Тибидохс. Время, назад!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тибидохс. Время, назад! » Будни Тибидохса » 25 мая э.г. Стоять, бояться!


25 мая э.г. Стоять, бояться!

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Отыгрыш заморожен
Вид отыгрыша: индивидуальный. закрытый.
Дата|время: 25 мая, 11 вечера.
Действующие лица: Елена Свеколт, Глеб Бейбарсов, Жанна Аббатикова.
Предисловие:
всячески ругая себя за оплошность, некромаги возвращаются за артефактами, которые они оставили в подвалах. И каков же был их гнев, когда артефакты там были не обнаружены! Зато обнаружены многочисленные следы хмырей...

0

2

Вечерело. Глеб смотрел в окно, ожидая пока девчонки закончат последние приготовления. Солнце садилось, океан был окрашен в багрово-золотистые тона. Снова почувствовалось неудержимое желание взяться за карандаш и перенести образы на бумагу. Рука невольно водила пальцами по стеклу, вычерчивая одни и те же черты. И черты эти были не Аббатика. Едва слышный скрип зубов.
Вы скоро? – голос недоволен. Слишком долго собираются. Но себя-то не обманешь, не на них он злился. Та буря эмоций, которая его одолевала внутри, словно он был спящим вулканом, который внезапно начинал просыпаться, смущала. Он не знал, чего ждать от этого наваждения, да и наваждением это было? Наваждением, - отрезал парень, не давая внутреннему голосу шанса вступить в споры. – И я от этого наваждения избавлюсь.
Наконец, они выдвинулись из комнаты девчонок. Было бы удобнее, если бы они жили втроем, но, к сожалению, в этой школе не предполагалось такое смешение полов и комнаты были строго разделены на мужские и женские. Как глупо! Соседи им мешали.
Нам нужно свободное помещение, где нам никто не помешает, - подвел итог Бейбарс своим размышлениям. – Жан, займись завтра поиском подходящего. Иелен, на тебе библиотека. Я буду присматриваться к ученикам, среди них есть подходящие кадры. Нам нужны помощники, - усмешка скривила губы. Помощники – слишком мягкая формулировка. Им нужны слуги, послушные исполнители. Ворота в их мире были защищены от любой черной магии высшего порядка. Вряд ли в этом защита вдруг исчезнет. Им нужны чистые, невинные души, которые примут Ворота. Души, которые будут послушными марионетками в их руках и сделают все, что они хотят. У них есть время, но, к сожалению, не так много, как хотелось бы. Неизвестно, не откроется ли их подлог. Лучше поспешить, но сделать все грамотно и качественно.
Они спускались в подвал. Здесь нужно быть аккуратнее. Почему-то здесь вечно кто-то шарится, то их подобия, то какие-то не в меру любопытные ученики, то учителя. Глеб сам видел, как сегодня утром оттуда выходил какой-то тип в латах и с копьем. Тип был им не опасен, но мог поднять ненужный шум. Не школа, а улий какой-то! Все везде суют свой нос, - недовольное выражение на несколько мгновений мелькнуло на его лице. И все-таки в подвалах было спокойнее, чем в помещениях самой школы. Не было этих навязчивых привидений, другой дребени, которая только раздражала.
Заберем артефакты и осмотрим Ворота, - предложил он. – Раз уж мы здесь, чего зря время терять?
До того места, где они открывали портал, было не так уж далеко, но приходилось попетлять по узким переходам и трещинам в стенах, где они были вынуждены идти по одному – Иелена впереди, Жан в середине, а он замыкающий. Но никаких внешних помех по дороге им не встретилось. Свернув в последний коридорчик, ведущий в маленькую пещеру, где было искомое, он пошел первый. Дело было плевое, но почему-то Аббатик постоянно хмурилась, и он знал, что это ничего хорошего не предвещает. Но, возможно, это относилось к мероприятию с Жуткими воротами. Какие проблемы могли возникнуть с оставленными артефактами? Без знания о том, как их правильно применять, никто с ними ничего сделать не сможет, а если и попытается, то поплатится за это, как поплатился тот ученик в очках, вздумавший следить за ними.
Он вышел в пещеру, два поворота тростью и на стенах заплясал голубоватый огонь, осветивший помещение. Одного взгляда хватило, чтобы понять – что-то изменилось с их последнего визита. Глеб наклонился: не хватает песочных часов… и шкатулок!

+1

3

Собираться Иелене долго не пришлось. С собой ничего она брать не собиралась, да и нечего было. Услышав недовольный и раздраженный голос Глеба, она вопросительно посмотрела на него, стоя в проходе, облокотившись о дверной косяк. Она всегда старалась не лезть в черную душу некромага, но,  даже не желая того, она прекрасно чувствовала Глеба без лишних вопросов.
С самого детства рядом с ним и Жанной бок о бок дали о себе знать, и вполне логично было предположить, что связь между ними троими была не просто магическая. Это равносильно безмолвной телепатии. 
Мельком Иелена все же заметила легкие наброски при свете луны на запотевшем окне. Правая бровь взметнулась вверх.
«Помещение…» - некромагиня задумалась, выкинув все посторонние мысли из головы.
- Я сомневаюсь, что это доставит нам проблем. Нам лишь нужно время, чтобы здесь разобраться.
А в библиотеках она итак почти жила, за что была объектом иронии и насмешек со стороны Жан. Их шуточки явно отличались от дружеских, но ничего такого не было обидного, так что она привыкла отвечать в унисон. Вот и сейчас эта просьба со стороны Глеба была скорее риторической. Она и без того знала куда отправиться позже.
В проходе появилась собранная Жан. Переглянувшись со всеми, она пошла первой по направлению к подвалам. Никаких препятствий на их пути не возникло. Лишь пару каких-то привидений попадалось им. Но вовремя одернутая Иелен не успела их уничтожить. Ведь никакого дрыгуса-брыгуса они не применяли. А истреблять приведений в Тибидохсе не совсем было бы логично, о чем она заранее не подумала.
От стен разило влагой. Легкий сквозняк гонял сырость по коридорам, истошно издавая призрачные стоны. Любой светленький свихнулся бы здесь, если бы ему повезло тут заблудиться. Некромагам же такая атмосфера была безразлична. Даже в какой-то степени близка.
Где-то на подходе к тому месту, откуда они появились, Глеб обогнал ее на повороте. Учуяв неладное, Иелен вопросительно обернулась на Жан и поняла, что ничего хорошего им ждать за поворотом не приходилось. Некромагиня ускорила шаг и нагнала Глеба уже на месте.
Голубоватое сияние осветило нужную им пещеру. Сердце Иелен забилось чуть быстрее. Злость всколыхнула ее, и скулы ее напряглись. Артефактов они не обнаружили.
- Какого черта?! – вспыхнула некромагиня.

