Тибидохс. Время, назад!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тибидохс. Время, назад! » Будни Тибидохса » 26 мая э.г. Это так похоже на запах никому неизвестных растений ©


26 мая э.г. Это так похоже на запах никому неизвестных растений ©

Сообщений 91 страница 96 из 96

91

Гена в печали разглядывал собственное перо, лежащее на столе рядом с тетрадкой. Гена был примерный ученик. Он носил тетради и письменные принадлежности на все предметы. Правда, никаких записей он обычно не делал, а тетради так и оставались пустыми, но носить их – он носил. Нет, ну а как по–другому, по–другому не получается никак, ибо на скучных лекциях он засыпал и спал почти всю пару, пока Пипа или Жика с Дыром его не растолкают, если вдруг преподу придет в голову наведаться в ту часть класса, где располагался Бульон. А писать лекцию с середины в оставшиеся двадцать минут он не видел ровно никакого смысла. Бульон вообще был крайне рационален: зачем делать что–то больше, если все равно придется переписывать это потом у кого–то из светленьких, исправно писавших все, что говорил преподаватель?
Практикантка упорно пыталась извлечь хоть какие–то знания из Лолы, растерянно стоявшей у доски. К Лоле вскоре присоединились Гроттер и Ягун. При звучании их имен Гена ухмыльнулся и присоединился к мстительному хихиканью, которое издавала Пипа. Дурнева – одна единственная из их группы, кто ничуть не парилась по поводу их неготовности. Бульонов про себя поудивлялся такой выдержке и такому пофигизму, но вот так вот спокойно сидеть и листать журнал, как она, он бы не смог. Посему парень продолжил разглядывать свое перо, словно надеясь найти в нем какой–то ответ. Вообще, ему даже нравились уроки Гордеевой. Та не спрашивала строго, не задавала каверзные вопросы, всячески помогала, чтобы ты все–таки сделал это чертовое задание, ну, короче говоря, относилась с пониманием – сразу видно, что человек еще недавно сам учился. Другое дело что лично он вообще ни бум–бум был в этом зельеварении. Бульон честно пытался читать книжки, но они были написаны таким каким–то заумным языком, что черт ногу и голову сломит, а уж Гена и подавно. Он вообще не понимал, кто пишет эти учебники, рассчитанные непонять на каких гениев. Разве что Шурасик без проблем разберется со всей этой писаниной. Но идти к нему за консультацией – это значит тратить дырки от бублика и зеленые мозоли, кои у Геннадия водились в крайне малом состоянии. Так при этом еще и приходилось выслушивать кучу всего о том, какой же он, Гена, идиот, что не может понять таких простых вещей. Ну, в общем, мало приятного тут. Поэтому Гена к нему и не ходил, собственно, а пытался хоть что–то понять сам, благо с ним еще занимались дополнительно, так как он по программе серьезно отставал.
Голос Дуси  и сама Дуся, приземлившаяся на пустовавшее место рядом с ним, вернули его в мир людской, то есть в кабинет зельеварения, где ровным счетом почти ничего не изменилось. Оля Вавилова что–то усердно искала в своей сумке и вслух вспоминала, что же у них там было. Бульонов даже подивился, что она что–то помнит. После вчерашних приключений, с сидением в заперти, в темноте и полетом по лестнице на пятой точке, у него лично в голове было пусто, как в космосе. Все–таки светлые – удивительные люди.
Дуся, не паникуй так громко, – просящее прошептал он, когда Пупсикова закатила истерику прямо у него над ухом. – Не привлекай к нам внимания!
Вот и вправду не хватало еще, чтобы Майя Павловна, которая и так была не в настроении от поразительной готовности группы Маслиной, обратила свой взор на них. Двойку получать ну никак не хотелось.
А в чем проблема–то? Давайте все и сразу бухнем в котел и готово! Все равно ж оно должно быть перемещанным, так какая разница в какой последовательности мешать? – сходу предложил он. Если бы ему доверили варить зелье, то он, пожалуй, именно так бы и сделал. Покидал все в котел, залил водой и поставил бы вариться, и никаких проблем!
Внезапно что–то бабахнуло. Бульонов, наученный горьким опытом вчерашнего дня, сразу бухнулся под парту, не без основания считая, что там безопаснее. Переждав залп, Бульон высунул один глаз и поинтересовался у Пупсиковой: что там произошло?
Получив ответ и удовлетворившись им, Гена тем не менее не спешил вылезать, ожидая развития событий. Оно последовало незамедлительно. Гордеева что–то там покричала на них на тему того, что они до жути безалаберные и вообще, и… отпустила. Гена, услышав это, радостно подорвался, ибо под партой было тесно, стукнулся лбом об днище парты, выругался и, подхватив сумки, выскочил из кабинета, пока практикантка не передумала.

