Как-то в полночь, в час угрюмый, полный тягостною думой...
Будни Тибидохса
24.05. В Тибидохсе вовсю гремит свадебное праздненство, но никто еще не знает, что свадьба обернется настоящим кошмаром, как только в порог Тибидохса переступит Чума...
В ИГРУ НУЖНЫ:
| ДРЕВНИР | ДЕНИС | КАТЯ | |
Добро пожаловать на ролевую "Тибидохс: Противостояние". Мы рады приветствовать всех и каждого. Не задерживайтесь на пороге, проходите, знакомьтесь с нашими сюжетами, регистрируйтесь и присоединяйтесь. Мы рады любым новым и оригинальным персонажам, поспешите, мы начинаем...

Тибидохс. Время, назад!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тибидохс. Время, назад! » Вселенная безгранична » Каждый второй подвиг – это ликвидация последствий первого


Каждый второй подвиг – это ликвидация последствий первого

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

заморожен до 12.11.14.
Вид отыгрыша: индивидуальный;
Дата|время: апрель месяц, три часа до ужина
Действующие лица: Тася Орлова, Всеволод Орлов, Машка Феклищева;
Предисловие:
Ваш гениальный брат, как и все прочие гении, слегка рассеян. И вместо обычных красок приобрел взрывчатые краски. Ну или его обманули в магазине - это уже не суть важно. Важно то, что этот талант, нарисовав пару картин, уехал на Лысую Гору за необходимым материалом, в то время как его картины начали нехорошо потрескивать. Благо, что в то время в мастерской оказалась Тася, которая, не медля ни секунды, помчалась к старшему брату за помощью. А они вместе - к Маше Феклищевой за советом мегамозга.

0

2

-Апрель, месяц май! - Нда.. Кому-кому, а Тасе валерьянка противопоказана, особенно весной.. Хотя откуда было знать Ягге, что после принятия всего-то пятнадцати капель валерьянки Тася будет нести такую околесицу, что уши вянут и прибить хочется... А что поделать? Весна дело тонкое, она подход любит аккуратненький, романтично-гламурненький и спокойно-влюблённый, а не как у Таси - яркий, стремительный с хохотом и очередной простудой. В общем, туса в Тасе (о Боги, какая красивая тафталогия, чесн слово!) набирала обороты и грудной кашель этому был не помеха. К тому же, то ли под действием Яггиных настоек, то ли от всем небезызвестной валерьянки, но у Таси созрело новое творение, к которому нужны были иллюстрации. К кому идти? Давайте спросим у мистера Проппера! Хотя он какой-то страшненький, и по этому Таська решила положиться на свой немного не адекватный рассудок и пойти к братцу. Недаром же он гений и всё в таком духе!
Вся такая на позитиве, Тася начала подъём к братцу. Надо сказать, что подъём был довольно долгим, и по этому от нечего делать, Таисия начала думать в слух, глубоко наплевав на привидений, особенно на Ржевского.
-Вот если посмотреть чисто теоретически на ненавидящих друг друга родственников - то это полный бред! Зачем они тогда родственники? И между прочим Гамлет был необразован! Почему у него Джульетта говорит: "Ромео, зачем же ты Ромео?" Где тут гражданская позиция и мнение актрисы?! Нужно будет осведомится, зачем Гамлет такую бредятину написал и почему её все любят! и в тему о любви.... Любовь - штука сложная, особенно её химический процесс, но куда деваться, если в груди вдруг замыкает и лампочка под названием МоЗГ не работает? - всё чисто в орловской форме.. Никаких перерывов между монологами, ну совершенно! Это было в стиле Таси.... И даже когда девушка добралась до студии братца она это не сразу заметила, хотя подниматься выше не было смысла, выше была только крыша. От рассуждений Тасю отвлек треск.
Такой треск обычно бывает, когда отделаешь одни мыли от других чувств, или когда костёр на пленере только начинает разгораться, а вокруг тебя уже во всю ивановскую летают светлячки, освещая всё подряд и даже больше. В общем до Эдика Тася добралась вполне удачно и без проблем, вот только на месте братца не оказалось.
-Эдяяяя!!!!! Браааат!!!!! Ты здееесь? - вполне логично и понятно зачем Орлова это сделала, хотя знала же, что брата нет, и всё равно позвала. Вот и пойми её такую...
На крик Таси студия отреагировала странно... Ближайший к ней мольберт вдруг полыхнул зелёным огнём и обратился в пепел. Такого хрупкая Тасина психика не перенесла и Орлова завизжала, громко и пронзительно. Вдохнула, что бы продолжить и успела взять себя в руки. Что бы не происходило, но это вовсе не нравилось девушке. Требуя объяснений, она помчала вниз к Севе, за ответом и.. советом?
Что бы долго искать брата не пришлось, Тася прибегнула к хитрости. Забежав в ближайшую пустую комнату с эхом, Тася заклинанием увеличила свой голос и вскоре по всему Тибидохсу Тасин голос, как в радиопрограмме заводил одну и ту же пластинку.
- Всеволод Орлов! Ваше присутствие срочно требуется в художественной студии вашего брата! Срочно! Ну прям крайняк, как надо!
Прыгая от нетерпения и переживаний, Орлова ждала того момента, пока брат не поднимется. Боясь стоять рядом с горящими мольбертами и трещащими работами творца Орлова-гения, Тася спустилась на один пролёт вниз по лестнице и принялась ждать.