+2

4

Вот уже 5 минут Жан искала свою шкатулку с амулетами Вуду, без которой она не чувствовала себя могущественным некромагом. Она обыскала уже половину комнаты, но никак не могла ее найти. Успокаивала девочка себя тем, что шкатулку украсть никто бы не осмелился, да если бы даже и осмелился, то остался бы без рук - она была заговорена на кражу. Наконец, она догадалась лечь на пол и поискать шкатулку под кроватью.
- Вот она - прошептала Жан, вытаскивая из недр кровати драгоценную вещь.
Встав с пола, она отряхнулась, поправила волосы и вышла вслед за Иеленой. Глеб бросил на нее угрюмый взгляд, который она расценила как немой вопрос, в духе "Ну почему так долго?". Тем не менее, она ни сколько не смутилась, так как не заставила их долго себя ждать. Шли они молча, думая каждый о своем. Когда они проходили мимо большого окна, что-то заставило Жан кинуть туда мимолетный взгляд. Сначала она не поняла, что там накарябано, но приглядевшись, различила едва заметные черты лица. Она поняла, что это нарисовал Глеб, но не могла понять, кто же это нарисован. Одно она поняла точно - это не она. На секунду девочка нахмурилась, но постаралась не подать виду, что расстроена и напряжена. 
Хм, кто же это был? А может и не было никакого лица, и я себя зря накручиваю? Я чересчур нервная и подозрительная.
Поглощенная этими мыслями, Аббатик механически свернула во второй поворот от лестницы вслед за Иеленой. В этот же миг как-то неприятно запахло – это означало, что они на верном пути. Преодолев половину пути, они столкнулись нос к носу с Недолеченной Дамой. Она уже почти начала жаловаться на свои болячки, но в ту же секунду увидела Глеба и, тоненько завизжав, скрылась в темноте.По дороге им встретилось еще несколько неуравновешенных приведений, которые при виде некромагов предпочитали спасаться бегством, и парочка хмырей, которые спрятались за камнями, издавая при этом зловещее бульканье, и грозили им кулачками. Глеб усмехнулся. Чем ближе они приближались к пещере, тем больше на душе у Жан становилось неспокойней. Она чувствовала, что что-то не так, но старалась не подавать виду, так как не была уверена. Глеб заметил, что она напряжена и периодически поглядывал на нее, пытаясь понять, почему она хмурится. Когда коридор  окончательно сузился, и они выстроились в цепочку, девочке стало окончательно не по себе. При входе в пещеру Глеб обогнал Жан и Иелену, и первым зашел в нее. Когда девочки зашли следом за ним они увидели, что Глеб как-то странно смотрит на артефакты. Подойдя поближе, они увидели, что не хватает песочных часов и нескольких шкатулок.
- Черт! - ругнулась Жан. Больше  у нее не было слов. Кто-то пробрался в подвалы и не побоялся украсть такие важные артефакты. У кого могло хватить смелости? А я это чувствовала. Не зря ведь мне было так неспокойно всю дорогу!
- Что мы будем делать? - первой задала этот вопрос Аббатик.

Отредактировано Жанна Аббатикова (2011-08-23 10:10:57)

0

5

Глеб был сама сосредоточенность. Он всегда шел к своей цели по удобной ему дорожке. Если приходилось идти на пролом, то он шел напролом. Если приходилось идти по головам, то он без зазрения совести наступал на головы. Любые препятствия на своему пути он попросту не замечал. Мелкие трудности отлетали от стены его самоуверенности точно также, как сейчас привидения, едва завидев его бросались в сторону. От их троицы за километр несло опасностью, так что ничего удивительного. Лишь одна какая-то отчаянная дамочка попыталась было заговорить с ним, но, увидев его горящий взор, поспешила ретироваться. Весьма мудрое решение.
А сколько у нас времени? – тонкая складка легла между бровей. Времени у них не сказать что много. Время – единственный неизвестный член уравнения, который они собирались решить. Все остальное – мелочи, детализированное решение отдельных задач поменьше. Было прекрасно ясно, что страж в их мире не будет сидеть на месте. Он отвечает за них головой. И они сбежали. Да, их заменили некромаги из этого мира, но там подлог обнаружить гораздо проще. Они слишком жалкие, слишком слабые, недостойные звания некромага. Сомневаюсь, что страж не учует в них перемену. Он излишне чувствителен. Специально таких подбирают, - губы презрительно искривились. Бей-Барс глубоко презирал выскочек из объединенного совета четырех миров. Они много мнили о себе, но исполнительные кадры подбирали как нельзя лучше, этого нельзя отрицать. Боевые маги, скрутившие их сразу же после смерти старухи, были хорошо подготовлены ко встречи с ними. Одного мгновения, которое необходимо для перехода дара от старухи к ним, хватило, чтобы они прорвали защиту. Но это было в прошлом. Сейчас они как никогда близки к цели, и Глебу не хотелось, чтобы что-то помешало им в этом. И так слишком много того, о чем он даже подумать не мог, когда шагал в портал.
Девчонки почти ничего не говорили. Да и к чему им слова? Они давно научились понимать друг друга по неуловимым движениям. Иелена была спокойна, Жан – слегка напряжена. Он решил выяснить потом, в чем дело.
Но молчание резко оборвалось в пещере. Вспыхнувшие волны ярости пронизывали пещеру. Ярость заполняла его от головы до пят. Внутри Глеб рвал и метал. Но старуха научила их сохранять холодным разум и не позволять эмоциям брать вверх. Иначе ничего бы у них не вышло, и выжить в том кошмаре, который пришлось им пройти с детства, невозможно было бы. Смертельная опасность учит очень многому. В углу осыпалась штукатурка – следствие выпускаемого им раздражения. Это из ряда вон выходит! Но сейчас ему необходимо сохранить трезвую голову. Покрошив немного стены усилием мысли, он позволил себе расслабиться. Жан тем временем тоже пришла в себя.
Найдем того, кто их забрал. Что именно с ним сделать, придумаем на месте. Но он жестоко поплатится за это, - голос Глеба был тихим, спокойным, но очень злым. Тому, кто посмел покуситься на их артефакты, явно не поздоровится. – Или у вас есть другие предложения?
Окинув взглядом пещеру, Бей-Барс шагнул вперед и подобрал серебряную пирамидку – древнейший артефакт, созданный одним из первых некромагов. Он заключал в себе частицу хаоса и позволял пронизывать пространство. Это был ценнейший артефакт даже в их мире, который Глеб считал гораздо могущественнее этого. Но его заряда хватало ненадолго и ему было нужно время, чтобы перезарядится. Пирамидка была еще тусклая, не восстановилась после открытия портала. Он спрятал ее в карман и повернулся к девчонкам: соберем оставшиеся и приступим к поискам виновного.