0

92

Пупсикова уже давно и прочно усвоила, что обучение в некоторых случаях - это очень опасная штука. Не столько в физическом, сколько в моральном плане. Если котел с зельем не взорвется или хмырь не сожрет - так препод "неуд" поставит и выгонит с позором из класса. Уж лучше б хмырь сожрал. Тонкая душевная организация Дуси, как и ее хозяйка, с большим трудом переживала неудачи в учебе. Перед всем классом показать, что ты чего-то не знаешь или чего-то не можешь? Ужас, позор, на кол и белые тапочки по почте. Наверное, поэтому девушка терпеть не могла отвечать у доски. С глазу на глаз с преподом, как на экзамене - еще куда ни шло. Ну преподаватель, наверняка, учил существ и поглупее. И вообще преподаватель он мудрый и понимающий. И вам не с ним сидеть за столом в Зале Двух Стихий. Может быть именно поэтому Дуся на протяжении всей учебы старалась аккуратно выполнять все домашние задания, или почти все. Таких накладок как сегодняшняя не происходило с ней уже довольно давно. Если что-то не сделала - значит, как минимум, более-менее знает тему. А тут вообще ничего, полный ноль, хоть топор выноси (или вешай? или святых?), не важно. Именно поэтому сейчас Пупсикова чувствовала себя совершенно не в своей тарелке. Кто знает, может быть вот конкретно в этот единственный неудачный раз ее вызовут к доске и все труды всех прошлых годов пойдут насмарку? Девушка печально наблюдала, как у доски Лола пытается изобразить усиленную работу мысли, а Таня с Ягуном ей активно... да, пожалуй, в каком-то смысле помогают. Не забывая о своей печали, Дуся пристально и не без симпатии разглядывала Ягуна. Нагловатый внук Ягге ей нравился, как, впрочем, и подавляющее большинство тибидохсцев мужского пола. Большое и доброе сердце Дуси вмещало всех - и Ягуна, и Шурасика, и даже, отчасти, Генку Бульонова, что-то бормочущего себе под нос. Отвлекшись от своих переживаний Пупсикова прислушалась и сообразила, что обращаются непосредственно к ней, любимой.
- Ты что, с ума сошел? Негодующе поинтересовалась девушка, все-таки снизив голос до шепота драматического и потрясая сломанным ногтем перед носом Бульонова. От избытка чувств больше она ничего не сказала и лишь патетически махнула рукой, показывая тем самым, что он ничего не понимает в этой жизни, в зельеварении и в женщинах в частности. Вавилова была, похоже, чуть ли не единственным человеком в группе, который кое-что помнил и даже более-менее мог в этом просветить остальных. Дуся навострила уши, прислушиваясь к словам Ольги. Дуся честно задумалась над вопросом в каком порядке нужно класть ингридиенты, на языке упорно вертелось "в алфавитном порядке", но девушка упорно отгоняла эту дурацкую мысль, суеверно боясь большого, нет, Большого взрыва.