Отредактировано Тася Орлова (2011-01-28 15:33:02)

+1

3

Сева мирно посапывал в кровати. Да-да, в середине дня, Орлов дрых. Не без задних ног, скорее он дремал. Замотавшись с утра и объевшись за обедом, светлый поклевал носом с час, не выдержал и лег отсыпаться. Двадцать минут бодрящего сна, кружка кофе – и он снова будет бодрым как огурчик. Он уже давно по опыту знал, что когда хочется спать, лучше лечь и подремать, чем насиловать организм, засыпая над работой. Во-первых, это как минимум не рационально – информация не откладывалась в голове. Ну, а во-вторых, это просто тяжело, каждые пять минут трясти головой и приводить себя в порядок и более-менее рабочее состояние на несколько мгновений. Несмотря на всю свою работоспособность, в такие минуты даже Сева сдавался организму и уходил спать. В комнате были задернуты шторы, выключен весь свет и царил полумрак. Собственно, брата не было – он после обеда сразу же смылся на Лысую Гору то ли за мольбертом, то ли за кисточками, то ли за тем и тем – Всеволод его особо не слушал, будучи поглощенным поеданием пищи. Да и какая разница, за чем он туда поехал? Зная своего близнеца, Сева был уверен, что попутно тот купит еще кучу «крайне необходимых вещей», как он любил говорить, заявляясь из магазина с горой пакетов. Вот где сказывались недостатки более плотного маминого воспитания – иногда Эдька был таким же шопоголиком как и их мама. Впрочем, надо отдать ему должное – практически все купленное он использовал так или иначе.
На столе Севу ждала начатая речь на следующее занятие в кружке. Речь надо было дописать, выучить, а еще составить примерный план работы и ориентировочно раздать всем задания. В общем, работы было непочатый край, а в сонном состоянии она двигалась крайне медленно и, на его взгляд, тухло. А ему не нравилось, когда у него что-то получалось не так, как он того хотел.
Орлов уже погружался в объятья Морфея, видел размытые, убаюкивающие образы, как вдруг прямо над его ухом раздался Тасин вопль. Сева подскочил на кровати как ужаленный, стукнулся рукой об стенку, ойкнул и огляделся. Мозг еще был в начинающемся сне, а тело уже проснулось. И мысленно он не мог сразу соотнести реальность и сон, подумав между прочим, что Тася ему приснилась – ибо никакой Орловой в комнате не было. Но тут эхо, добравшись до противоположного конца Тибидохса, отразившись, вернулось обратно, постепенно нарастая. Всеволод внимательно прослушал сообщение, почесал руку на месте удара, свесил ноги с кровати и нащупал ботинки.
Ох, уж эта неугомонная семейка… - он обулся, подавил зевок и встал с кровати, потихоньку просыпаясь. Чего там у них произошло? – вслух поинтересовался он у воздуха, схватил пиджак и выбрался из комнаты. О своих планах Сева уже позабыл, теперь его мысли занимал только Тасин голос и мастерская брата. Благо та находилась недалеко, и идти было не так много. Пока он добрался, он уже вполне проснулся, еще раз убедившись в том, что голос любимой младшей сестры бодрит лучше любого кофе.
Таську он нашел на пролете лестницы, нетерпеливо бегающей из угла в угол, явно еще испуганную чем-то.
Что случилось, где пожар? – улыбнулся он ей, обнимая за плечи. Паника им не к чему. Поднявшись вместе с сестрой в мастерскую, Сева прикусил язык. Фраза про пожар была шуткой, и увидеть горящие остатки мольберта с картиной он никак не ожидал.
Что это еще за новости?! – Орлов как назло еще не помнил ни одного заклинания для тушения огня, кроме пробкинса, который тут явно не подходил. Мысль работала стремительно, перескакивая с одного предмета на другой в поисках выхода. Он выхватил из кармана блокнот и вырвал оттуда несколько листочков. Быстро и привычными движениями Сева сложил трех бумажных пожарных, подув на них отпустил их рядом с остатками мольберта. Из двух других листочков получилась цистерна с водой. Хорошо еще, что огня было мало, иначе бы его магия была практически бессильной.
А теперь рассказывай в подробностях, что произошло и откуда огонь? – он стал выяснять обстоятельства, пока бумажные спасатели тушили огонь.

0

4

ПОЖАААР! ПОЖАААР! – орал Тасин внутренний голос. Самой Орловой хотелось сделать абсолютно тоже самое, но вместо этого она решила не поднимать панику среди мирных тибидохсцев. Потому что паника приведет с собой Поклепа, а он со своим приступом гнева был бы тут явно лишним. Тася итак за эту неделю, да что уж говорить, за сегодняшний день, изрядно потрепала ему нервы. Следующая встреча с Орловой точно могла бы грозить нервным припадком ему или же обещанным зомбированием Тасе… И если честно, Тася искренне надеялась, что первое случится раньше чем вторе.
Увидев издалека как к ней приближается старший брат, Тася запрыгала и начала махать руками, пытаясь без слов показать брату всю чрезвычайность происшествия. Когда он подошел к сестре, Орлова схватила его за руку и потащила в мастерскую.
- Севааа, Сева, давай, сделай чего-нибудь!
Пока брат мастерски складывал пожарных, Тася кружилась вокруг него как пришибленная и махала руками, вопя что-то бессмысленное и непонятное. Спрашивается, к чему такая паника? Нет, знаете, на этот вопрос бессмысленно отвечать, это же Тася! Пока Орлова носилась вокруг брата, он спокойно потушил пожар и потребовал объяснений.
- Ну, пару часов назад у меня возникла гениальная идея! И я побежала к Эдьке, хотела попросить его нарисовать иллюстрации. В прошлый раз у него это замечательно получилось, вот я и хотела... Ты кстати их видел? Ах, ну да, конечно, я же тебе их в первую очередь показала. Так вот, я пошла к Эдьке, решила что он в мастерской. Он же всегда в это время в мастерской, иногда мне вообще кажется, что он там живет. В общем, захожу я сюда и вижу, что никого нет. Думаю, не порядок. Если честно я уже хотела начать за него беспокоиться, а тут вдруг эта штука – она показала на обгорелый мольберт  - кааак бахнет, и давай гореть. Сев, оно правда само, я к этому не имею никакого отношения. Честно-честно! Я же не могу поджечь картину собственного брата, ну, только если случайно. Но сегодня это правда не я. Я же порядочная сестра, я же люблю своих братиков.
Тася улыбнулась и невинно захлопала ресницами.
- Интересно знать, а отчего он тогда загорелся? Как думаешь, может у Эдьки появился маленький домашний дракончик, и он тут балуется? Неудивительно, почему его тогда нет на месте. Ой, а если и вправду дракон, что делать? Тарараху его может отдать? Хотя, если бы тут кто-то был, я бы заметила... Как думаешь, бывают драконы-невидимки? Надо будет поинтересоваться. – Она нашарила в сумке тетрадь, что-то быстро туда записала и убрала обратно. В её голове уже назрела куча причин возгорания. Может быть, на Эдьку готовится покушение? Может брата уже похитили?
- А где Эдик? Куда пропал мой второй братик? – Забеспокоилась она.
Зачем вообще взрывать мольберты? Если бы я смогла что-то взорвать и остаться ненаказанной, то Клепыч уже собирал свой кабинет по кусочкам. Ох, какая я кровожадная. Клепик, если ты сейчас вдруг читаешь мои мысли, знай, я не держу на тебя зла и не собираюсь взрывать твой кабинет, если ты конечно больше не будешь отправлять меня собирать жуков-вонючек и прочую пакость.
Тася усмехнулась и улыбнулась брату.
- И что теперь делать?