0

6

Иелена стряхнула с себя мелкие сухие камни и грязь, которая осыпалась под силой мысли одного Бейбарсова. Так что Иелен понимала, что два злых и недовольных некромага сейчас – будет уже слишком плохо для всех остальных. Особенно, если учесть, что Иелен всегда была самой спокойной и уравновешенной из троицы этих «светлых» созданий.
Стало очевидно, что задержаться здесь придется на немного дольше, чем они сами того хотели. Некромагиня нахмурила лоб и задумчиво уставилась на единственный артефакт, который завалился в самый дальний угол и именно поэтому, очевидно, его не забрал тот, кому как раз-таки весьма не поздоровиться. Иелен прекрасно понимала, что и без их помощи артефакт окажет отнюдь не доброе влияние на того, кто его подобрал. Особенно зная нрав темных артефактов, сомневаться ей не приходилось ни на секунду.
Она ясно понимала, что теперь начнется никак иначе – охота из-под тишка за всеми трудновоспитуемыми волшебниками школы Тибидохс. Сначала Иелен хотела была разозлиться, но потом быстро взяла себя в руки и ответила на поставленный вопрос.
- Время.. А когда его бывает достаточно? – тихо, почти шепотом ответила некромагиня. Своим голосом она старалась образумить и успокоить его и Жан. Словно шорох осенних листьев в этом сыром подвале, ее суховатый голос отразился звонким эхом от высоченных потолков подвала. – Будем искать.
Она всегда говорила очень кратко, без эмоционально когда того требовала ситуация. Сейчас эмоции были только лишние, нужно было оставить только здравый смысл, хотя бы потому что Глеб и Жан явно не из породы интровертов. Глеб скорее нечто среднее, но, сколько она помнила Жан, она всегда была намного эмоциональнее их двоих вместе взятых. Нет, она вовсе не была истеричкой, просто тут, в их троице все было уравновешенно: эмоции и действия – это Жан, Глеб – сила, решительность, страсть,  Иелен – это ум, спокойствие и рассудительность. 
Глеб, естественно, говорил чистую правду. Его угрозы никогда не бывали простым сотрясением воздуха и Иелен лишь иронично усмехнулась, когда представила что Глеб сделает с тем, кто забрал их артефакты.
«Как бы артефакт сам не решил за него эту проблему. То-то он расстроится» - улыбнулась этой мысли некромагиня.
Иелен задумчиво почесала нос и поправила хвост, затянув его потуже. Ни слова не говоря, она и без того поняла, что им следует разделиться. Она не рассчитывала найти еще хоть какие-то артефакты, так как это были мысли оптимиста, но все же и такое могло случиться, чего отрицать она не стала, завернув за темный угол пещеры.
Она обернулась на Глеба и Жан, которые пока что стояли на прежнем месте. Через секунду они уже скрылись с ее поля зрения.
Освещая себе путь амулетом ярко-багровым светом крови, она решительно ступала по мокрым камням, опираясь на покрытую слизью стены. Эта слизь не была опасна, она прекрасно это знала. Единственное, что было ей жаль – это ее любимый пиджак. А вот кожаные штаны пришлись весьма кстати – чем глубже она спускалась вниз, тем холоднее становилось.
«Зря все считают, что в аду жарко. На самом деле ад – это вечный холод» - Иелен прекрасно это знала и не понаслышке, потому ее всегда умиляли рассказы об этом уголке вселенной.
Едва не поскользнувшись, Иелен схватилась за скользкий выступ в стене, даже не пискнув. Она давно разучилась бояться, разучилась кричать, разучилась просить о помощи.
Подвал все больше и больше походил на пещеру, где-то вдалеке можно было увидеть слабоватое сияние потухающих факелов. Здесь, магия едва распространялась на них, в отличии от тех, что были наверху и горели ни больше, ни меньше – вечность. Слабоватый желтый и кроваво-красный слился в интересное сочетание единого цвета и аккуратно лег на кривые, массивные потолки и стены подвала, придавая им особый характер. Здесь, внизу, визг ветра был особенно слышен. И не будь она некромагом, она поспешила бы убраться отсюда. Посмотрев наверх, она поняла, что взбираться будет еще сложнее, чем спускаться.
Она присела на следующий камень, опустила одну ногу, затем другую, внимательно оглядываясь по сторонам, заглядывала под камни, в щели, шаря рукой везде, где может достать. Затем она пошла ниже…

Отредактировано Елена Свеколт (2011-09-02 02:29:21)

+1

7

Жан стояла рядом с Глебом и Иеленой сжав руки в кулаки до такой степени, что костяшки пальцев побелели, а ногти больно вонзились в нежную кожу ладони. Ее обуревали эмоции, которые она не хотела сейчас показывать, но шкатулка в ее сумке слегка завибрировала, будто бы почувствовала их. Жан было не по себе - она переживала. Да, да...Но она  даже себе в этом не хотела признаваться.
Что происходит? Мы же все предусмотрели. Как нас смог обвести вокруг пальца какой - то пресловутвый волшебник? Мы втроем составляем почти непобедимую силу. Я знаю о чем говорю. Я в этом уверена.
Жан чуть отошла от Глеба и посмотрела по сторонам. Она пыталась что - нибудь почувствовать или понять, что здесь произошло, но увы ничего у нее не получилось. И тут она услышала какой - то звук. Даже не звук, а шорох. Она повернулась в его сторону и, уставившись на стену, снова прислушалась. Ничего. Показалось. Такое часто бывает. Тем более в темных заброшенных подвалах. В этом можно хоть фильмы ужасов снимать. С некромагами в главных ролях. Глеб отлично бы подошел на роль главного злодея. Жан, сосредоточься. Что за ерунда лезет в голову. Девочка подошла поближе к Глебу, так как ей снова становилось не по себе. Хоть она и спала в гробу с рукой упыря, хоть и сражалась с вурдалаками и увлекалась магией Вуду, все равно где - то очень очень глубоко в душе она оставалась хрупкой девушкой. Поэтому рядом с Глебом она чувствовала себя безопасней. На подсознательном уровне. И тут она снова услышала какую - то возню в стороне. Вопросительно посмотрев на некромага, она поняла, что он сейчас занят своими мыслями и не стала ему ничего говорить. Вместо этого она просто пошла в сторону звука. Аббатик шла медленно, старательно обходя грязь и камни, но все равно запачкала свои кроссовки. Хорошо хоть белые не догадалась одеть - остановилась на черных. Несколько раз она споткнулась, но продолжала идти. Пройдя шагов 20 она остановилась и начала осматриваться. Глаза ее давно привыкли к полумраку и она явственно могла разглядеть обстановку вокруг себя. Справа большой камень, слева пустота, впереди стена подвала. Звук мог исходить только из - за камня. Жан засунула руку в сумку и на всякий случай нащупала шкатулку с амулетами. Убедившись, что та спокойно лежит в сумке девочка подошла к камню. Тут она ощутила какую - то тревогу. Не панику, не страх, а именно тревогу. Аббатик медленно начала обходить камень. Ничего. Никого. Да что же это такое? Опять почудилось? На всякий случай Жан обошла эту сторону подвала, но ничего интересного не нашла.
- Надеюсь Глебу и Иелене повезло больше, чем мне...