- Сначала сок ловких луковиц, а потом волосы? Предположила она, вспоминая свой конспект. Но события у доски сннова привлекли внимание Пупсиковой. Сначала где-то там впереди Орлова что-то сделала со своей партой такое, что та отскочила поближе к преподавателю, потом зудильник Ведмедь начинает издавать совершенно кошмарные звуки, хотя какофония стояла такая, что вообще странно было, как их можно услышать. Прислушавшись как следует, Дуся поняла, что, похоже, Майе Павловне тоже надоел этот балаган и она сурово выговаривала не только Маслиной, но и обращаясь ко всему классу, свои претензии. Дусе стало стыдно. Дусе стало очень-очень стыдно и захотелось ненадолго провалиться этажом ниже или, в крайнем случае залезть под парту. Но, решив, что это будет выглядеть немного подозрительно, девушка осталась сидеть на месте, приняв вид хорошей и правильной ученицы. Все-таки, наверное, это очень тяжело. Покаяно подумала она, представляя себе, что бы было, если б она, Дуся Пупсикова, вынуждена была вести урок у этого кошмарного класса. Представив, девушка пришла в ужас и раскаялась еще больше, хотя сама, как будто, ничего плохого не делала. Но и хорошего тоже. Сурово сказала себе она, пытаясь сконцентрироваться на происходящем у доски. Сконцентрироваться помог небольшой взрыв, когда вода из котла выплеснулась на стоящих возле него. Инстинктивно вздрогнув, Дуся чуть не упала со стула, во все глаза глядя на стоящих у доски. От созерцания ее опять отвлек голос Бульона.
- Да, там вот уже похоже бухнули все сразу в котел. Дрожащим голосом возвестила девушка, тыча в сторону передней части класса, но, кажется, ничего особо страшного там не произошло, хотя Майя Павловна разозлилась не на шутку. Некоторое время виновато послушав, Пупсикова активно завертела головой, пытаясь разглядеть того, кто сподобился на подобную шутку. Как назло лица у всех были честные-пречестные и Дуся слегка пригорюнилась. Хотя это продолжалось недолго, вскоре Майя Павловна разрешила всем идти и разом повеселевшая Пупсикова, быстро собрала вещи в сумку, не забывая при этом зорко разглядывать однокурсников. Многие из них, включая Бульонова, поспешили убраться восвояси, пока практикантка не передумала и не наставила двоек от дурного настроения. Не смотря на быстроту сборов, выходя из класса в последних рядах, Дуся с любопытством покосилась на задержавшегося Бересклетова, но никак это не прокомментировала, лишь поискала глазами Верку Попугаеву, которая в течении урока каким-то образом оказалась чуть ли не на другом конце класса.