+1

5

Женщины. Они так любят наводить панику по поводу и без, а их зачастую бестолковые метания из угла в угол и по периметру комнаты мешают сосредоточиться на решении проблемы. Но это же женщины, тут ничего не попишешь, такова их природа. Возможно, за эти мелочи их и боготворят мужчины. Впрочем, Орлову-старшему сейчас было не очень до рассуждение о причинах стойкой любви мужчин к слабому полу. К тому же женщины их семьи не отличались слабыми нервами, несмотря на то, что они аристократки, девушки проходили как чисто женское обучение, так и уроки выживания вместе с братьями. У них до сих пор хранятся целые фотоальбомы с их путешествий в леса амазонки, когда самому старшему из них, то бишь самому Всеволоду, было всего восемь лет. Правда, тогда были только они с братом и Аля с Музой, а с младшими они путешествовали уже в те времена, когда старшие обучались в Тибидохсе на младших курсах. Сколько воды с тех пор утекло! Но Орловых никогда нельзя было назвать трусами и паникерами. И не в таких переделках они бывали.
Не переживай и не бегай из угла в угол, что-нибудь придумаем, - попросил он сестру, глядя как бумажные пожарные успешно тушат мольберт и самих себя. Севе всегда было жалко, когда его творения погибали раньше времени – ведь оживление не длилось вечно, через некоторый промежуток – в зависимости от количества магии в них – фигурки вновь становились бумагой, не способной ни бегать, ни прыгать. Орлов выхватил человечка и похлопал по нему, туша огонек, который его было отхватил. – Беги, парень, - подтолкнул он его.
Ну, разумеется, ты нас любишь, - усмехнулся он, выслушав Тасю. – Я вовсе не обвинял тебя в поджоге, дорогая. Но тут явно происходит что-то странное, и драконы тут абсолютно ни при чем, можешь не переживать. Драконье пламя не трескается и взрывается от соприкосновения с поверхностью, пусть даже и крашенной. Драконы сжигают так, что остается лишь горстка пепла… - Сева принялся осматривать остатки мольберта. – Эдька улетел на Лысую Гору, за материалом. Он очень расстроится, его картина погибла… Но он не успел ее покрыть лаком, значит лак тут не при чем… Хотя тогда она, может быть, и уцелела бы, - светлый тяжко вздохнул, зная, как трепетно его брат относится к собственным произведениям. Но, к сожалению, спасти картину не было никаких шансов – они прибежали слишком поздно и успели лишь предотвратить распространение огня. Что же здесь такое творится? – не переставал задаваться вопросом Всеволод. – Никогда такого раньше не видел… Неужели кто-то решил поджечь мастерскую брата? Не верю… Темные, конечно, сволочи, но не до такой степени да и здесь стоит защита! Хм…
Орлов был несколько сбит с толку. В данный момент он очень сильно жалел, что он не всемирно известный Шурасик – гений и гордость школы, лучший ученик, хоть и темный маг. Не то, чтобы Сева относился к темным плохо – его лучший друг был с темного отделения – но некоторые черты, их отличающие, никогда ему не были по душе. Но поверить, чтобы кто-то совершил столь гнусный поступок он не мог. И все-таки необходимо проверить, - решил парень.
Тася, помолчи чуть-чуть, хорошо? – попросил он сестру и забормотал сложное заклинание третьего уровня на проверку присутствия чужой магии в помещении – в школе магии вряд ли кто-то будет баловаться со спичками. Кольцо постепенно нагревалось и выбрасывало одну за другой зеленые искры, кружившие в воздухе наподобие сканера. Как ни вглядывался Всеволод, ничего кроме свежих следов типично Орловской магии – своей и брата – ничего не смог обнаружить.
Нет, это явно что-то из ряда вон выходящее, - пробормотал он, обескураженный. Внезапно что-то бабахнуло слева. Орлов бросился в сторону, повалив Тасю на пол и прикрывая ее собой. Соседний мольберт – тоже с недавно нарисованной картиной – загорелся. У Севы глаза на лоб полезли, едва он увидел объятую пламенем картину. Трыгус шипелус, - выкрикнул он, наконец, вспомнив подходящее заклинание. Кольцо полыхнуло зеленой искрой и спустя пару секунд мольберт довольно шипел под струей воды. Что за черт?! – воскликнул светлый, вскакивая на ноги и помогая подняться сестре. Картина почти не пострадала – пламя не успело проникнуть вглубь и на ней была лишь гарь. Оставшийся сухим кусочек вдруг снова взорвался, но Всеволод успел сбить пламя рукой. – Тася, мне это не нравится… Пойди найди Шурасика… Или Машу, как ее… с третьего курса короче, светленькая такая, в драконбол еще играет! Нам нужна профессиональная помощь всезнаек!
Сам Сева решил остаться в мастерской до прихода помощи и сражаться с то и дело возникающим пламенем. Найду того, кто виноват в этом, и сделаю из него котлету!