Отредактировано Жанна Аббатикова (2011-09-02 16:08:32)

+2

8

Волны гнева накатывали. Одна за другой. Равномерно. Окатывали с головы до ног и исчезали, чтобы вернуться вновь. Воздух вокруг дрожал, вибрировал, стены еще подрагивали, но некромаг уже был спокоен. Да и не разрушать же замок из-за временной пропажи необходимых им артефактов? Это пока не резонно. Замок им еще пригодится.
Девчонки были сосредоточены и молчаливы. Глеб видел, как мысль бродит по лбу Свеколтини, рождает решение, формирует задачу. Иелена - она умная. Самая умная из них. Они с Жаном более импульсивны, обычно сначала делают, потом думают, а Иелена нет. Та сначала думала, а потом делала. Глеб ждал. Ему больше ничего не оставалось. Девчонки разошлись в противоположные стороны в поисках оставшихся артефактов. Целых шесть артефактов! Усилием воли подавил подымающийся гнев. Не время. Свеколтини права. Когда его было достаточно? Особенно сейчас. Секунды, минуты, часы утекают, становятся прошлым, невозратимым, а он стоит в центре пещеры и ждет. Он ненавидит ждать.
Стало тихо. Он не слышал, он чувствовал дыхание девчонок, которые были где-то не столь далеко, но не в поле обычного зрения. В тишине ощущались малейшие движения воздуха. Тот, кто считает, что воздух прозрачен и ничего не значит, глупец. Воздух может сказать очень многое об остановке вокруг. Он доносил до него движения Жана - вот она дотронулась до стены, вот остановилась, вот обошла что-то. Он практически видел обстановку вокруг нее, стоило прикрыть глаза. А вот Лена спускается куда-то вниз, неловкое движение - кажется, она немного теряет равновесие, но нет, все в порядке, движется дальше. Неглубокий вдох. Сосредоточившись, он забывал дышать, но легкие требовали кислорода, к сожалению, от физиологии никуда не деться. Он опять прикрыл глаза: кажется, Жан возвращалась. Кажется, ни с чем. В воздухе колыхалось разочарование.
Ничего? - обратился он к ней, даже не поворачиваясь, даже когда она не дошла до поля зрения. Он знал, что она его услышит. - Интересно, что там у Иелены... - вслух озвучено просто так. Стоять в тишине ему наскучило. - Если их нет, то кто-то их унес. Должны остаться следы. Поищем? - Бей-Барс повернулся к уже подошедшей Аббатик, ему надоело бездействовать. Некромаг принялся методично, метр за метром, обстукивать тросточкой пол пещеры, бормоча себе под нос заклятья на древнем, непонятном языке. Следы, оставленные кем бы то ни было, оживали, загорались разными цветами. Темно-синие, светащиеся тонкой голубой линией - это их следы, более тусклые - старые, оставшиеся с их последнего посещения, более яркие - свежие, сегодняшние. Серые, потрескивающие, разных размеров - места, где были артефакты. Красновато-серые, немного тусклые - следы обычных черных магов. И, наконец, те, что более всего заинтересовали его - зеленовато-болотные, небольшие, но очень многочисленные. Глеб постукивал тросточкой, их следы гасли, чтобы не мешать картине других, причудливо переплетавшихся. Он никак не мог узнать их. Такие знакомые, тысячу раз виденные, но чьи?
Вот эти, - некромаг стукнул тростью по линии небольших следов, вспыхнувших от удара еще ярче, - не могу вспомнить. Очень знакомые, чьи? - он оторвался от увлекательного занятия и вопросительно посмотрел на Жана. Может быть, она вспомнит, где и при каких обстоятельствах они сталкивались с этими следами.

осс: это следы хмырей, если что, Жан. пойдем по их следам отвоевывать родное и кровное xDD