Отредактировано Дуся Пупсикова (2011-04-24 13:40:36)

+2

93

Майя нервно покусывала губы, глядя как разом зашумевшие ученики собирают вещи и уходят из кабинета. Ее начинали мучить сомнения, а правильно ли она поступила несколькими минутами ранее? Не показала ли она тем самым свою слабость, отступив от возникшей проблемы таким образом? Не могло ли показаться ученикам, что она попросту испугалась сложившейся ситуации и предпочла их отпустить, от греха подальше, как говорится? А что если они действительно восприняли так ее решение, а вовсе не по тем причинам, которые его обусловили? И как тогда она будет теперь выглядеть в их глазах? Ведь потерять авторитет легко, а зарабатывается он долго и очень долго. И неужели из–за одного происшествия весь труд за учебный год коту под хвост? О, господи, только не это! – подумала Майя, сильнее сжимая голову, которая внезапно разболелась от всех этих волнений, в руках. Но представив себя со стороны, девушка встрепенулась. Выглядит она как убитая горем девчонка, хотя ничего смертельного же не случилось. – Надо взять себя в руки.
Гордеева сложила руки в замок на груди и окинула усталым взглядом помещение. Ученики, едва услышав о том, что они свободны, мигом потеряли к ней интерес, вернувшись к более волнующим их темам. Ну, и слава богу. С другой стороны, она все сделала правильно. Что ей еще оставалось в такой ситуации, кроме как распустить их? Устраивать показательный процесс выяснения виновника и его не менее показательную казнь она не собиралась. Никогда не понимала таких методов воспитания провинившихся учеников. Те потихоньку расходились, лишь Мануил Береклетов чего–то возился у парты. Может, что–то потерял? Майя открыла было рот, чтобы спросить, не помочь ли ему чем-нибудь, как ее пронзила внезапная мысль. А что если это он…? Практикантка мотнула головой, откидывая эту глупую мысль. Нет, Мануил всегда отличался спокойствием, за весь год ни одного замечания по поведению! Но в аудитории никого другого не оставалось, а парень подозрительно часто поглядывал на нее, словно ожидал чего-то. Может, он покрывает кого–то из друзей? Хотя темным это не свойственно… Да и Лола была у доски, а из всей их группы только она способна на подобные шалости… Неужели это действительно он? Но почему? Может, я что–то ему сделала и он таким образом мстит? – Майя тяжко вздохнула. Сомнений не оставалось, в аудитории остался виновник мини–взрыва и им оказался Береклетов, что было весьма неожиданно для нее. Девушка молчала, пытаясь собраться с мыслями. Все-таки она никак не ожидала увидеть в роли отъявленного хулигана обычно спокойного ученика темного отделения.
Мануил, это был ты? – на всякий случай поинтересовалась она. Хотя этот вопрос был больше риторическим. – И зачем же ты это сделал?
Банальные слова, она прекрасно знала это. Но нужно же как–то было начать, чтобы выработать хоть какую–то стратегию поведения с учеником. Майя всегда придерживалась того принципа, что к каждому ученику нужен свой, индивидуальный подход. На кого–то действуют уговоры, на кого–то прямой запрет, а с кем–то нужно просто попытаться поговорить по душам, показать, что преподаватель – не зверь и желает им в первую очередь добра, что он такой же человек, как и они. Хотя какой из нее преподаватель? Сама еще недавно сидела за этими же партами, в этом же кабинете и слушала указания профессора Клоппа. Было же когда–то такое время… Так что из всех преподавателей Тибидохса именно она была ближе всего к ученикам, могла их понять лучше, чем те, кто преподают уже не один десяток лет, а кто–то и не одну сотню. Иногда ей самой было странно от того, что она теперь находится на том месте, куда раньше смотрела с напряжением и вниманием, чтобы не пропустить ничего важного. А теперь она ловит на себе напряженные, внимательные взгляды, а также презрительные, равнодушные, задиристые, с вызовом. Ученики – они все разные. И к ее предмету относятся по разному. Кто–то понимает его важность, а кому–то все равно. Но ее задача от этого не меняется, она должна научить их хотя бы чему–то, хотя бы азам практической магии. И она сделает это, по мере ее сил.