+2

6

Хорошо иметь старшего брата, который в случае чего и успокоит, и поможет. Ася вздохнула и улыбнулась. И тут же снова начала болтать:
- Ой, Сев, а если я попробую восстановить картины, ну, после того, как эта неразбериха с пожаром, как думаешь, из этого что-нибудь получится? Так, может быть, я бы привела всё в порядок... И Эдя бы не расстроился! - предложила она, задумчиво наклонив голову на бок. Паниковать она перестала: пожар был потушен, больше ничего не взрывалось, значит, можно пока не волноваться. Но то, что всё зрительно встало на свои места, не уменьшало необходимость разобраться в причине возгорания мальбертов.
- А до этого ведь такого не было? - спросила Ася у брата. Вдруг было что-то, о чём она не знала? Вряд ли, конечно, но всё равно... Вдруг? От этих самых "вдруг" суть дела может коренным образом изменится. Может быть, станет понятно, что и где искать или, наоборот, что и где лучше не трогать. А так... Так в голове у девушки появлялась не история, а чёрное пятно какое-то. Что? Когда? Почему? Зачем? Сколько ещё таких вопросов можно было задать? И как отвечать на такие вопросы? Ася хотела спросить ещё что-то, но Всеволод попросил её помолчать. Девушка только кивнула. Брат, кажется, проверял наличие посторонней магии. Такого Ася ещё не умела. Не успела научиться. Но проверка, собственно, ничего не дала, а только подбавила вопросов: если это не магия, то что?
А картины все продолжали взрываться. Это уже совсем было непонятно. Они что, на присутствие людей реагируют?
– Тася, мне это не нравится… Пойди найди Шурасика… Или Машу, как ее… с третьего курса короче, светленькая такая, в драконбол еще играет!
- Машу? - Ася на мгновение задумалась, потом кивнула. - Знаю, видела... - и, не дожидаясь ещё каких-то пояснений, девушка побежала искать Машу... "Как у неё фамилия... Феклищева, кажется?" - вспомнила она и направилась в гостиную светлых магов. В любом случае поиски лучше было начать оттуда: можно было кого-нибудь встретить, спросить, да и сама Маша могла там находится. А если не там, то где? У себя в комнате, в библиотеке, на драконбольном поле (хотя нет, это вряд ли, не время тренировок ведь), с какой-нибудь подружкой где-нибудь... Список можно до бесконечности расширить! - рассуждала про себя Ася, думая, куда она побежит потом в том случае, если никого в гостиной не найдёт. Ещё стоило придумать, что она будет говорить, если, скажем, найдёт Машу не одну. Не рассказывать же ещё кому-то о таких вот непонятных событиях! Так, глядишь, не поможешь брату, а скорее наоборот. Сплетни могут пойти, да и у Эдуарда мог удар случится: прилетает он в замок, а его сразу с порога спрашивают: "О, Эдь, а у тебя что, правда в мастерской картины взрываются?" Нет, незачем третьим лицам знать про все события.
К частью, ей повезло. Маша сидела на одном из диванчиков и листала какую-то книгу. Больше в гостиной никого не было. Странновато это, конечно, в такое время ученики нередко собираются в своих гостиных, но Асю это вполне устраивало. Так сами собой решались многие проблемы. Того, кого надо, она нашла.
- Маш, привет, пошли скорее! - быстро и без пауз сказала Орлова, радуясь, что в гостиной пусто и можно всё сразу высказать. - Там... В общем, ты нам очень нужна в мастерской у Эдуарда, у него почему-то взрываются картины, мы не можем определить, из-за чего... Поможешь? - спросила она у Феклищевой, надеясь на положительный ответ.

Отредактировано Ася Орлова (2012-06-04 13:33:51)