0

9

Чем ниже она спускалась, тем, конечно же, становилось темнее и холоднее. Влажность уже впиталась в легкие, пробралась под кожу легкой дрожью и оседала в темных волосах некромагини. По своей физиологии (самой обычной, человеческой), ее тело было всегда более низкой температуры чем у других людей и как бы там ни было странно, от жары у нее часто кружилась голова, а вот холод для нее был в самый раз. Зима, осень, а вот весна уже не про нее.
Ей казалось, что конца этого спуска ей не видать еще очень долго, но вдруг она уперлась почти лбом о стену пещеры. Иелен была слишком увлечена поисками, чтобы заметить, что за ее спиной уже появлялась стена, что означало одно – это было дно и артефакты не были найдены.  Она остановилась напротив нее, изучая с зоологическим интересом. Запрятав за ухо упавшую на глаза прядь, она откусила мешавшую ей на пальцах заусеницу, которую она теребила соседним пальцем весь спуск. Ну и что, что анти гигиена, ей-то все равно.
Недоверчиво, она приложила влажную ладонь к столь же влажной каменной глыбе и прислушалась. В этой кромешной тьме, которую рассеивает только лилово-багровый свет ее амулета, можно было различить целые слова и предложения завывающего ветра. Волосы растрепались во все стороны, так что о прическе она и не думала. Но что-то насторожило ее в момент того, когда она закрыла глаза и слух обострился втройне. Она услышала легкий хрип… стон… а может, плачь? Она так и не поняла.
«Что или кто издает эти звуки?»
Атмосфера явно была не для слабонервных. Но, единственное о чем подумала Иелен в этой ситуации, так это о горячем чае с имбирем. Смешно и странно, но некромагиня всегда питала страсть к чаю, вину, а особенно к глинтвейну. Эта мысль о горячем чае вылетела из головы столь же быстро, как она и посетила темную голову некромагини.
Здесь, внизу, на дне не было ничего кроме неровной скользкой поверхности, полностью состоящая из цельного куска камня, покрытого синевато-черной слизью повсеместно. И каменные стены, потолки, и подъем наверх, где не видно было даже начала этого спуска. Хрупкая девушка лишь повела плечом, вздохнула и все-таки решила пойти на источник этих странных нечеловеческих звуков. Может быть это лишь ветер шутит с ее фантазией, а может быть…
Где-то метров через 15 она заметила незаметный поворот направо, будто бы еще одна пещера приглашала ее внутрь. Ей это порядком надоело, эти лабиринты-спуски.
«Я что, похожа на человека, который любит исследовать пещеры?» - Иелен потерла лоб тыльной стороной ладони  и все-таки осторожно протиснулась внутрь тесного прохода немного колеблясь скорее от лени,нежели от страха. Был полный мрак и здесь, свет амулета казался ей особенно ярким. Хоть она и не любила красный цвет со всеми его оттенками, но это единственный свет, который был на данную минуту и он ее вполне устраивал. А зачем тратить, пусть и минимальные, но силы на магию?
Ветра слышно не было, он завывал где-то сзади, из-за спины некромагини, лишь отдаленно, будто напоследок нежно касаясь и огибая ее запястья, но уже ласково, будто бы умоляя вернуться обратно.
Звуки издавались изнутри и совсем близко. Иелен была готова отправиться еще ниже, она ожидала увидеть здесь еще один спуск, но она почти сразу же нашла источник звуков, вздохов и ахов, о который она едва не споткнулась, лишь заметив его в последний момент. Иелен нахмурилась и скривила губы в недовольной гримасе.
«Это всего лишь подыхающий хмырь. И чего я сразу не догадалась?»
Она без всякой опаски бесцеремонно пихнула его ногой. Довольно грубо. Бесформенный мешок лихо рванулся с места на нее, лежа, с прыжка. Даже некромагиня не смогла предугадать такой поворот событий и отпрянула, но слишком поздно – хмырь уже вцепился своими цепкими лапами ей в горло и начал душить. При всей, казалось бы, серьезности ситуации, Иелен с удивлением успела изучить его «лицо»: оно было нетипично изуродовано, но изуродовано не физическими повреждениями, а чем-то иным, чем-то смутно знакомым.
"Лихо для подыхающего хмыря-то" - успела отметить про себя Иелен.
- Ссссссдооохниии, тваааарь! – шипел хмарь, истекая зеленоватой слюной, издающей зловоние столь мерзкое, что даже Свеколтини поморщилась от неприязни. Очень резко глаза хмыря расширились и он заткнулся со всей его словарной вонью и откинулся на землю. Его подобие сердца отбивало удары очень медленно, с каждой секундой заставляя делать его вздох все реже и реже. Иелен наклонилась над ним, отряхивая слизь и стараясь не касаться волос. Волосы она очень свои любила и пачкать всякой дрянью не хотела. Контролируя его сердцебиение, она с интересом наблюдала за ним, точнее за теми изменениями в нем.
«Это больше похоже на некую мутацию. Она мне знакома откуда-то, но откуда я пока что не могу вспомнить…»
- Эй, ты. – Иелен еще раз бесцеремонно пнула его ногой, уже похлеще.
Хмырь что-то проскрипел, но так ничего не разобрав, она сообразила, что следует, скорее всего, ускорить его процесс жизнедеятельности, чтобы он смог хоть что-то сказать. Мысли в голове Иелен начали летать как пчелы в улье, а может, даже быстрее.
Хмырь, почувствовав себя куда лучше, начал ворочаться и дышать, моргать чаще. Затуманенным взглядом он заметил, наконец-то Иелен и агрессия с новой волной нахлынула на него.
- А ну лежать! – Заметив его намерение, Свеколини безжалостно опустила на его горло ногу с тяжелым ботинком на небольшой платформе.  Она уже побоялась, что переломала ему все шейные кости, но сразу же поняла что это не так, по его слабым сопротивлениям.
- И какого же древнего черта ты, хмырь, низшая нежить, не подчиняешься мне, некромагу? – Голос Иелен был спокоен и даже сейчас, казалось, что она думает только об имбирном чае с небольшой порцией меда.
Уменьшив напор, она дала проход воздуху хмырю чтобы тот ответил на поставленный вопрос.
- Твввааааарь!! – зашипел он – Вы тут фффсее бууудете в Тааартаарее! – он забился в конвульсиях, зашипел, забулькал и едва не задохнулся в собственной слюне.
Она хотела съязвить на этот счет, но только презрительно фыркнула и пнула его так, чтобы он перевернулся на бок. Едва она это сделала, как ее взгляд упал на спину хмыря и ее осенило.
«Так это же!»
Мысли структурировались так, что одна становилась под другую, другая выползала на самый верх, другие заполняли середину и вот мысль была полностью сгенерирована из всего общего потока из всех отрывков.
Спина была укрыта огромными волдырями, через которую вытекало то, из чего, собственно, состояли хмыри. Это можно было назвать некой плазмой. Только сейчас, Свеколтини заметила, что вся пещера была покрыта этой плазмой. Все сходилось.
- А зная ваш нрав, тупоголовой нежити… - Иелен договорила последнюю мысль и хмарь отлетел с такой скоростью к соседней стене, что он, вряд ли уже успел что-либо сообразить.  Тело, ударившись о стенку с огромной силой, упало, осело и начало разлагаться прямо на глазах. Некоторое время Иелен стояла и ждала пока от хмыря почти ничего не осталось. Затем, она подошла к его останкам. Запах, конечно, стоял просто неописуемый. И, пожалуй, для некоторых был бы почти невыносимым, но, Иелен, ночевавшая в одном гробу с этими товарищами, давно привыкла к нему.
Из остатков хмыря Иелен отодвинула ногой то, что она искала. Не захотевшая брать его рукой, Иелен поднесла руку над ним и грязь, слизь сползла сама по себе, как муравьи, которым капнули каплей воды. Вокруг предмета сразу же образовался мелкий участочек совершенно стерильного пространства. Да, это был именно он, артефакт. Она решительно подняла его с каменного пола и сунула в карман кожаных брюк.
Размяв шею и чуть ею хрустнув, Иелен направилась к выходу.
- Нечего жрать артефакты.. – кинула на последок некромагиня уже в никуда.
«И как я могла забыть побочные эффекты этого компаса…» - карала себя «ботан-Иелен»
Медленно, но решительно и аккуратно она начала взбираться вверх, к Глебу и Жан. По пути, она вспомнила нужную страницу древней книги, которую она изучала совершенно недавно, в своем мире перед тем, как воспользоваться каждым из артефактов.
«КомпАс (ударение на а) не используется как артефакт сам по себе. Не входит в контакт так и со светлыми артефактами. Компас является древним темным приспособлением, артефактом  для поиска других себе подобных артефактов, но это, скорее, его второстепенная роль, чем основная. Компас определяет и ведет мага к тому месту, где самое безопасное место в полотне пространства открывать портал в параллельный мир. Известно, что пространство имеет много разных путей и не мало важно, откуда открывается портал. Именно во избежание потери, застревании в пространстве компас используется темными магами. Компас так же используется, как уже говорилось выше,  для поиска артефактов себе подобных, темных. Если стрелка компаса четко указывает направление, где должен быть открыт портал, то по легкому нагреванию и дрожи, можно определить на сколько близко находится артефакт схожей мощи от компаса. Компас сам по себе ненавидит светлой магии и нежити низших рангов. При попадении в руки таковых, компас медленно начинает высасывать жизнь, сводя с ума и поедая человека изнутри, как чума».
Взбиралась Иелен около полу часа, не меньше. И довольно сильно устала. Грязная, в слизи, она все-таки сделала последний рывок и вылезла наверх. Глеб и Жан были здесь, она ощущала их, и наверняка они почувствовали ее близкое присутствие, потому она решила сесть на камень и отдышаться хотя бы пару минут. Физические нагрузки – это вам не некромагия. Все-таки, лучше бы она сражалась с кем-то, чем еще раз залезала наверх по такому склону.
Усевшись на верхнем камне, она спиной ощущала присутствие двух, и потому ей стало еще более уютней, что ли. Сделав глубокий вздох, дыхание стало чуть более ровным, менее сбивчивым. Амулет погас и теперь, глаза привыкли к темноте и она снова различала легкое свечение факелов, там, внизу. Тепеь она могла различать любые силуэты, снова загадочные фигуры на потолке пещеры, снова слышать этот рев и вой ветра.
Иелен резко вздрогнула, будто бы иголка вонзилась ей в ладонь и тут же она сделала уже давно отточенное движение рукой и тут же она почувствовала приятную тяжесть и самый любимый запах – запах имбирного чая с медом. Конечно, она не особо любила магически все это делать, но, сейчас – это лучшее, что можно придумать и получить. Все-таки было весьма холодно после такой прогулки.
Закинув голову наверх, она закрыла глаза, ждала, отдыхала и пила любимый чай. Странный некромаг, да?

