за руку. Ему кажется, что все это такое далекое и не нужное и что вся жизнь она заключена здесь и сейчас в этом мгновении.
Наверное, в этом и есть смысл любви – делать другого человека счастливым, не задумываясь о себе. Я счастлив, когда ты улыбаешься, когда смеешься, когда я прижимаю тебя к своей груди. И ты говоришь, что ты счастлива со мной, значит это все не зря, - ему было приятно осознавать то, что он способен сделать ее счастливой, несмотря на все различия в их мировосприятии, миропонимании и отношении к окружающему миру вообще. Пусть, они видят этот мир по-разному, но смотрят они в одну сторону.
Он не видел себя в дальнейшем без Олеси, и сегодняшний вечер только укрепил его желание связать свою жизнь раз и навсегда с ней. Возможно, ему повезло, что он встретил ее так рано, и ему не пришлось переживать чувство разочарования в любви, не пришлось долго и мучительно искать спутницу жизни. Многие его друзья-приятели успели повстречаться с несколькими девчонками, ну а он о неуспехах в делах любовных знал только с их слов. Всеволод долго тщательно оберегал их с Олесей отношения от посторонних глаз. В первые годы об этом знали только Эдя и Лука, но от них просто невозможно было скрыть это. Потом, со временем, он перестал делить часы с Олесей и часы с друзьями отдельно, стараясь по возможности проводить с ней как можно больше времени. Но одно дело, когда вы находитесь вместе в компании кого-то еще, а другое, когда вы наедине, как этим вечером. Сева ясно чувствовал эту разницу и потребность проводить время только с ней.
Я уверен, что ты действительно сделаешь наш дом сказочным. По-настоящему, волшебным, с минимумом лопухоидных приспособлений, таким, словно он сошел со страниц сказочных книг. Мы и так живем практически в сказке, но Тибидохс слишком большой и шумный, а в нашем доме должно быть спокойно и уютно.
Он любил Буян и школу, но для отдельно взятой семьи это не самое подходящее место. Душа стремилась к чему-то тихому, спокойному и по-домашнему теплому, наполненному любовью и уютом, тем удивительным миром, который Олеся видит вокруг.

0


Вы здесь » Тибидохс. Время, назад! » Вселенная безгранична » ну ты только послушай...только подумай.