0

94

Ну и что на меня так смотреть, будто я внезапно в приведения записался.
Подумал Ману, видя как на лице Гордеевой проявляется неподдельное удивление. Кого-кого. а Береклетова она явно не ожидала увидеть в виновниках срыва урока. Еще бы, целый год безупречного поведения. Но в конце концов он Темный, что удивительного, что ему вздумалось что-то натворить. Тем более в Тибидохсе он на слуху, на других уроках не ангел, можно было бы и догадаться. Но Майя, помнится, раньше училась на Светлом. Вероятно, отсюда и вера в людей, в то хорошее, что в каждом якобы кроется.
Однако, девушка продолжала молчать. Ману тоже не стремился заговорить. А что собственно он должен был сказать: " Извините, мол так и так. Это я натворил. Готов понести любое наказание". Ага. Как бы не так. Он вообще мог бы здесь не остаться, а свалить вместе с другими, так и оставшись якобы не причем. И все же он остался. Первый шаг сделан, а значит второй все же должен быть за учителем. Наконец, она заговорила. Первый вопрос Ману удостоил лишь согласным кивком - зачем переливать из пустого в порожнее? И так все ясно. А вот на второй все же ответил.
- Ничего личного. Просто стало скучно, - без всяких лишних рассуждений выдал Мануил. Если уж он решил сознаться, то сознаваться надо до конца. А лучше всего делать это быстро, что называется "в лоб". Так куда проще: свое время лишнего не тратишь, чужие нервы не портишь. Да и вообще долгие рассуждения - явно не его конек. Но все таки сообщить, что это никак лично к Майе Павловне не относится стоило. У девушек привычка все перенимать на себя и надумывать черт знает что и даже то, что Майя преподаватель дело не меняет. К тому же Мануил впервые сотворил что-то эдакое, во всяком случае на ее уроке, раньше он был "тише воды, ниже травы", а тут прямо подарочек напоследок. Так что можно и объяснится. Перед ней это сделать куда проще, нежели перед Маслиной, поджидающей его за дверью с какой-нибудь оживленной сковородой, - Относительно потенциальной опасности: я с точностью до девяносто девяти целых, девятьсот девяносто девяти тысячных знал результат. Количество ингредиентов было рассчитано на то, чтобы устроить тут небольшой фейерверк, но не разнести аудиторию. Так что за это можете быть спокойны,- опережая неизбежные разговоры о нарушенной им технике безопасности, а также ответственности мага за свои поступки, которые молодая учительница уже заводила до этого, проговорил парнишка, утверждая, что за свои поступки он вполне отвечает как и за их последствия. Разговаривал парень спокойно и уверенно, всем видом показывая, что нисколько не раскаивается в содеянном, хотя и понимает, что поступил неверно, нарушив с десяток правил техники безопасности и устава школы, - К тому же, мы готовили зелье бодрости - эффект достигнут, все взбодрились и довольно резво ускакали с занятия, - дополнил парнишка без тени издевательства, хотя подобие насмешки скользнуло в его взгляде и тронуло губы. Майю он совершенно точно не боялся, но не менее точно уважал. Поэтому сейчас вел себя более чем умиротворенно, не парясь даже за то, что вполне заслужил наказание. Ману вообще из тех, кто добивается цели, а потом хоть кол ему на голове теши - ничем не испортишь испортить хорошего настроения и чувства морального удовлетворения. Хотя ему не очень хотелось бы потерять хорошее отношение Майи Павловны и дело здесь вовсе не в пресловутом страхе надвигающихся экзаменов - их он сдаст без всякого сомнения. Пусть он и не показывает своего увлечения предметом, но знания, во всяком случае базовые у него имеются, а остальное с русской смекалкой не проблема. К тому же Гордеева не из тех преподавателей, которые ставят личные мотивы выше учебных. Словом, она валить не будет.
Береклетов все также опирался на край парты, поглядывая на учительницу, явно находящуюся в своих размышлениях, и ожидая реакции на свои слова. В принципе он никуда не торопился, но все же предпочел бы побыстрее определится с теми второстепенными последствиями, к которым привела его шалость. Пока все шло по стандартному плану, которому следуют учителя - спросить в чем причина плохого поведения, чтобы иметь возможность "лечить болезнь на корню". Причем, чем больше был опыт Мануила, тем больше он понимал - желание копаться в чужих проблемах более присуще молодым учителям, видимо еще надеявшимся всех перевоспитать. Люди или не люди, это не суть как важно, которые уже довольно долго, много десятилетий, а то и столетий работают с маленькими спиногрызами, уже будто видят все насквозь, чаще предпочитая не тратить время на пустые разговоры, а быть может, просто забивают на воспитательную функцию учителя. Не все, но многие - как ни крути.