0

10

Отвратительно сырые подземелья стали любимыми помещениями, а смерть в абстрактном своем очертании - почти подругой. Разве это нормально для девушки в 17 лет? Для обычной девушки навряд ли, а вот для Жан, особенно после того, как проживешь бок-о-бок с истлевающей чуть ли не на ходу старухой счастливых 6 лет юности. Конечно, после того, как все твои домашние животные уже были когда-то мертвы, а навыки общения развиваешь с мертвяками, ты смотришь на мир исключительно через розовые очки. Угу, только с черными стеклами. Вот также было и сейчас.
Наверное, любой нормальный человек стремился бы выбраться из этого помещения, в которое не любили залетать даже призраки. Но ей было совершенно все равно. Главное, что она была рядом с Глебом и Леной и что ее в данный момент вроде бы никто не преследовал и никто за ней не охотился. Но ее жестоко обманули. Кто-то посмел растащить их артефакты, добытые со столь великим усердием, даже любовью. Помнится, что-то они позаимствовали у старухи, что-то временно взяли из Магщества своего измерения (безусловно, возвращать они собирались его только в том случае, если это сборище магов-недоучек, гордо именовавшее себя Магществом Продрыглых Магций) полностью подчинится им, признав их власть), что-то собрали, призвали, приманили из таких мест, что страшно было бы даже самых закаленных. А теперь что? Все труды насмарку? да нет, не все... По крайней мере, они в этом измерении, а значит и артефакты где-то здесь, иначе быть не может. А вот тех, кто похитил их добро явно ждет незавидная участь. Глеб бормотал древние заклятия, в то время как Аббатик внимательно наблюдала за их результатом. Различные следы проявлялись быстро, опознать их было, в принципе, не так уж и сложно, хоть пол теперь и переливался пятнами всех цветов (безусловно, с вкраплениями темного). Кажется, здесь светлые маги были давно, очень давно. Тогда кто мог похитить их вещи?! Конечно, они тоже молодцы - даже никакое простенькое заклинаньице не успели наложить, но разве это их вина? Не мешали бы им - и все задуманное свершится гораздо быстрее. Жан внимательно глянула на пол:
- Хмыри, Глеб, - коротко сказала она с убийственным презрением в голосе. Кажется, этот вид нежити скоро придется заносить в Красную книгу - их явно поуменьшится. Внезапно Аббатик резко побледнела и пошатнулась. На секунду ей показалось, что кто-то выжег воздух вокруг нее и теперь она вынуждена прекратить дышать.
- Лена, - пронеслось в сознании, и Жан уже готова была рвануть на выручку, но вдруг стало все спокойно. Кажется, некромагиня справилась и одна. И кажется, она наткнулась на какого-то хмыря. Что ж, стоит действовать именно в этом направлении: истреблять хмырей, которые встали у них на пути, как бы это парадоксально и глупо не звучало. Жан нахмурилась:
- Думаю, здесь больше ничего нет, нам нужно искать нежить, которая явно растащила все по подвалам всего Тибидохса... Главное, чтобы только в руки светленьким это все не попало... - задумчиво произнесла она, присев на корточки. В противоположной стороне, за камнем стал виден какой-то узкий и маленький лаз, в который не пролезет ни один человек. Кажется, это очередной проход, прокопанный за тысячелетия нежитью. Жан подошла к дыре в стене, опустившись совсем рядом. Она чувствовала, что оттуда исходит темная магическая энергия средней силы. Поманив к себе этот предмет, Аббатик получила помимо шкатулки еще десяток костей и клочки ткани. И любит же нежить рухлядь всякую собирать... Жан внимательно взглянула на шкатулку, приоткрыв ее: здесь были не особенно сильные, но значимые амулеты, направлявшие темную энергию в нужное русло. Нескольких недоставало, но немного уже лучше, чем ничего. Эта маленькая победа вызвала у девушки коварную улыбку: они еще покажут всем.