+1

7

Ответом Маше стал лишь загадочный "динь-динь", а неудачно слепленная кукла поджала губы и снова замерла, всем своим видом выражая презрение к юным недоучкам. Машка в раздражении захлопнула ящик стола и пригорюнилась. Не то, чтобы ей хотелось овладеть магией вуду и протыкать иголками своих врагов, которых у нее, кажется, даже и нет толком (кому придет в голову враждовать с девочкой, которая по полнолуниям превращается в плохо контролируемую пантеру?), но вот понять бы саму технику... В любом случае, без наставника тут не обойтись. Феклищева уныло подперла подбородок кулаком, в кои-то веки не обращая внимания на перекосившиеся очки. Но, в конце-то концов, книги и существуют для того, чтобы по ним учиться - а зачем еще? И почему же тогда не получается? Машка несколько раз провела указательным пальцем по корешку книги, вздохнула и позволила ей уменьшиться обратно до размера ногтя большого пальца.
Вроде и не скажешь, что день резко стал унылым, а жизнь бессмысленной, но и радости было мало. С другой стороны - азарт никуда не делся, а ведь это самое интересное в деле. Особенно, в таком нелегком, как познание мира. У Машки это всегда так было - чем дольше не получается что-то, тем сильнее хочется наконец-то это сделать, обхитрить саму суть природы. Без любопытства и азарта никогда ничего не выходит и Машка, чего уж греха таить, довольно снисходительно относится к тем людям, которые этого не понимают. А их ведь подавляющее большинство. Почему-то многим кажется, что получать ответы на вопросы от кого-то - это лучше, чем искать ответы самому. Ну да - проще, но когда это "проще" приравнивалось к "лучше"? Слегка рассеянно размышляла Феклищева, переплетая одну из косичек. Сидеть в комнате и пытаться перехитрить эту магию уже надоело, поэтому девушка выбрала из стопки книг что-нибудь для легкого чтения и вышла из комнаты.
Спустившись в гостиную с огромным талмудом подмышкой, Машка с некоторым подобием восторга обнаружила, что здесь никого нет. На самом деле, это было довольно удивительно, хотя в глубине души настораживало - в такое время гостиная уже по-тихоньку наполнялась народом. Пожав плечами, Феклищева расположилась на одном из диванчиков и в предвкушении раскрыла книгу. Вообще-то, она предпочитала читать в библиотеке, нежели в гостиной, полагая, что библиотека и создана для чтения, а гостиная - для чего-нибудь еще (видимо, именно поэтому сама Машка появлялась здесь так редко), но так как сегодня такой странный день - почему бы не почитать и здесь, раз уж все так сложилось.
Не успела Машка прочитать и пятидесяти страниц, как по Тибидохсу разнесся чей-то крик: "Всеволод Орлов! Ваше присутствие..." Девушка недовольно подняла голову, прислушалась и поправила очки. Конечно, ее это не касалось, но все-таки было немного любопытно, что может случиться для того, чтобы так орать. Решив, разузнать об этом попозже, Феклищева вытащила из-за уха небольшое перо и сделала пометку на полях книги. Однако, прошло совсем немного времени, как разгадка пришла к ней сама. Натурально пришла и деликатно принялась отвлекать машкино внимание.
- Привет, Ася, - невозмутимо отозвалась Машка, разглядывая встрепанную, как проснувшийся воробей, Орлову. В том, что это кричала она, сомнений уже почти не осталось. Как и в том, что покоя Маше нынче не найти. Вздохнув уже второй раз за полчаса, Феклищева захлопнула книгу и послушно позволила Асе отвести себя в мастерскую.
По дороге Машка успела придумать тысячу и одну причину, почему Ася употребила именно выражение "взрываются картины". Не сказать, что взрывающиеся картины в Тибидохсе - такая уж редкость, однако, и частыми такие случаи не назовешь. Феклищева, к примеру, сходу не смогла вспомнить ни одного.
- Что ты имела в виду, когда сказала "взрывающиеся ка..." - начала было Машка расспрашивать Асю, когда они уже подошли к мастерской, как вдруг на них выскочил бешено вращающий глазами Орлов и с криком: "Ложись!", повалил всех на пол, после чего раздался звук взрыва.

+1

8

Орлов пребывал в легкой задумчивости, оглядывая жалкие остатки мольберта. Его брат всегда очень переживал, если что-то случалось с делом всей его жизни, а тут такое. Вторая картина, слава Древниру, пострадала не так значительно – заклинание было произнесено вовремя, и теперь она лишь немного подгорела и была залита водой.
Пожалуй, твои способности придутся тут как нельзя кстати, - с надеждой сказал он. – Хотя насчет этого, - Сева указал на остатки мольберта и картины на нем, - я не очень уверен, но попытаться всегда стоит же, правда?
Я такое вообще в первый раз вижу, - помолчав, добавил парень. – Ну, чтобы картины ни с того, ни с сего загорались сами по себе. Эдя всегда очень тщательно проверяет их на предмет посторонней магии – мало ли, кому из темных придет в голову устроить гадость их союзу, но это совсем иной случай – картины-то лично Эдькины, он вот эту – он показал на первую горевшую картину – дня три назад писал, до глубокой ночи. Столько трудов – и неужели впустую?! Ох, - горько вздохнул Всеволод. Проблемы брата он всегда воспринимал как личные. Они вообще с близнецом обычно делили все беды и радости на двоих – так и проще и легче. А такому повороту событий Эдуард, конечно, не обрадуется. Орлов даже боялся представить его реакцию. Беспокоило еще то, что загорелась вторая картина, если это не остановить, то пострадать может вся мастерская, а это будет уже реальной трагедией. Эдька уехал как минимум до вечера, а значит еще есть время во всем разобраться и привести все в порядок.
Ася исчезла молниеносно – раз и уже ее нет. Сева остался один охранять картины от возможного очередного возгорания и маяться ожиданием. Ожидание само по себе штука не очень приятная и занимательная, а уж в такой ситуации и вовсе печальная. Ведь нельзя исключать той вероятности, что каждая секунда промедления ухудшает положение и может привести к еще более тяжким последствиям, а они даже не разобрались толком в чем причина случившегося. Кстати займусь-ка я как раз этим, пока Ася ищет Машу, - решил Орлов, который в принципе не мог ничем не заниматься. Даже во время свиданий с Олесей он что-нибудь да делал – то девушке помогал, то просто приятное что-нибудь для нее мастерил, благо магический дар к этому весьма располагал. Ведь чтобы мастерить что-то так быстро из бумаги, требуются ежедневные тренировки.
Недолго раскачиваясь, Сева снял менее пострадавшую картину с мольберта, присел на ближайший подлокотник и стал внимательно ее осматривать, надеясь заметить что-то, что ускользнуло от его первоначального анализа. Даже после тщательного обследования он не нашел ничего из ряда вон выходящего, но внезапно сообразил, что над этой картиной Эдя работал позавчера вечером, прорисовывая отдельные детали, которые собственно и загорелись. Что же это может быть? Что-то с кисточками не то? Или с водой? А может, с красками? – отложив картину в сторону, он подскочил и подошел к тюбикам, в большом количестве лежавшим на столе. Эдя был личностью творческой, а потому порядка у него не было никакого, хотя для него самого, скорее всего, тут все было где надо и под рукой, но вот непосвященный не то, что ногу сломит, шею свернет, пытаясь что-то разыскать! Взяв один тюбик, он открыл его, понюхал – ничего особенного, краски как краски. А, нет! Эдя работал вчера не этими красками! Он же какие-то новые привез, как раз опробовал на той картине! – Сева стал активно рыться в горе тюбик, пытаясь найти нужные. Выхватив, наконец, искомое, он осторожно открыл его, опять понюхал, опасаясь, что что-то произойдет. Но ничего не случилось, и парень было выдохнул облегченно, как неудачно нажал и из тюбика выдавилось чуть-чуть краски. Буквально спустя минуту-другую начал раздаваться знакомый треск. И, как назло, как раз в этот самый момент в мастерскую вернулась Ася со светловолосой девчонкой, вероятно, Машей.
Лоооооооожиииииись, - не своим голосом заорал Орлов, панически думая, куда же деть тюбик, рисковавший в любой момент взорваться. Капли краски, которые упали на пол и стол, уже начали пылать, а тюбик мелко подрагивал. Вспомнив давнишие уроки драконбола, которые он проходил, будучи его во Франции, до попадания в Тибидохс, Всеволод хорошенько размахнулся и запулил со всей силы тюбик в окно, то взорвалось осколками, а новоявленная граната со свистом вылетела наружу. Сева уже в процессе полета тюбика, упал на пол, прикрыв собой девчонок – вдруг что-то не выйдет? Подождав еще немного, он стал подыматься, как где-то за окном раздался взрыв и что-то полыхнуло. Надеюсь, оно не успело долететь до чего-нибудь воспламеняющегося, иначе будут у нас проблемы. Впрочем, они так и так у нас будут, - махнул он рукой, помогая девушкам подняться.
Вот такие пироги, - развел парень руками. – Маша! – обратился он к светленькой. – У нас тут проблема. Насколько я понял, мы столкнулись с особым видом красок – они почему-то взрываются, стоит им высохнуть. Или просто с воздухом соприкоснуться, с этим я еще не разобрался. В общем, ситуация такая: одна картина, написанная ими, сгорела почти полностью вместе с мольбертом, вторую нам удалось спасти, а только что я выкинул тюбик с этими красками, так как стоит им появиться наружу из тюбика, то они начинают воспламеняться. Ты не поможешь нам с этим всем разобраться и обезвредить? Одна надежда на тебя!