+1

95

Майя внимательно слушала Мануила. С точностью до девяносто девяти целых, девятьсот девяносто девяти тысячных? – ахнула она. – Вот это самоуверенность, как будто он профессор Клопп в молодости, а не шестнадцатилетний ученик школы магии Тибидохс, у которого практической магии не было три года до этого!
Гордеева была поражена такой наглой самоуверенностью и самонадеянностью ученика. Даже не поражена, а шокирована и сбита с толку. Даже профессор Клопп, чей авторитет в области зелий не вызывал возражений ни у одного ведущего профессора практической магии мира, не позволял себе таких опрометчивых выражений! Майя твердо усвоила, что в зельях, снадобьях и прочих магических смесях ни в коем случае нельзя быть до конца уверенным в том, что все идет по плану. Здесь имело значение даже в какую сторону мешается варево и сколько раз оно мешается, что уж говорить о лишнем ингридиенте!
Спокойна? – резким голосом переспросила она. – Разумеется, тебе хорошо рассуждать о моем спокойствии. Ты не несешь ответственности за деятельность шестидесяти магов-недоучек, у которых практическая магия преподавалась в общей сложности всего два с половиной года. Ты даже не будешь нести ответственности за свой поступок, потому как простейшая отговорка в духе «я не знал, что это другой ингридиент» снимает с тебя всякую ответственность, - практикантка вздохнула. Она немного сорвалась, не стоило говорить про ответственность и кто ее несет. Это будет выглядеть так, как будто она беспокоится только о собственной шкуре, но никак не о безопасности ее учеников. А все обстояло как раз таки наоборот. И это наоборот необходимо как-то втолковать в голову юного любителя пошалить.
Мануил, - как можно более спокойным и миролюбивым тоном промолвила девушка. – Пойми, процесс зельеварения – очень тонкая и опасная наука. Сколько великих магов – гораздо более опытных, чем мы с тобой, гибли в результате своих неосторожных действий. В ином зелье, если ты помешаешь не в ту сторону или добавишь ингридиент чуть раньше или чуть позже, может произойти непоправимое. Не будет даже взрыва или фейерверка, просто раз – и ничего нет, куда делся маг и его окружение до сих пор никому неизвестно. Сколько подобных примеров содержит литература!
Гордеева немного нагоняла страху и преувеличивала. Подобные случаи были, и их было достаточно немало, но столь трагичный эффект вызывает лишь малая толика зелий, приготовление которых не входит в школьную программу. И не дай бог в будущем ее нынешние ученики столкнутся с этими зельями. Убийственные, опасные зелья, предназначенные для смертоносных операций – высшая черная магия, магия поспешников Той-Кого-Нет.
Я, конечно, рада, что ты с такой точностью был уверен, что ничего не произойдет. Но, Мануил, знать всего невозможно. И вмешиваться в чужой процесс – опасно. За действиями Лолы, Тани и Ягуна я следила, а вот за твоими – нет. А если бы на прутике оказалась маленькая травинка или букашка? Ты представляешь, к каким последствиям это привело бы?! А ведь среди пострадавших в первую очередь была бы твоя подруга… - Майя опять вздохнула, невольно вздрогнув от возникшей перед мысленным взором страшной картинки. Не дай Древнир такому случиться! – Сколько раз я вам говорила: никаких самовольных действий и новаций? Рецепты зелий, прописанные в учебниках, выверены не то, что годами, веками. И за их безопасность можно ручаться. В следующий раз, прежде чем подкидывать что-то в котел, десять раз подумай – стоит ли твоя шалость возможных жертв? И если сегодня нам всем повезло, не факт, что в следующий раз Фортуна будет на нашей стороне. Играть с судьбой опасно…
Практикантка выдохнула. Все, хватит нравоучений. Иначе Береклетов скоро уснет, - слабо усмехнулась она, направляясь к книжному шкафу. Выудив оттуда книгу, она вернулась к ученику.
Вот, возьми, - девушка протянула ее Мануилу. – Ознакомься на досуге. Тут много полезного, в том числе и для экзамена. И запиши себе дополнительное задание – это будет твоим наказанием. Сочинение на тему: приготовление бодрящих элексиров не по рецепту. Варианты и их последствия, - дождавшись, пока ученик записал, она продолжила: укажи как положительные, так и отрицательные последствия. И обязательно сделай вывод. Да, сочинение размером не менее пяти свитков, но не более десяти. И мне нужен анализ, а не простое переписывание примеров в тему. Иначе придется переделывать. Ну, все, ты свободен.
Дождавшись, когда за Береклетовым захлопнется дверь, Майя медленно сползла на свой стул. Ну и утро!