+1

11

Причудливый рисунок на полу мог поразить воображение любого авангардного художника или фотографа. Запечатлеть тысячи тонких подрагивающих линий, волнующихся от малейшего твоего движения, изменяя узор. Может быть, в другое время он бы взялся за карандаш и перенес рисунок на бумагу. Но сейчас совсем не время и не место, да и настроение у него было прямо противоположное.
Он внимательно отслеживал линии зеленовато-болотного цвета, тесно закрученные и разбросанные во все стороны. Они были самыми многочисленными, скорее даже подавляющими, перекрывали все остальные. Их переплетения отличались от иных – беспокойные, с неожиданными поворотами, иногда лишенные логики, казалось бы, что их обладатели растерянно бегали туда-сюда по пещере от артефакта к артефакту, из угла в угол или просто вокруг своей окружности.
Хмыри. Он даже усмехнулся. Хмыри. Жалкие слуги, покорные рабы, испуганно трясущиеся и падающие в ниц перед старухой. Их следы в подвале, в комнатах, вокруг дома – они были повсюду. Они настолько привыкли к ним, что со временем перестали замечать их существование. И тут, откуда не возьмись, именно эти холопы встанут сейчас на их пути.
Что ж, им же хуже, - Глеб зло скривился. Уничтожить хмырей гораздо проще, чем кого бы то ни было. Он готовился к бою с магами-недоучками, а тут всего лишь рабское отродье, размазать которое не составит проблем. Некромаг даже слегка расстроился. Гнев требовал реального выхода, но на хмырях особо не отыграешься. Впрочем, разум подсказывал ему, что так гораздо лучше. Еще не время светиться. И вступить в настоящий бой у них еще будет возможность. Но пока нужно держаться  в тени до тех пор, как выяснят все, что им нужно.
Бей-Барс стукнул пару раз тростью по полу, убирая ненужные им следы. Теперь светились лишь зеленовато-болотные линии и серые пятна артефактов. В этот момент напряжение резко подскочило вверх. Что-то происходило там, где сейчас была Иелен. Он прикрыл глаза, чтобы внутренним зрением увидеть то, что видела Свеколтини. Темнота, и небольшие вспышки выхватывали острые камни в стенах и что-то еще, что с первого взгляда не разглядишь. Но Лена справилась сама. Напряжение упало. Глеб открыл глаза. Жан со спокойным и чуть задумчивым лицом уже внимательно изучала следы, сидя на корточках. Потом она двинулась по одному из них к противоположной стороне, раскрыв там небольшой лаз. Парень отвлекся. Жан справится сама. А его же интересовали следы, ведущие от того места, где они оставили кольцо. Кольцо было сильным артефактом само по себе без взаимодействия с остальными, и оно бы им совсем не помешало. Но его не было, зато вокруг него было множество хмыриных следов, особенно выделялась одна линии. Вероятно, по ней стоило пойти и проверить. Жан тем временем встала с колен, держа в руках еще одну шкатулку с амулетами. Им не нужно было слов, чтобы он понял – на месте далеко не все. Глеб чертыхнулся. Хмыри всегда отличались воровитостью. За годы, проведенные в тюрьме, он успел от этого отвыкнуть. В Тибидохсе, конечно, тоже были хмыри, но те не решались и приблизиться к камерам. Нежить труслива. Даже руки о них жалко марать. Но артефакты им нужны. Ненужные проблемы.
Он почувствовал приближение Иелены. Она явно забралась куда-то очень далеко, потому так долго не возвращалась. Но сейчас ее присутствие ощущалось достаточно близко. Им бы не помешала ее голова. Не даром, что Иелен считалась у них мозгом.
Подождем Лену. С ней и решим, куда в первую очередь отправиться. Здесь и вправду больше делать нечего, - он окинул взором пещеру. Кажется, они здесь изучили уже каждый метр, причем некоторые едва ли не на карачках. Но некромагам не привыкать бывать в темных и грязных местах, так что брезгливость они не страдали. После того, как вы проведете несколько ночей в одной могиле с мертвецами, вам в принципе будет все равно, где вы и в какой обстановке. Надо отдать должное, старуха дала им хорошую школу жизни, которую они нигде и при других жизненных обстоятельствах никогда бы не прошли. Но сейчас у них уже собственный путь. И они достигнут того, чего старухе было не под силу. Жалкие маги, наивно спрятавшие жуткие ворота в подвал какой-то школы. Покорить этот мир – это раз плюнуть. В их мире замок хотя бы охранялся лучше.

+1

12

Допив излюбленный чай, Иелен отпустила кружку и не успела она коснуться земли, как сразу же исчезла в воздухе. По скольку Жан и Глеб явно не торопились к ней на встречу, она решила пройти к ним и узнать чем же они там заняты.
Иелен завернула за угол и заметив потухающие следы, вопросов задавать не стала. Очевидно, они что-то нашли, она чувствовала это и вопросительно взглянула на Глеба и Жан.
- Я хоть и привыкла к такой атмосфере, но здесь, а особенно внизу, явный перебор с холодом. - она молча перекинула Глебу компас. Пусть он решает кто будет его хранить.
- Вы что-то нашли? - некромагиня задала скорее риторический вопрос, нежели по факту . - С находкой этого компаса поиск артефактов пойдет легче. Достаточно будет просто ходить по окрестностям и возможным местам, где мог бы оказаться потерянный артефакт и следить за температурой компаса. Глеб, - Иелен облакотилась на стенку, скрестив руки на груди, взглянула Глебу в глаза. - Тебе решать кто будет носиться с компасом. Или же это будет некое "расписание" выходов нас вместе? Я подозреваю, что мы не можем исключать возможность того, что один из артефактов мог быть взят именно светлыми магами, даже если следов мы не обнаружили. У нас нет возможности на еще одну ошибку. Слишком большая роскошь.
Она и правда не видела больше вариантов здесь. Они и без того изучили каждый сантиметр в пещере. Нужно было либо двигаться дальше, либо разойтись на сегодня.
Глядя на Глеба ответ она и без того знала.
- Что ж, тогда выбираемся отсюда. Давайте выберемся, а там решим куда. Жан?
Между ними не было недопонимания именно потому, что мнение каждого имело вес. Немаловажно и мнение Жан для Иелен.
Тем не менее, каждому из них стало ясно, что в пещере делать действительно нечего, потому они все вместе двинулись на выход.
По пусти уже никто не встречался, шли они шеренгой по узким проходам пещер, не оглядываясь. Каждый был погружен в свои мысли и думал куда двигаться и что делать дальше.
Терпеть не могла и Иелен быть в подвешенном состоянии, но даже ее мозги никак не могли понять откуда начинать. Ведь территория замка была огромной, учеников тысячи, призраков и нежити - того больше. Потому единственное, что она могла делать, это складывать паззлы из тех фактов, что у нее были в голове.

Отредактировано Елена Свеколт (2011-12-11 20:10:45)

+1

13

Жан чувствовала себя отвратительно, ей казалось, что это именно она виновата в том, что артефакты были растеряны, а теперь и вообще находились неизвестно где. Но это чувство было мимолетным. В ней с самого детства забили всякие проявления человеческих эмоций. Почувствовать свою вину сейчас было равносильно тому, чтобы сдаться. Жан хмыкнула и оглянулась еще раз. Цепочки следов, которые высветились из-за трости Глеба еще ярче, показали ей, что хмыри действительно здесь усердно похозяйничали. И артефактов поблизости она не чувствовала. Так что делать здесь было действительно нечего. Аббатик покривилась и оглянулась на Глеба: тот был также недоволен, ему, должно быть, требовалась мишень для его гнева: почти единственной эмоции, которую можно испытывать безнаказанно. Гнев, разрушительный для обычного человека (мага, разумеется, не жалкого лопухоида), им давал силы, возможность действовать и думать, был неким источником вдохновения, даже отчасти яростной музой, которая помогала им творить. Творить ужасные дела в понимании все того же обычного человека.
Жан кивнула Глебу: Иелен появилась здесь через совсем небольшой промежуток времени. И да, их мысли как обычно совпадали: это было безумно приятно. Они были таким цельным организмом, который  просто разделили по трем телам, чтобы они могли видеть картину мира со всех сторон. Кажется, это было даже лучше, чем если бы вся сила сосредотачивалась в руках одного некромага. Но минус обратной стороны был очевиден: им постоянно нужно было держаться вместе, но это все-таки не сложно. Жан увидела в руках некромагини компас и лукаво оскалилась:
- Компас, да... - протянула она. Она помнила, что этот артефакт они нашли одним из первых, а с помощью него нашли и самые хорошо запрятанные артефакты. Жан повертела в руках новоприобретенную шкатулку, а затем закинула ее в небольшой рюкзак за спиной: там артефакт звякнул, ударившись о книги, а затем улегся где-то на дне. Рюкзак был ее любимой вещью: расширенный пятым измерением, почти невесомый, он всегда был хорошим спутником и не доставлял неудобств. Жан повела плечами и оглянулась на своих товарищей.
- Думаю, для начала нам стоит ходить с компасом поодиночке: если найдем что-то, что не сможет достать сами, то тогда вернемся вместе. Быстрее получится, - сказала она. - А расписание составим, когда выйдем из этого уютного местечка, - хмыкнула она. Затем Жан заглянула в тот проход, через который они пришли. Она не видела там никаких ответвлений, а вот из этой пещеры был еще один тоннель.
- Я предлагаю обследовать еще тот тоннель, - Жан махнула рукой в сторону "неизведанной местности". - Может быть, там что-то еще осталось? - предложила она. Решения у них принимались всегда всеми вместе, дабы не было недопонимания и возмущения. Просто так их приучили. Теперь же. когда предложение было выдвинуто, осталось решить: пойдут ли они новым путем, который неизвестно куда их выведет, либо они двинутся обратно, пытаясь что-то найти на поверхности. Да, им предстоит еще немало потрудиться, но главная цель уже была достигнута: они в этом мире, им уже почти ничего не страшно.