+1

9

Ты не поможешь нам с этим всем разобраться и обезвредить? Одна надежда на тебя!
- Да, Маш, помоги, пожалуйста, а то я жутко испугалась, и Эдя очень расстроится, если мы не сможем спасти его картины, для него ведь очень важна их сохранность, и... - Ася запнулась и огляделась вокруг. - Ой, а если Эдя скоро вернется, а тут такой разгром... Это же просто ужас! Не только картины, но и половина мастерской обгорела
Вид у комнаты был, что уж говорить, действительно ужасный. "Работы по восстановлению будет, конечно, немерено..." - вздохнула про себя Ася и посерьезнела. Действительно, что делать? Ну вот что можно сделать? Как понять, что это за краска и отчего она взрывается, если к ней даже прикоснуться безобязненно нельзя? И даже пробовать вернуть комнате прежний вид бесполезно: оставшаяся краска может полыхнуть и опять всё испортить. Нужно сначала понять, что это за краска, а потом придумать, как предотвратить её воспламенение и взрывы.
- А... Если краски новые, может быть, к ним есть какая-нибудь инструкция на банке? Или на тюбике? Или просто на бумажке? Или хотя бы название, о котором можно что-то узнать? Как мы можем прекратить эти взрывы, если непонятно даже, что за вещество взрывается? - высказала Орлова первую пришедшею в голову мысль. - Сев, куда ты тюбик дел? Стой, так ты его в окно кинул...  - девушка на мгновение задумалась. - Так, а сколько он новых тюбиков вчера привез? Ведь точно не один! Значит, должны быть ещё где-то... Что-то... И, если краска взрывается на воздухе, закрытый тюбик обследовать можно без опасности куда-нибудь взлететь, - И Ася принялась рыться в горе тюбиков. Старые краски легко было отличить от новых: почти все они были изрисованы больше, чем наполовину, да и вид имели потертый, хотя и чистый: Эдуард хоть и не поддерживал порядок, но за сохранностью своих художественных принадлежностей следил. "Видимо, Сева тут уже покопался... До меня... Нет, в этой горе их нет... Всё старые краски... Но, если Эдя работал чем-то недавно, он наверняка его не убрал от мальбертов, так и лежали, наверное, рядом с палитрой... И взлетели, конечно, в первую очередь. Но ведь это тюбики от взрывающейся краски, они должны пострадать меньше остальных, иначе все их содержимое бы вытекло, и здесь бы все куда сильнее полыхало." - рассуждала про себя Орлова, оглядывая остатки мальбертов. "И что теперь? Мне нужно привести в порядочный вид всё, что лежит на полу, чтобы найти этот тюбик! Это ведь долго и, может быть, опасно: вдруг там краска осталась, а я её восстановлю и взорвусь вместе с ней... Стоп, вот они!" - и Орлова достала из кучи мусора пару тюбиков. Заметить их было не так уж и сложно: хотя их отбросила ударная волна взрыва и они побывали в огне, они сохранили свою форму, и на них не было трещин. Только первоначальный светло-серый цвет от огня стал черным, зато колпачки были завинчены накрепко.
- Надеюсь, краска на них не попала, - тихо сказала Ася и провела по тюбику рукой. Её способностя очень часто оказывалась полезной: любую вещь благодаря ней можно было привести в первозданный вид. И тюбик посветлел, на нём появилась изумрудно-зеленая полоса и ожидаемые мелкие буквы: название и описание предмета.
- Вот, держите, - улыбнулась девушка, протягивая тюбик Маше.
- Кстати, а как Эдя умудрился что-то нарисовать этими красками, если они взрываются сразу, как только попадают на воздух? Ведь... Если бы он увидел, что картины горят, он бы никуда не улетел!