0

96

- Нет, не снимает. Хотя бы потому, что я только что признался в обратном, - в пику девушке Береклетов был спокоен, как танк. С одной стороны, он прекрасно понимал Майю Павловну - повышенная ответственность, нерадивые ученики, неумолимо приближающиеся экзамены, безнадежно сорванный чуть ли не последний урок. Но с другой стороны, он искренне не понимал ее - зачем делать из мухи слона? Надумывать себе сотню кошмарных вариантов развития событий, если все уже закончилось и вполне благополучно. Так ведь и с катушек слететь не долго, если волноваться обо всем подряд. Однако, он ничем не выдал этих своих мыслей, выслушивая проповедь учительницы с вполне серьезным выражением лица, не позволяя себе привычных усмешек, но и не строя раскаивающегося выражения лица и не утыкая взгляд в пол. Мануил никогда не видел смысла скрывать то, что он не испытывает чувства вины, Гордеева далеко не глупая девушка и вероятно прекрасно знает, что Береклетову "хоть кол на голове тиши", - Знаю, - уверенно прокомментировал мальчишка, действительно понимающий насколько опасным может быть практическое зельеварение. Он и вправду читал о реальных случаях пропажи магов, глобальных взрывах и тому подобное, но тем не менее знал еще и то, что ни одно зелье входящее в школьную программу, даже при несоблюдении точной техники выполнения, к такому итогу привести не может. Однако, это он предусмотрительно говорить не стал, зная, что спорить с учителем не стоит. Тем более Гордеева вправду переживала за каждого из своих "подопечных", а значит не стоило обострять и без того непростую ситуацию, ведь в его планы не входило ссорится к преподавательницей, парень вообще ничего против этой девушки не имел.
Вы не хуже меня, что там не было ничего лишнего. Вы же лично разбирали все ингредиенты перед нашим уроком. Именно, чтобы там случайно не оказалось букашек и травинок. Вы всегда так делаете.
Мысленно усмехнулся парнишка, но снова промолчал. Как говорится, молчание - золото. Однако, разговор явно затягивался, что немного напрягало Ману. Как ни крути, но мало кому понравится, что его отчитывают. Кроме того, Лола за дверью за это время придумывала план мести и чем дольше он здесь пробудет - тем сильнее ему попадет от подруги, видимо решившей, что Мануил должен ей возместить моральный ущерб за то, что та попала в эпицентр. Да и вообще - слушать элементарные вещи быстро надоедает. А у Ману был один, но  весомый аргумент, который, к сожалению, нельзя было произносить вслух, - он уже сто раз делал это зелье с добавлением бузины, когда нужно было устроить "мини-взрывы". Именно поэтому он знал наверняка, что ничего страшного не случится, отсюда и столь дерзкая уверенность в своей правоте. Кроме того, если бы у него не было желания поскорее уйти, он бы ввязался в дискуссию, заявив, что без экспериментов не будет эволюции. Мол, как же до нас дошли эти рецепты? Кто-то же их изобрел! И делал это методом гипотез, рискуя стереть себя с лица земли, а иногда и не только себя. Но сейчас ему это было не нужно, тем более что Майя, кажется, уже закончила и отправилась к книжному шкафу.
Береклетов сложил протянутую книгу в портфель, лишь мельком взглянув на название. Он, конечно, не книжный червь, но почитать книгу ему не будет в тягость, тем более, что это позволит лучше подготовится к экзаменам. Впрочем, он догадывался, что наказанием станет что-то из серии доклада или сочинения. Так и вышло. Этот факт нисколько не расстроил парнишку, потому как тема показалась ему вполне себе интересной и позволяющей выразить собственные мысли, тем более, что над этим вопросом он уже думал. Так что, он, можно сказать, легко отделался.
- Спасибо, - кивнул Мануил, привычным закидывая рюкзак на плечо. Правда непонятно было за что он собственно благодарит - за книгу, за не слишком строгое наказание или за возможность уйти, - До свидания, Майя Павловна, - уже в дверях сказал парень, закрывая за собой дверь. Вообще-то, по хорошему следовало бы извиниться, но Береклетов не из тех, кто разбрасывается такими словами. Так что  видимо не судьба.

0


Вы здесь » Тибидохс. Время, назад! » Будни Тибидохса » 26 мая э.г. Это так похоже на запах никому неизвестных растений ©