+1

14

Минуты, порой, растягивались едва ли не в вечность. Словно Змей Времени, издеваясь, смеялся над ними. Свеколтини появилась минут через пять. Жан успела за это время лишь убрать шкатулку в рюкзак и подойти к нему поближе. Их связь была даже сильнее, чем с Иелен. Они понимали друг друга не просто с полуслова, они чувствовали друг друга кожей, и совсем необязательно было даже поворачиваться, чтобы знать, где находится Жан. Возможно, поэтому старуха снисходительно относилась к их отношениям, позволяя больше, чем говорила. В битвах они были неудержимо сокрушительны, в то время как, Иелен прорезала ряды противника острыми выпадами в неожиданных направлениях.
Холод? – приподнятая бровь выражала неподдельное удивление. Не чувствовалось абсолютно. Вероятно, она забралась несколько глубже, где было значительнее прохладно, чем в пещере. Повертев компас в руках, он сунул его в карман. Пока он был бесполезен, нужно было выбраться из этой пещеры на свободное пространство и сориентироваться.
Он кивнул, соглашаясь со Свеколтини. Она как никто другой прекрасно разбиралась во всех тонкостях действия артефактов. В этом вопросе они всегда полностью полагались на нее.
Глеб окинул быстрым взглядом коридор, в который они вышли, поглядывая за хмыриными следами. Нужные им были тут.
Хмыри, - теперь уже вслух повторил он слово, которое вертелось в голове последние минут десять-пятнадцать. – Они всегда служат кому-то. Но кому они служат здесь, в этом мире? У стен могут быть уши и здесь, несмотря на то, что это школа, а не тюрьма. Нам нужно быть внимательнее. Никому не стоит раньше времени знать о наших планах, - он выразительно глянул на обычно самую благоразумную из них – Свеколтини, которая сейчас почему-то решила поведать всем в округе их дальнейшие планы. Хватит с них того парня, вздумавшего следить. Невовремя мальчик решил поиграть в сыщиков. Куда ему до ищеек из сборного отряда четырех царств, устроивших в свое время самую настоящую травлю на них! Даже там выжили не все, что уж говорить о неподготовленном. Но его пропажа вызвала довольно большую шумиху в школе, и теперь все были на взводе. Избавиться от лишних свидетелей не проблема, но повышенное внимание может помешать легкости реализации их плана. А Глеб хотел сделать все быстро и получить желаемое как можно скорее.
Расписание. Он не видел в этом смысла. По крайней мере сейчас. Следы уводили влево, и он четко шел прямо по ним. Расписание. Для него была важна цель, а способы достижения предпочитал выбирать сразу находу. Чем меньше планируешь, тем больше получается. Он даже уже это усвоил. В десять лет бывший маг земли тоже многое планировал. И никто бы не рискнул предположить, что через некоторое время он окажется тут ради того, чтобы выпустить хаос. Но о том, что было в детстве он уже давно не вспоминал. Тот Глеб Бей-Барс умер, едва оказался у старухи. Начиналась новая жизнь. Жизнь, которая его вполне устраивала.
Артефакт в кармане нагревался. Не было необходимости даже смотреть на него, чтобы понять, что следы привели его к чему-то интересному. Среди алогичных перемещений хмырей было несложно заблудиться, но похоже инстинкт его не подвел и повел по нужным. А может, это влияние компаса. Как разница, если он, кажется, близко у цели? Не мудрствуя лукаво, Глеб со всей силы вонзил трость прямо в камень, мгновенно ускоряя процесс старения. Пусть у камня он происходит совсем отлично от живой материи, ему была большим подспорьем магия земли, которая никуда не делась, лишь усилилась с некромагией. Подождав немного, он от души пнул по камню, который осыпался крошкой. Хмыриные ходы были узки и страшно неудобны для широкоплечего Бей-Барса, но выбирать не приходилось. Прокладывая себе проход при помощи трости, он, наконец, добрался тайника. И его владельца.
Здравствуй, дружок, - сладко улыбнулся ему некромаг. Те, кто видели такую улыбочку у него, к сожалению, не могли поделиться печальным опытом. Хмыреныш попался наглый. С шипением и угрозами он попытался защитить свою добычу, бросившись ему в ноги. Ловким ударом Глеб отопнул его к противоположной стенке и зафиксировал в неподвижном состоянии движением ладони. Продолжая удерживать хмыря вытянутой рукой, он подвигал тростью предметы, собранные в пещерке. Вот то, что он искал – их артефакт.
Ты слишком много болтаешь, - укоризненно произнес он, делая удушающее движение в ответ на хмыриное «не трожжжж!». – Тебе не говорили, что брать чужое нехорошо? Особенно у некромагов. Это жизненно опасно. Запомни уж. Жалко внукам не расскажешь, - со злостью добавил парень, впечатывая хмыря в стенку. Раз пять. Пока не осталось одно мокрое пятно зеленоватого цвета.
Ну вот, все этим запахом провонялось, - он поднял артефакт с пола и двинулся в обратном направлении. Выбравшись, он представлял довольно комичное зрелище – весь серый от каменной крошки, с заляпанными хмыриной слизью ботинками, зато помахивающий еще одним артефактом. Пусть не все, но это было уже кое-что, получше, чем было вначале.
Кажется, светает, - он, как и другие стихийные маги, мог чувствовать изменения во всем, что их касалось, даже через строения. Несколько часов пролетело совсем незаметно. – Наверное, нам лучше вернуться в комнаты и привести себя в порядок.
Девчонки выглядели не лучше, чем он – все в грязи, Иелена еще в непонятных пятнах. Лишние вопросы ни к чему.

+1


Вы здесь » Тибидохс. Время, назад! » Будни Тибидохса » 25 мая э.г. Стоять, бояться!