Отредактировано Ася Орлова (2013-08-20 22:30:02)

+1

10

Встреча с Севой была очень эмоциональной. «Ни здрасте – ни пожалуйста, сразу накинулся. O tempora! O mores!» закатила глаза Машка, одновременно улавливая слухом взрыв где-то за окном мастерской.
- Ну ладно, будем считать, что ты заочно прощен, – снисходительно похлопала севу по плечу Машка, вставая с пола и поправляя одежду и очки. То есть, сначала очки, конечно. - Ничего себе у вас тут спецэффекты. Как я понимаю, поэтому меня и позвали?
Машка улыбнулась всезнающей улыбкой, которая возникает на лице каждого отличника-зануды всякий раз, когда оный осознает, что кроме него никто не в состоянии ответить на поставленный вопрос. Или в тех случаях, когда даже сам отличник не может на него ответить, но точно знает, что уже вот-вот и ответ найдется, потому  что иначе не может быть. Бывают, конечно, и тупиковые ситуации, но процент того, что эта ситуация именно тупиковая, ничтожно мал. Таких маленьких чисел не бывает даже, наверное. Машка поправила очки, отряхнула свое платьице  и внимательно посмотрела на каждого Орлова по очереди, а затем заглянула в мастерскую. Там не было ничего особо криминального, если не считать слегка подгоревших картин и просто ужасающего беспорядка, который Машка терпеть не могла.
- Интересно-интересно, – сказала девушка, осторожно проходя в мастерскую и стараясь ничего не задеть. - А вы уверены, что дело именно в красках? Впрочем, насчет взрыва я поняла. На Лысой Горе, наверное, красочки-то покупал? Тогда в этом нет ничего удивительного, – произнесла Машка, аккуратно беря у Аси из рук тюбик со взрывающейся краской. - На Лысой Горе вообще лучше ничего не покупать, они вечно какие-то подлянки выкидывают. Краски лучше по каталогу заказывать, – авторитетно заметила Феклищева, сама некоторое время увлекавшаяся художествами. Впрочем, это, как и многие другие ее внезапные увлечения, не задержалось надолго. Просто Машке было многое интересно и она пыталась попробовать себя в разных вещах, чтобы найти то, что ей действительно нравится. Были, конечно, вещи, которые она не собиралась бросать, например, драконобол или чтение книг, но рисование занести в этот список постоянного так и не удалось.
- Тут есть еще картины, написанные этими красками? – девушка кивнула на тюбик, принимаясь за его внимательное изучение. - Впрочем, я так понимаю, что да, иначе зачем вам меня звать… Тогда нужно действовать быстрее...  А вот и ответ, почему картины не загорелись сразу в процессе написания! Тут написано, что они начинают взрываться не сразу, а только через некоторое время после того, как высохнут, – Машка указала ребятам на эту строчку в инструкции по использованию продукта. - Только понять не могу, почему у тебя сейчас она взорвалась? Ты ведь ее только выдавил чуть-чуть, и высохнуть она уж точно не успела, – задумчиво произнесла девушка, обращаясь к Всеволоду, не прерывая при этом чтения инструкции.
- В общем, я так понимаю, что нужен огнеупорный лак для покрытия картин. В инструкции этого не написано, но обычно он продается в комплекте, как я понимаю, но здесь его не вижу, – девушка внимательным взглядом обвела мастерскую. - Хотя тут такой беспорядок… Впрочем, если бы Эдуард знал, что покупает взрывающиеся краски, то он бы не взял их для картин, не так ли? – Машка поправила очки, чувствуя себя чуть-чуть Шерлок Холмсом. - А если ему их подсунули вместо обычных, то не удивительно, что они не озаботились продажей и специального лака для покрытия, – заключила девушка. - Единственное, что могу предложить – кому-то сгонять быстренько на Лысую Гору за огнеупорным лаком или попробовать поискать здесь, но это сомнительное мероприятие. Кстати, а где Эдуард? – девушка строго посмотрела почему-то именно на Асю, как будто это она куда-то его спрятала, а теперь не отдает.- Мы могли бы узнать у него насчет лака. Обычный, как я понимаю, в этом случае не подходит, – Машка вернула Асе тюбик с краской и подошла поближе к одной из картин. - Как насчет замораживающего заклинания, пока не раздобудем лак? – спросила девушка, отходя обратно на безопасное состояние. - Заморозим каждую картину на некоторое время, а потом разморозим и обезвредим,  - предложила Машка, поправляя очки.

0

11

Сева удивленно поднял бровь, но тут ж махнул рукой – не до того сейчас было, чтобы разбираться с непонятыми фразами, которые к делу не относились. К тому же Маша была таким же Шурасиком только в юбке, а такие люди всегда отличаются своим поведением от окружающих. Причин тому несколько – это и желание быть «как все», и избыток знаний по тому или иному предмету, в том числе и касающихся норм поведения, и просто эксцентричность, присущая гениям. А в том, что Феклищева относилась именно к таким, сомнений не было. Всеволод в рамках магаспирантуры вел или помогал вести занятия преподавателям и был в целом знаком со всеми студентами, а потому не мог не заметить глубокий ум. Но помимо этого Маша была более отзывчива чем Шурасик, а сейчас каждая минута была на весу!
Да, на Лысой Горе, - отрапортовал Орлов, - но он всегда берет проверенные! Быть может производственный брак?
Обстановка была крайне удручающая. Пол понемногу тлел в тех местах, где попала краска. Сева чертыхнулся и поманил своих пожарников, разбежавшихся кто куда. Добавив им немного жизненной силы парой искр, Орлов-старший отправил на тушение мини-пожаров свою роту. А то оставишь так пару недотушенных местечек, уйдешь – и мастерской как не бывало.
Нет, там несколько было тюбиков… Штук пять точно – он разных цветов взял, - припоминал парень события трехдневной давности. – И вправду интересно, почему они только сейчас взрываться стали… Может у них у всех «ограниченный» срок действия? Вне зависимости от того, использовали их или нет? – вопросительно посмотрел он на девочек. Ася занялась поисками оставшихся тюбиков, хотя в той куче после его вмешательства как Мамай прошелся. Ох, Эде это не понравится… Хотя с другой стороны, сгоревшая мастерская ему не понравилась бы еще больше. Тут уж ничего не попишешь… Придется ему небольшой бардачок пережить. Сейчас главное спасти оставшиеся картины!
Всеволод внимательно выслушал Машины предположения. Правильно, вероятно, оно так и могло быть. Впрочем, строить предположения можно бесконечно, а правда здесь важна ровно на половину – чтобы знать причину породившую последствия. И если вообще он был любителем теории, в данный конкретный момент его волновала исключительно практика – в причинах он разберется потом совместно с братом, когда будут известны все обстоятельства.
Маш, а нельзя непосредственно как-то краски обезвредить? Ну там поменять химический состав? – он тут же прикинул, где может находится Костя, если такое осуществимо. Ему совершенно не хотелось затягивать ситуацию. Хорошо что у них есть младший брат с такой способностью! Лишь бы это могло помочь. Но, к сожалению, Орлов был не силен в магической химии, и поэтому все зависело от решения Феклищевой.
До Лысой Горы три часа лету по хорошей погоде, - размышлял вслух магаспирант. – Я могу слетать за лаком, если без него никак. А вы тут без меня справитесь сами? – заволновался немедленно Сева. Все-таки он был старшим в семье и считал себя ответственным за все, что происходит с его родственниками. А оставлять одних Асю и Машу… Было рискованно! – Стоит позвать кого-то… Но не преподавателей, немедленно поднимется сыр-бор, Поклеп Поклепыч без суда и следствия начнет искать виноватых и наказывать невиновныхДавайте так! Мы попробуем заморозить картины и тюбики, если все будет в порядке, я вылетаю, а если нет… Посмотрим по обстоятельствам. Как вам такой план?
Время – деньги. А в нынешней ситуации – на вес золота была каждая минута. Всеволод не видел альтернативных предложенному варианту способов решения проблемы.

0

12

"Ну, понятно, что тут было, и что делать дальше, тоже относительно понятно. А значит, всё сделаем, не привыкать," - подумала Ася. Всё оказалось не так уж и плохо и вполне восстановимо. Только долго и не очень весело.
- Жалко только, что не успеть до прихода брата ничего прибрать, ну да ладно. Хоть поможет нам весь этот завал разгребать или сам справится, а то мы без него во всех этих баночках и тюбиках с головой закопаемся, - повеселев, сказала она. - Но всё равно давайте уже начнём побыстрее, глядишь, через несколько часов выберемся. Сначала немного места освободим только, а то даже картину поставить некуда.
С этими словами Орлова принялась расчищать небольшой квадрат на полу, чтоб можно было поставить мольберт и встать рядом самим. То, что лежало на полу, девушка решила пока не восстанавливать, чтоб побыстрее справиться. Всё-таки Всеволоду ещё предстояло лететь на Лысую Гору, а значит, нужно было с картинами разобраться как можно быстрее, ведь видно было, что одних девчонок он не оставит.
"Ну вот, вроде, и хватит," - решила Ася, восстановила уже поданный ей мольберт. Затем на него вернули то, что осталось от первой картины. "Ой, а вдруг у меня с этим ничего не получится, что тогда?" - как-то съежилась Ася, но тут же встряхнулась. - "Ну нет, должно получиться, а как же иначе... Ну всегда же получалось, нууу..."
- Готовы, замораживатели? - оглянулась она на Севу и Машу. - А то оно сейчас ка-ак вспыхнет, и будет у нас снова весело и шумно, - и с этими словами Орлова-младшая начала восстановительные работы. Очень скоро она поняла, что быстро их закончить не удастся: приходилось работать очень аккуратно, чтоб ничего не испортить.
- Ой, а мне, наверное, можно реставратором где-нибудь работать, - снова начала она болтать, чтобы только поменьше волноваться. - Интересно, у них много свободного времени? А хотя нет, я наверное, сбегу с такой работы... Или не сбегу? Ой, сейчас краска размажется-а-а, ну что же... А, нет, всё нормально, вроде, только бы снова не переборщить... А то довосстанавливаем - останется у нас холст в первозданном состоянии... А есть у кого-нибудь способность, вроде "отменить действие предыдущего", не знаете, случайно?.. Эх, жалко, что нет... Ой, опять. опять, опять, ну куда ж... Ну вот, хотя бы так... Что ж ты такая текучая-то, картина? Смотри, не выспыхни у меня раньше времени, а то останешься в полугорелом состоянии, как сосиска какая-нибудь недопеченная... А тебе нельзя, да... Какую красоту всё-таки Эдя у нас нарисовал! Даже лучше, чем фотография, наверное... Интересно, а почему писатели так мало пишут про художников?.. Вот, всё, вроде, - и тут же девушка отошла от картины, давая возможность завершить работу по заморозке. Картина покрылась красивым и блестящим ледяным узором, почти как окно зимой, только этот узор и в тёплой комнате должен был прожить некоторое время.
- А нам его хватит до того времени, как прибудет нужный лак? Или мы ещё разок-другой морозить будем? - неуверенно спросила Ася и аккуратно сняла замерзшую картину с мольберта. "Ничего себе, какая холодная!" - удивилась она, устроив её около стены. Всё-таки предстояло ещё одну картину привести в порядок, а это, как выяснилось, была та ещё работенка.

Отредактировано Ася Орлова (2014-07-09 12:34:27)

+1


Вы здесь » Тибидохс. Время, назад! » Вселенная безгранична » Каждый второй подвиг – это ликвидация последствий первого